ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— «Мерседес»-то подороже будет. — Продолжил собеседник. — Да и «покруче» — джипов разных в городе полно, а вот нашу двухместную машинку со складывающейся крышей видели вживую далеко не все…
— А что в этом плохого? — Поджала губы Алиса. — Кстати, казино «Слава» по нашим сведениям тоже обновляет ассортимент призов. У них теперь «Шкода-Фелиция» будет стоять.
— Так что, значит, ставки растут? — Покачал головой начальник службы безопасности. — Ну и что дальше? Если посчитать «тачку» за семьдесят тысяч пройденным этапом, то что же будет потом? Вертолеты? Самолеты сверхзвуковые?
— Может быть, яхта какая-нибудь океанская…. Или катер.
Савицкий посмотрел на собеседницу, пытаясь определить, не шутит ли она.
А вот мужчина напротив уже почти не сдерживался:
— Глядишь, мы так и до корабля «Союз» дойдем! А кто-нибудь через дорогу американский «Шаттл» выставит. Да?
— Все возможно.
— Кому это надо? Гонки устраивать…
— А что вы предлагаете?
— Ну, предлагать, положим, дело ваше — отдел рекламы, в общем-то, за это деньги получает. А у меня — свои задачи.
— Свои задачи… Да-а… — с наслаждением повторила Алиса. И, внезапно поднявшись из мягкого кресла, окатила начальника службы безопасности презрительным взглядом:
— То-то видно, как вы с ними справляетесь!
Мужчины ещё не успели осмыслить её слова, а госпожа Демидова уже направилась обратно, в игровые залы.
Сзади она смотрелась великолепно…
Собеседник Савицкого поднял и повертел перед собой пустой стакан:
— Правда, хороша?
— Да, эффектная девушка… — вздохнул Савицкий, провожая взглядом обтянутые дымчатыми колготками стройные ноги Алисы.
Олегу показалось, что для полноты картины не хватает какой-то мелкой детали. Потом он сообразил: не было слышно цокота удаляющихся каблучков — его поглощало расстеленное повсюду ковровое покрытие.
— Вроде ведь, совсем недавно к нам пришла… Сначала просто менеджером по рекламе, а потом целый отдел под неё создали. Теперь вот, вообще — фактически, второй человек в фирме. Представляешь?
Олег пожал плечами — главное, не мешать человеку высказаться:
— Неужели такая умная?
— Умная… Да, конечно. По-своему! — Человек напротив испытующе посмотрел в глаза Савицкому. Потом, убедившись, что тот и вправду совсем не представляет, о чем идет речь, пояснил:
— Она Полищука развела. Антон почти год назад из семьи ушел, теперь вот — с ней живет.
— Служебный роман?
Однако, собеседник не принял фривольный тон:
— Так что, ещё посмотреть надо, кто каким местом карьеру делает.
— А ты её не очень-то любишь… — Савицкий сам не заметил, как по-приятельски обратился к начальнику службы безопасности.
Но тот, судя по всему, не обиделся:
— Она меня тоже. Знаешь, почему?
Олег молча пожал плечами — как правило, в основе неприязненных отношений между мужчиной и женщиной лежит либо несостоявшийся секс, либо проблемы, неизменно возникающие после него.
В общем, почти так и оказалось:
— До Полищука она с одним козлом крутила, тоже из наших… С директором казино — не этого, конечно, а другого. Но я его как-то раз за жопу прихватил, чисто, на криминале. И вышвырнул из фирмы! Не сам, конечно — просто, доложил обо всем Андрею Ивановичу, но фактически…
— Мог не докладывать?
Собеседник опять взял в руку стакан:
— Мог… Она об этом очень просила. Очень! Понимаешь?
— Понимаю, — кивнул Олег. — И ты не воспользовался?
Начальник службы безопасности покачал головой:
— Нет. Зря, наверное… Женщины таких вещей не забывают. И не прощают.
Появившийся бармен убрал со столика пустую посуду.
— Значит, Зайцев его уволил… — Савицкий снова нащупал ускользающую нить разговора. — И что потом?
— В каком смысле? — Не понял вопроса собеседник.
— Ну, вообще… Куда этот директор казино потом делся? Кстати, вообще много народа из фирмы уволено? По отрицательным мотивам?
— Порядочно. Огромные деньги, соблазн колоссальный… Понятно, не всякий выдержит! Так что, иногда целыми сменами на улицу выставляем: крупье, пит-боссов, дежурных менеджеров. В основном — по недоверию.
— Это как?
— Это — когда за руку схватить не получается.
— Обижаются?
Начальник службы безопасности пожал плечами:
— Разумеется. Но в суд пока, во всяком случае, никто не подавал.
— Удивительно. Сейчас все грамотные пошли, законы знают.
— У нас в юридическом отделе тоже, между прочим, не дураки. «СВЕТ» — частная фирма, условия работы в игорных заведениях оговорены контрактом… — сидящий напротив Савицкого человек неожиданно улыбнулся:
— Суд — это, понимаешь, ерунда. Тут чаще другие истории… Чуть ли не у каждого второго уволенного сразу заступники появляются. Особенно, если о бабе какой-нибудь смазливой идет речь. Ходоки, мать их в душу! То «братва» какая-то «левая» приезжает на пальцах обьясняться, то менты знакомые «вписываются» за долю малую. Пару раз даже из Смольного звонили с угрозами и намеками, не говоря уже о районной власти и всяких там санэпидстанциях… А перед новым годом знаешь кто заявился? Парочка из Управления ФСБ, действующие чекисты!
— Да ты что?
— Зуб даю! Поначалу они какую-то ахинею несли. Что, дескать, такой-то парень-крупье — их секретный сотрудник, сугубо законспирированный для внедрения в шпионскую среду. И что увольнять его нельзя ни в коем случае — в интересах государственной безопасности. Представляешь?
— Докатились…
— Вот именно! Потом просто начали «наезжать» с угрозами. Всякие гадости обещали… Вот тогда я показал ребятам видеокамеру и диктофончик — они у меня всегда на такой случай в кабинете включены. Предложил всем вместе на Литейный, к высокому начальству проехаться, прокрутить записи.
— Представляю реакцию… И чем закончилось?
Собеседник подмигнул:
— Знаешь, оказывается нет ничего трогательнее плачущего чекиста… Пришлось пожалеть и выгнать вон.
Отсмеявшись, Савицкий понял, что сидящий напротив человек нравится ему все больше и больше. Но следовало возвращаться к делу:
— Учет уволенных кем-то ведется?
— А как же, обязательно! «Черный список».
— Прости, не понял?
Нет ничего скучнее, чем обьяснять очевидные для профессионала вещи, но начальник службы безопасности счел необходимым проявить терпение:
— Видишь ли, в каждом казино и клубе имеется список лиц, которым доступ в игорные заведения закрыт. По разным причинам. Кто-то из клиентов, допустим, был пойман за руку или заподозрен в жульничестве. Кто-то когда-то устроил пьяный дебош, кто-то не расплатился по долговым обязательствам… В этот, так называемый «Черный список», включают и всех бывших, уволенных не по своей воле, работников казино.
— Он что, этот список, в каждой фирме свой?
— Почему? Тогда ведь смысла никакого нет… Наоборот, мы с коллегами постоянно обмениваемся информацией.
Олегу стало ещё интереснее:
— Можешь копию снять?
— Последнюю, самую свежую?
— Ну, хотя бы на момент покушения…
— Нет проблем! А для чего тебе?
— Пока не знаю, — честно признался оперативник. — Может быть, пригодится…
— Ладно. Вообще-то, подобные сведения сведения считаются у нас сугубо конфиденциальными. И даже в органы их положено только по письменному запросу предоставлять, но… Сделаем.
— Когда?
— Завтра с утра — годится? Пришлем, куда скажешь. Сейчас просто нет никого, с центрального компьютера не распечатать. Я еще, вот, кстати, попрошу, чтобы тебе сразу выделили всех «наших» негодяев, которых мы в список вносили.
— Спасибо. — Савицкий прикинул свои планы на ближайшее время:
— Я с девяти у себя буду, в отделе. До одиннадцати. Телефон уже знаешь, запиши теперь, как меня там найти…
Когда начальник службы безопасности сделал необходимые пометки, Олег вспомнил, что собирался уточнить:
— А этот… этот тоже был в «Черный список» внесен? — Кивнул он в ту сторону, куда удалилась госпожа Демидова.
Собеседник сразу догадался, о ком идет речь:
— Обязательно. Увидишь — некто Фролов Анатолий Федорович… Там помечено место работы и должность на момент увольнения.
— С высоты, как говорится, больнее падать.
— В общем-то, он и сейчас неплохо утроился. Был период, когда в дерьме тонул — недаром же его Алиса в то время «послала» и на Полищука переключилась. Но теперь этот Толик снова при деле, не бедствует. Сеть игровых автоматов открыл по городу.
— Как же так? Не понял. Ты же сам говорил мне, что те, кто попал в «Черный список»…
По лицу человека напротив пробежала едва заметная тень:
— Это немножко другой бизнес. Другие люди. Другие деньги…
Мужчины замолчали. Судя по всему, лимит взаимного доверия, отпущенный им на сегодня, был исчерпан.
— Чего-нибудь ещё заказать, Олег Михайлович?
— Нет, благодарю. Пойду, пора уже. Значит, завтра с девяти до одиннадцати ждать человека от вас?
— Да, обязательно. Вот визитная карточка, тут все мои телефоны указаны, даже домашний, если что… Давайте, провожу. И ещё раз — спасибо! Спасибо за все.

* * *
Алиса Демидова прошла в уборную и закрыла за собой дверь.
На всякий случай проверила, нет ли кого-нибудь в кабинке. Потом достала из сумочки «моторолу» и набрала номер.
Аппарат ответил еле слышными продолжительными гудками.
Ну, скорее же, черт побери!
Пользоваться служебным телефоном было нельзя. Вообще, наверное, не стоило разговаривать из кабинета — мало ли что ещё придумает этот недостреляный хам и сопляк, начальник службы безопасности, вообразивший себя Шерлоком Холмсом.
Господи, когда все кончится!
Наконец, на вызов ответили:
— Алле, Анатолий? Это я… Нужно срочно встретиться… Да, понимаю. Но у нас были гости… Да, очень важно… Хорошо, как договаривались — там же. В обычное время… Целую.
Дав отбой, Алиса ещё некоторое время стояла неподвижно, опершись спиной о холодный кафель стены. Закрыв глаза, она представляла себе, как далекий собеседник, положив на рычаг телефонную трубку, достает сигарету. Разминая табак, пробегает по ней снизу вверх расторопными пальцами, потом щелкает зажигалкой, вдыхает дым…
Собственно, своей неповторимо-эротичной манерой закуривать он её когда-то и покорил. Впрочем, начало их знакомства не предвещало каких-либо отношений, кроме служебных…
…Очевидно, имелась достаточно веская причина, чтобы не постучаться, прежде чем войти:
— Алиса… это самое, отчество забыл! Извините!
Впрочем, шума и так было больше, чем нужно — сначала дверь с размаху влепилась в стенку, а потом ещё громче хлопнула за спиной влетевшего в кабинет администратора.
— Что, случилось? Бандиты? — Уронила авторучку девушка. — Осторожнее…
В кабинете отдела рекламы только что сделали страшно дорогой, но модный «евроремонт», а потому подобное обращение с интерьером заставило Алису болезненно поморщиться:
— Успокойтесь, ну! В чем дело? Пожар?
Администратору было лет двадцать пять и звали его, кажется, Анатолием.
— Там у нее… это самое! Джек-пот!
— У кого? — Алиса задвинула ящик письменного стола. Вся мебель в офисе тоже была совсем новая, шведская, и от неё до сих пор пахло деревом и ещё чем-то неподражаемо иностранным.
— У бабки! — Развел руками администратор.
— Понятно, — кивнула Алиса. Она была невысокого мнения о воспитании и умственных способностях мужчин. — Сколько там нащелкало?
— Пять миллионов триста… с чем-то.
— Неплохо. — В ценах девяносто четвертого года это была впечатляющая сумма.
Еще несколько месяцев назад она вышибла бы фирму «СВЕТ» и лично Андрея Ивановича Зайцева на грань банкротства, но сейчас времена изменились, и следовало вести себя соответственно.
— Говорите, бабка?
— Да, старуха. Постоянная… Она часто ходит.
— Для вас, Анатолий, наверное, все, кто старше сорока — бабки древние…
Парень был её ровесником, но ещё не утратил способность краснеть от смущения. Впрочем, это даже хорошо, когда персонал переживает за хозяйские деньги, как за свои…
— Что станем делать?
Администратор развел руками:
— Не знаю. Может быть, связаться с… ребятами? — Он покосился куда-то под потолок, что, видимо, должно было в его представлении символизировать «крышу».
— Как не стыдно! — Покачала головой Алиса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...