ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Начальник службы безопасности испытующе посмотрел на Савицкого:
— Дело прошлое, конечно… Да, поначалу так и было. Костю поставили от бандитов «смотрящим», через нас ему оформили лицензию — сперва для вида, а потом… Потом, постепенно, их отношения с Зайцевым переросли во что-то совсем другое.
— Подружились? — Олег Михайлович навидался всякого, а потому не очень верил в искренность отношений между «братками» и «барыгами».
— Костя был настоящим телохранителем. От Бога. А это многое значит! До того, как убили Старого, он был в фирме «СВЕТ» его глазами и ушами. Но после той истории с расстрелом в кабаке… В общем, с нашей новой «крышей» Андрей Иванович лично предпочитал не общаться. Только через Константина.
— Значит, после убийства Скрипача это парень стал представлять у вас интересы его… наследников?
Собеседник поморщился:
— Это было уже совсем другое дело! Костя с Зайцевым днем и ночью, считай, не расставался. Ел с ним, пил, охранял… По сути, он с «братвой» своей куда меньше общего имел, чем с моими ребятами, из службы безопасности. И для «крыши» он уже был почти чужой — только раз в месяц передавал им «долю» с казино и проценты.
— Какие проценты?
— Не важно! — Начальник службы безопасности поставил снимок обратно, на туалетный столик. — Не в этом дело.
— А в чем? Зачем ты мне все это рассказываешь?
— Зачем… Затем, чтобы ты глупых вопросов потом не задавал, кому ни попадя… Как ни крути, Костя свой долг честно выполнил, до конца. И погиб, между прочим! А теперь вот — Иришка…
— Слушай, мне очень жаль, — Олег Михайлович говорил вполне искренне, хотя видел секретаря господина Зайцева единственный раз и не слишком долго. Как раз вчера, когда девушка принесла в отдел «черный список».
— Когда он её на работу устраиваться привел, все подумали: вот, нам ещё только бандитской подружки не хватало, для полного счастья. Но потом я её проверил через свои каналы, «просветил» по-всякому… Нормальная девчонка оказалась. Очень рада была, что Константин от «братвы» постепенно отходит, в нормальный охранный бизнес.
— Понятно, — кивнул Савицкий.
Но собеседник уже один за другим выдвигал ящики секретера:
— Ага, вот! Вот оно. — На свет появился огромный тяжелый альбом в бархатном переплете. — Нет, не то…
Фотоальбом, видимо, содержал в основном снимки из семейного архива. Какие-то бритые дядечки в форме без погон, женщины в летних платьях и шляпках на фоне Кавказа… На последней странице красовалось подретушированное изображение пятиклассницы с бантиками, в которой с большим трудом можно было узнать убитую прошлым вечером Ирину Титову.
— Вон, посмотри! На полке, там рядом.
— Точно, — начальник службы безопасности положил перед собой пухлый фирменный конверт «Кодак», а затем высыпал из него с полсотни цветных снимков. На первый же взгляд стало ясно, что фотографии сделаны в разное время, по разным поводам и, скорее всего, разными людьми. У покойной, видимо, просто так и не нашлось времени, чтобы их разобрать и систематизировать:
— Так… так… — Он перебирал карточки одну за другой, откладывая в сторону более-менее подходящие для некролога:
— Может быть, эта?
— Вполне. То, что надо, — не слишком уверенно согласился Савицкий.
— Или эта вот, тоже ничего. А, как считаешь?
С точки зрения Олега Михайловича на всех снимках девушка получалась неплохо. Во всяком случае, выглядела она, почти как при их встрече — не супермодель, конечно, но… Оперативнику стало стыдно собственных мыслей, и он коротко буркнул:
— Бери ты обе фотографии! На всякий случай.
— Да, пожалуй…
Не обнаружив больше ничего подходящего, начальник службы безопасности принялся складывать снимки обратно в конверт.
— Стой! — Неожиданно перехватил его руку Савицкий. — Дай-ка… Это кто?
На фотографии, которую придержал сейчас Олег Михайлович, была изображена группа парней — человек шесть-семь. Одинаковые короткие стрижки, спортивные свитера, сигареты в зубах… Судя по выражению сытых физиономий, обилию грязной посуды и пустым бутылкам на столе, кампания гуляла весело, широко и с размахом.
— Это… это вот — Константин. — Ткнул собеседник пальцем по второго слева участника пиршества. — Не похож, разве?
— А остальные?
Собеседник пожал плечами:
— Не знаю… Судя по всему, «братва» какая-то.
— Да, конечно… — Внизу фотографии имелась пропечатанная умным аппаратом отметка о дате, когда она была сделана. Без малого — три года назад… Три года! — Слушай, только честно… Больше ты никого из них не встречал? Никогда?
Начальник службы безопасности ещё раз, без суеты рассмотрел снимок:
— Вроде, нет… А что такое?
Олег Михайлович чувствовал, что ведет себя по-свински, но сразу ответить на заданный вопрос не решился.
— Может быть… Хотя, нет. Вряд ли!
— О чем ты? Обьясни, черт тебя раздери, толком!
Врать не хотелось. Уйти от ответа тоже оказалось невозможно:
— Видишь этого парня? Справа?
— Вижу. Ну, и что? Крепенький.
— Мастер спорта. По рукопашному бою.
— Откуда знаешь? Сажал его, что ли?
Олег Михайлович отрицательно помотал головой:
— Это мой сосед по кабинету. Блинов его фамилия. Зовут — Вадим.
— Мент? — Поднял брови собеседник. — Он в милиции работает, что ли?
— Опер. Старший лейтенант, недавно получил.
Несколько мгновений начальник службы безопасности молча, но с интересом разглядывал изображенного на фотографии человека:
— Кино-о… Он что, под прикрытием работал? Среди «братвы»?
— Нет. Исключено. — Олег Михайлович абсолютно точно знал, что Блинов пришел к ним, в уголовный розыск в позапрошлом году, сразу после окончания Военного училища связи. Спрос на молодых офицеров в вооруженных силах тогда резко упал, вот начальство и не стало препятствовать переводу молодого лейтенанта из армии в распоряжение Министерства внутренних дел… В общем, когда делали этот снимок, Вадим ещё должен был донашивать курсантскую форму и выступать за родное училище на соревнованиях.
— Тогда извини, но я ничего не понимаю.
— Я пока тоже. Во всяком случае…
— Значит, они были знакомы?
— Похоже, — щелкнул ногтем по фотографии Савицкий. — Где же это снято?
— Ресторан «Двина». Голубой зал.
— Уверен? — Недоверчиво хмыкнул Олег.
— Бывал там… Приходилось. Еще при Старом на «стрелку» выдернули.
Голос собеседника звучал так, что Савицкий только уточнил:
— Это его, что ли, «точка»?
— Раньше, давно еще, была под «казанскими». Потом её то ли забрали, то ли перекупили люди Старого… Дерьмовый кабак. Чисто бандитский.
— Похоже, — повторил Олег Михайлович, в очередной раз изучая фотографию сидящих за столом. — Смотри-ка ты, насколько тесен мир…
— Да. Наш парень и этот твой — Блинов, да?
— А ещё Иришка, покойница… Может, даже, это она их и снимала?
— Не знаю. Теперь ведь не спросишь!
Впрочем, сомнений в том, что невеста Константина хотя бы видела этот снимок, не было и не могло быть. Савицкий припомнил вчерашнюю встречу: коридор, полумрак перед кабинетом, её первые слова…
— Слушай, они ведь вчера встречались.
— Кто? — Начальник службы безопасности уже сложил просмотренные фотографии обратно в конверт, и теперь раздумывал, не забрать ли его на всякий случай с собой. — С кем встречались?
— Ирина. И Вадим Блинов. Она сказала… Подожди, как же она сказала? Что-то вроде того, что молодой человек, мой сосед, уже ушел… Это когда я в кабинет запертый дернулся.
— И больше ничего?
— Кажется, нет.
Некоторое время мужчины молча разглядывали отобранные перед этим снимки Ирины Титовой.
— Красивая… Как думаешь, узнали они друг друга?
Олег Михайлович припомнил утренний сумрак в коридоре и, совсем некстати, обтянутые капроном коленки посетительницы. Вздохнул:
— Вряд ли. Хотя, конечно… Слушай, только глупостей не надо делать! Ладно?
Оба думали об одном и том же, поэтому собеседник Савицкого в ответ ограничился только кривой усмешкой:
— Честь мундира оберегаешь?
— Дурак, — покачал головой оперативник.
— Неубедительно. Послушай, я вовсе и не собираюсь по тупому «наезжать» на твоего… коллегу! Все равно ведь, в таком деле без тебя не обойтись.
— Спасибо за доверие. Знаешь, вот «копать» под своих мне ещё не приходилось.
— Под своих? — Переспросил начальник службы безопасности.
— Еще, между прочим, не известно даже, вообще имеет ли Блинов отношение ко всему этому! — Савицкий припечатал ладонью фотографии убитой девушки.
— Ну, вот и проверим. Кстати! — Собеседник показал глазами на содержимое Ирининого секретера. — Раз уж, такая возможность…
Олег Михайлович непроизвольно обернулся в сторону двери, потом с деланным возмущением развел руками:
— Ну, ты нахал! Откуда что берется… Ладно, поехали.
— Твоя правая половина, моя — левая!
На то, чтобы бегло просмотреть бумаги покойной хватило нескольких минут. Когда мужчины уже заканчивали, со стороны коридора послышались шаркающие шаги и на пороге комнаты замерла соседка:
— Спит… Уснула. Вы уже все?
— Да, закончили. Вот!
Едва взглянув на фотоснимки убитой, женщина негромко всхлипнула:
— Господи, Ирочка…
— Мы пойдем тогда? Хорошо?
Поняв со слов соседки, что допросить хозяйку квартиры нет никакой возможности, Савицкий почувствовал облегчение. Пусть это произойдет потом, не сейчас… Его спутник тоже, видимо, хотел поскорее удалиться:
— Вот, это на первые расходы… — он достал из кармана несколько сложенных пополам сотенных купюр. — Потом ещё выпишут, директор распорядился.
— Спасибо, — поблагодарила женщина. — Спасибо вам, добрые люди…
… Оказавшись на улице, спутники с наслаждением закурили.
— Подвезти? Или вы на машине?
Олег вспомнил, о том, что собирался, но так и не успел рассказать:
— Послушай, тут у нас ещё одна проблема возникла. Еще вчера… Или, даже, позавчера.
— Какая?
— Насчет «телефонистов». Помнишь?
— Конечно, — удивился собеседник. — А что? Начальству вашему нажаловались?
— Нет. Еще хуже. Тут такое дело, что…
— Ладно, садись, — начальник службы безопасности фирмы «СВЕТ» взялся за ручку и приоткрыл дверь в салон автомобиля. — Садись, по дороге расскажешь…

* * *
Самолет, все ещё скользил над облаками, будто не решаясь окунуться в их белоснежную гущу.
— Скоро посадка, — напомнила жена.
— Я знаю, — улыбнулся господин Зайцев.
Мимо прошла стюардесса — не слишком красивая, как и большинство француженок, но с безупречной фигурой.
— Смотрю, ты уже совсем поправился! — Жена шутливо погрозила пальцем.
— Почти, — подмигнул в ответ Андрей Иванович.
Настроение было великолепное.
Он сел поудобнее, достал из кармана связку ключей и принялся по-привычке поигрывать брелком. Оказалось, кстати, что это одна из немногих вредных привычек господина Зайцева, которая у врачей не вызывала ничего, кроме одобрения — оказывается, подобные занятия стимулируют речевые центры и ещё что-то там в мозгу.
Брелок был металлический — обычный жетон для игровых автоматов с эмблемой фирмы «СВЕТ», один из десятков тысяч. Андрей Иванович несколько раз пропустил его между пальцами, а потом удержал на ладони, припоминая обстоятельства, при которых у него появилась эта безделушка.
… Сергей в тот день ввалился в кабинет, тяжело дыша. В руках он тащил набитую чем-то коробку из-под видеомагнитофона.
Шмякнув её в угол комнаты тяжело опустился на стул:
— Все! Пи-сец…
— Ты чего это такое притаранил? — Андрей Иванович с любопытством уставился на груз.
— Сейчас обхохочешься, — мрачно предупредил Белый. — Это — выручка! Только за сегодняшний день, и только с одной точки. Понял?
— Не понял… У нас что в стране, игорный бум намечается? Это же сколько ж тут миллионов?
— Вот и посчитай. Как раз, занятие на всю ночь…
Андрей уже заинтересовался по-настоящему:
— Так все-таки, что случилось?
— А ты радио слушаешь, газеты читаешь?
Честно говоря, последнее время Зайцеву было как-то не до этого:
— Ну, «Спид-инфо» проглядываю… И по телевизору вечером, а что?
— Андоюха, если бы ты не только картинки, но и тексты бы замечал… Про обмен денег ничего не слышал? Нет?
— Ах, это… А мы тут при чем?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...