ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В это момент она чувствовала себя на редкость мудрой и справедливой. — Грабить старушку… Разве можно с такими порочными взглядами работать в игорном бизнесе?
С момента прихода в отдел рекламы, Алиса усвоила несколько простых и приятных истин. Во-первых, разумеется, деньги — грязь. Особенно чужие… А когда их, к тому же, достаточно, интеллигентный человек избавлен от тягостной необходимости гадить в борьбе за существование ближнему своему… хотя бы по мелочам.
Девушка встала, провела руками по бедрам, оправляя короткую юбочку, и вышла из-за стола:
— Так… — она подошла к застекленному шкафу и достала темно-зеленый вымпел с эмблемой и названием фирмы «СВЕТ»:
— Пойдемте, поздравим клиентку!
Алиса переступила порог — и Анатолий вовремя догадался придержать дверь кабинета, пропуская её вперед.
Закрыл он дверь на этот раз тихо и аккуратно…
Идя по длинному коридору и слыша за спиной торопливые шаги администратора, Алиса почему-то вдруг припомнила рассказ господина Зайцева о его недавнем прошлом: про надоевший паяльник, заваленную всяким хламом каморку мастеров, про первый в жизни зальчик допотопных игровых автоматов — и тощий конверт с зарплатой, которой едва хватало нынешнему генеральному директору на то, чтобы свести концы с концами.
Конечно, Алиса согласна — кто не рискует… Говорят, когда господин Зайцев с ребятами решились-таки «раскрутить» в этом бизнесе собственное дело, было очень много проблем и почти не было стартового капитала. Зато теперь! Приличный офис в центре, пять «точек» по городу и целый штат служащих: бухгалтерия, транспортный цех, ремонтники, охрана… Кстати, и рекламный отдел.
Кто-то из компаньонов в прошлую пятницу пошутил, что для полного счастья Андрею Ивановичу осталось только персональную секретаршу завести, да поменять свои «жигули» на какую-нибудь приличную подержанную иномарку.
Алиса обернулась:
— Деньги на кассе есть?
— Наберем, — сразу ответил администратор, и тон у него был уверенный.
— Хорошо. А то с наличкой всегда проблемы.
Ведь вот, кажется, парадокс — работа идет с населением, люди расплачиваются только живыми деньгами, а их все равно постоянно не хватает. А ведь реклама и связи с общественностью такое дело — то туда бывает нужно неучтенной «чернухой» отдавать, то сюда…
Прежде, чем выйти на публику, Алиса обернулась к спутнику:
— Как я выгляжу? Все в порядке?
Анатолий ощупал девушку взглядом и сглотнул слюну:
— Здорово выглядите… Высший класс!
— Надо было цветочков каких-нибудь даме, что ли…
Впрочем, и так получилось неплохо.
Администратор не ошибся — женщина действительно оказалась типичной пенсионеркой лет семидесяти, и одета была соответственно возрасту и доходам.
— Убрать людей? — Тихо поинтересовался Анатолий.
Алиса обвела взглядом стоящих рядом любопытных посетителей:
— Зачем? Наоборот… Пусть полюбуются.
Они без труда протиснулись сквозь толпу:
— Здравствуйте! Так это вам сегодня улыбнулась удача?
Старушка сидела на стульчике у стены, прижав к животу потертую хозяйственную сумку . Судя по всему, находилась она в полуобморочном состоянии. Пахло каким-то лекарством…
— Я — ведущий менеджер отдела фирмы «СВЕТ», зовут меня Алиса Демидова. — Поздравляю! От всей души!
Реакция была слабой, поэтому пришлось продолжить:
— Позвольте вручить от имени нашей фирмы скромный сувенир…
В глазах пенсионерки шевельнулась тревога:
— А деньги?
— Обязательно. Можно прямо сейчас пройти в кассу.
Однако, преодолеть недоверие и настороженность было непросто:
— Вы и вправду заплатите? Все, да?
— Разумеется, — улыбнулась девушка. — До копеечки!
Народ вокруг зашумел — впрочем, довольно весело и с явным оттенком добродушной зависти.
— Поздравляю! — Подал голос из-за плеча Алисы администратор.
Старушка всхлипнула:
— Сынок… Эх, сынок… С чем поздравляешь-то?
— Ну, как же — такой выигрыш!
— Выигрыш… — Голос её звучал устало и опустошенно. — Знал бы ты, сколько я тут у вас оставила. Столько же, если не больше!
— Неужели? — Не представляя, что следует говорить, спросила Алиса.
Собеседница медленно отмахнулась:
— Пенсию свою, потом деньги, которые дочка с мужем присылают… Господи, да за квартиру который месяц не плачено!
— Как же вы живете?
— Живу, — ответила одним словом старушка.
Алиса обвела глазами шумные, яркие, блестящие никелем и световыми табло ряды игровых автоматов:
— Да, конечно… Простите.
— За что? — Искренне удивилась собеседница. Поправила на коленях сумку, и вслед за Алисой посмотрела вокруг:
— Знаете, ребята… Я ведь, как сюда попала — так и все! Будто жить начала по-настоящему. Будто раньше и не жила вовсе, а так…. Понятно? Работала с самой войны, детей вырастила, мужа вот прошлым летом схоронила… А вспомнить-то кроме стирки, готовки, да телевизора — нечего!
Женщина задумалась и повторила:
— Будто и не жила вовсе…
— А как вы сюда попали, к нам?
— Попала, — неожиданная улыбка тронула старческие морщины на лице. — Холодно было, ветер.. Гулять плохо, а внук и запросился как раз — отведи, баба, на автоматы! Какие-такие автоматы? Не знала ещё тогда… А он все просится! Ну, я и согласилась. Сначала внучек поиграл, потом вместе… Потом уж и сама.
— Молодец, бабка! — Рассмеялся кто-то из стоящих рядом.
— Теперь за квартиру до самой смерти хватит платить… Еще и останется!
— Не, бабуля, бросай все, и дуй вместе с внуком — прямиком на Канары!
Толпа вокруг счастливой обладательницы джек-пота изрядно поредела, но все равно среди публики Алиса отметила несколько подозрительных физиономий.
— Так, Анатолий… Под вашу ответственность! Проводите женщину в кассу, все оформите, как положено. Выдайте деньги. Понятно?
— Да, конечно. Но… Может быть, перезвонить сначала Андрею Ивановичу?
— Я перезвоню сама… Потом лично посадите её в такси. Предупредите охрану, чтобы выделили кого-нибудь из резервной смены — пусть парень прокатится туда-сюда.
— Зачем? — Встрепенулась женщина.
— Чтоб по дороге ничего не случилось… Да вы не волнуйтесь, это за наш счет!
— Ой, может, не надо? Ну что вы… Я сама!
— Ни в коем случае. — Алиса снова изобразила на лице радостную улыбку:
— Всего доброго! Приходите к нам еще. Будем рады.
Оставив окончательно сомлевшую бабку на попечение администратора, она покинула зал.
Что же, так сказать, издержки производства. Денег, конечно, было жалко, хоть и не свои… Но, черт побери, какой все-таки шикарный информационный повод!
Вернувшись в кабинет, Алиса начала спешно, пролистывая страницу за страницей, искать в записной книжке телефоны «своих» журналистов. Телевидение, радио, газеты… Ясно, что пенсионерка растрезвонит о выигрыше и о том, как с ней обошлись по всем знакомым и незнакомым. И это хорошо — но явно недостаточно. Требовалось выжать из случившегося максимальный общественный резонанс!
Набирая номер очередной редакции, девушка не совсем кстати представила себе глуповатую, но симпатичную физиономию Анатолия.
Ладно, пока не до этого. Слишком мало времени, чтобы тратить его на бесполезные связи с мужчинами. Впрочем, посмотрим…
— Посмотрим…
Снаружи, из-за двери, послышались шаги — кто-то приближался к уборной.
Алиса торопливо щелкнула замком сумочки и спрятала радиотелефон. Затем достала косметичку, и обернувшись к зеркалу, начала приводить себя в порядок.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
— Ерунда какая-то…
Наталья Борисовна услышать его не могла — она уже отошла от дома на порядочное расстояние, а Олег все стоял, раздумывая, как поступить:
— Ерунда! — Неожиданно даже для самого себя, он вернулся в парадную, и нажал на кнопку лифта.
С трудом дождавшись, пока створки дверей раздвинутся на нужном этаже, Олег сунул ключ в замочную скважину:
— Это я. Вернулся.
— Забыл что-нибудь? — Жена была дома, и сразу же вышла в прихожую.
— Не знаю. — Савицкий бросил в угол портфель и прямиком направился в спальню, к секретеру.
— Разуйся! Или хоть ноги вытри.
— Некогда… Слушай, ты не помнишь случайно, где моя старая записная книжка? Прошлогодняя?
— Не помню. А что случилось?
— Да телефон мне нужен… Пашки, сына Натальи Борисовны.
— Так зайди, спроси, — посоветовала жена, наблюдая за тем, как супруг судорожно перерывает сложенные «в архив» бумаги. — Чего мучаться-то?
— А-а! — Отмахнулся Олег. — Я её только что на улице встретил, она по магазинам пошла.
— Ну, давай, я сама к ней попозже загляну, узнаю. Потом перезвонишь с работы.
— Мне сейчас надо. Ясно? — Огрызнулся Савицкий.
— Как хочешь, — пожала плечами жена, удаляясь от греха подальше, на кухню.
Но Олег уже вытащил откуда-то снизу то, что искал:
— Ага, вот оно… Так, посмотрим. — Он сразу же обнаружил на странице с нужной буквой телефон квартиры, в которой после женитьбы проживал соседкин сын:
— Где трубка? Дай-ка! Черт, занято…
— Что случилось-то?
— Да понимаешь… Наталья Борисовна сказала, что Пашка её из милиции ушел! Совсем. Уже почти полгода, говорит, как уволился.
— Ну и что? Тебе-то чего? — Пожала плечами супруга.
— Тут такое дело… — от необходимости что-то обьяснять Олега избавил длинный гудок в телефонной трубке. — Все, соединили!
— Аллеу? — Отозвался на другом конце линии молодой женский голос.
— Доброе утро! Извините за ранний звонок. Савицкий беспокоит, Олег Михайлович. Помните?
— Помню. — Впрочем, прозвучало это не слишком уверенно.
— Сосед Пашин бывший. Из уголовного розыска.
— Ах да, конечно! — Сообразила собеседница. Они встречались всего несколько раз, да и то довольно давно, но этого оказалось достаточно. — Конечно… Что-нибудь с Натальей Борисовной?
— Нет, все в порядке, — заверил Олег Михайлович. — Паша дома?
— Нет. Уже на работу ушел.
— Жаль… Очень жаль. Досада!
— А что случилось?
Конечно, вопрос можно было задать напрямую. Но, во-первых, собеседница могла быть к этому готова и реагировала бы, как учили. А во-вторых, Савицкий просто-напросто боялся услышать ответ — он все ещё надеялся, что соседка что-нибудь перепутала и сын её по-прежнему тянет милицейскую лямку.
Поэтому, Олег произнес со вздохом:
— Да ничего, в общем-то… Я куда-то его телефон рабочий задевал, новый.
— А я сейчас скажу! — Несколько секунд в трубке слышался шорох и шелест бумаг. — Так, записывайте…
На другом конце линии продиктовали номер, потом спохватились:
— Паша, правда, просил никому не давать…
— Мне — можно, — заверил Олег собеседницу.
— Да, конечно… Если срочно, можете, кстати, ещё по пейджеру его найти.
— Круто! — Изобразил восторг Савицкий. — Круто… Записываю.
Отложив ручку, он, однако, не стал спешить с окончанием разговора:
— Конечно, у него теперь работа — не то, что у нас, в ментовке. Все на уровне, культурно… И платят, наверное, раза в два больше?
Семейный бюджет и заработки мужа — это вечная тема, от обсуждения которой не откажется ни одна женщина:
— Да, хоть полегче стало. Конечно, не то, чтобы уж слишком, но…
— Долларов триста получает?
— Побольше, — в голосе собеседницы послышались нотки законной гордости.
— Ну и как он сам-то? Не жалеет, что погоны снял?
— Ой, да что вы! Вкалывать ему, конечно, как и раньше приходится, днем и ночью — но тут знаешь хоть, за какие шиши.
Собеседница уже почти год сидела дома, в отпуске по уходу за грудным ребенком, а потому была рада любой возможности пообщаться. Несмотря на жгучее желание поскорее повесить трубку, Олег Михайлович ещё минут десять беседовал с Пашиной женой на различные безобидные темы: о детях, здоровье Натальи Борисовны, планах на лето. Потом напомнил собеседнице свой домашний телефон и попросил передать супругу, чтобы не забывал старого соседа. А при случае чтобы отзвонился — тем более, что легенда для разговора с бывшим соседом у него уже была приготовлена.
Наконец, Олег Михайлович посчитал возможным распрощаться:
— Всего доброго! До свидания.
— До свидания. Заезжайте к нам, когда соберетесь… Я Паше передам.
— Обязательно! Счастливо. Будьте здоровы.
Нажав на рычаг отбоя, Савицкий вздохнул и очень нехорошо выругался…
… Блатные называют это «попасть в непонятку».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...