ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но большинство — не представляются. Секретные люди…
— Ого! Даже сам товарищ генерал… — покачал головой Савицкий, пробежавшись глазами по списку. — А ему чего надо было?
— Велел срочно доложить, как появишься.
— Докладывай, чего уж теперь, — вздохнул Олег.
— Сам докладывай! — Отмахнулся дежурный. — Вот у меня больше забот нет…
— Ладно, будь здоров. Спасибо! — Савицкий направился вверх по лестнице, и с каждым шагом с лица его сходило веселое и беззаботное выражение. Впервые за годы милицейской службы оперативник возвращался к себе в кабинет с нарастающим чувством тревоги и близкой опасности. Ведь там, за дверью, ждал его теперь не товарищ по оружию, не ученик и приятель — а враг… Внутренний враг.
Впрочем, при встрече с Блиновым Олег повел себя, как обычно, старясь ничем не выдать подлинных чувств. Поздоровались, потрепались о том, о сем, и пока сосед заваривал чай, Савицкий перегнулся к нему на стол за телефонным аппаратом:
— Не возражаешь, Вадим?
— Нет проблем, граждванин начальник! Там народец разный названивал, но уже поменьше… И, кстати, свяжись со своим приятелем-генералом, а то он вчера весь день разыскивал.
— Да, мне уже передали. Сейчас позвоню.
Высокое начальство находилось на месте, и Олега с ним соединили сразу же:
— Здравия желаю!
— Где вы болтаетесь? Почему я вас второй день повсюду разыскивать должен?
— Товарищ генерал… Я только что в город вернулся.
— Откуда?
— Из области. Под Заозерском вчера обнаружили трупы в лесу. Вроде, наши…
— Какие это — ваши? — Собеседник несколько поубавил тон, но голос у него все равно был недовольный. — При чем тут…
Савицкий скосил глаза на соседа по кабинету. Вадим возился с чашками и слишком уж старательно делал вид, что содержание разговора его не интересует. Странно, раньше он такой деликатности никогда не демонстрировал…
— Значит, со мной связались ребята из районной «уголовки». Там у них туристы случайно обнаружили трупы двух мужчин, убитых. В лесу, неподалеку от трассы. По приметам и описанию одежды, покойники совпадают с «Монтером» и «Пилотом», киллерами, которых мы разыскиваем по нападению на Зайцева.
— Что — ликвидация исполнителей?
— Скорее всего. Обоим сначала по разу выстрелили в затылок, а потом, видимо, добили контрольными… Сбросили в старый окопчик, забросали ветками. Оружие, кстати, оставили там же — пистолет ТТ китайского производства, как обычно.
Генеральский бас гремел уже не так грозно:
— Когда это произошло?
— Время примерно совпадает. Как раз, после покушения.
— Что ещё известно? Установили ещё что-нибудь?
— Пока нет… «Пальцы» и прочее отправили экспертам, в информационный центр — пусть отрабатывают личности.
На другом конце телефонной линии некоторое время царило молчание. Потом собеседник все же принял решение:
— Ладно. Со всеми материалами — ко мне, сегодня, в семнадцать часов. Посмотрим, что вы там наработали… Да! И подготовьте справочку по делу. Коротко, но подробно.
— Зачем? — Не удержался Савицкий.
— В пятницу у начальника Главка — очередная пресс-конференция. Будут, как обычно, спрашивать и про раскрытие заказных убийств, а вот тут как раз есть о чем рассказать прессе. Понимаете, надеюсь, важность момента?
— Но ведь, товарищ генерал… — Олег услышал в трубке короткие гудки, и громко выматерился.
— Что такое? Ты чего, Михалыч?
— Да, блин, козел старый! — На секунду Савицкий даже забыл, кто сидит сейчас напротив него, и дал волю эмоциям. — Коз-зел…
Пока пили чай — говорили о разном. Но потом беседа все же как-то сама собой вернулась к теме покушения на господина Зайцева.
— Слушай, а может, ему отомстили свои? — Высказал предположение Вадим.
— За что? — Поднял брови Савицкий.
— Ну, мало ли… Например, он узнал, что кто-то в конторе сильно ворует. Фирма-то большая, знаешь какие деньги можно в карман положить под шумок! Вот, господин Зайцев, допустим, и просек, что человек сильно перебирает, и решил это обнародовать. А у вора нервишки не выдержали.
— Чего это тебе такие мысли приходят?
— Да тут один знакомый из налоговой полиции байку рассказал. Хочешь послушать?
— Валяй. С удовольствием.
— В одной конторе, которая бензином торгует в розницу, специалисты-маркетологи работали: рынок сбыта изучали, рентабельность, то да се… Естественно, по официальным бумагам и отчетам. Все цифры свели и ничего понять не могут: рентабельность дикая, продажи растут, а показатели — минусовые. Они, конечно, к директору: так, мол, и так. Тот в крик: «Обворовали!». Сам понимаешь, приятного мало, когда твои приближенные крысятничают и не делятся. А замы — в глухую оборону. Дескать, не смотрите в бумаги, там ерунда написана — для налоговой. На самом же деле все идет очень даже неплохо и контора в прибылях.
— Логично, — кивнул Олег. — Очень даже.
— Директор успокоился и на Канары укатил, отдыхать. Вот только ему в голову почему-то один вопрос не пришел. Если прибыль у фирмы есть, пусть даже и «черная», нелегальная, то где же она? Где деньги?
— Наверное, на Канарах, по кабакам и пляжам просажены.
Вадим отмахнулся:
— Это — мелочи. Не показатель… Я про серьезные деньги говорю. Причем, позже выяснилось, что воровство процветало в фирме тотальное, поголовное — и не заметить его было невозможно. Скажем, заместитель по хозяйственной части приносит господину директору на подпись расходы по туалетной бумаге. А что? Вещь нужная, и обойтись без неё сложновато. Шеф, конечно, все подписывает — чего мелочиться-то? А ему через плечо маркетолог заглядывает и от удивления начинает заикаться. Все дело в том, что, оказывается, существуют нормы расходования той самой клозетной бумажки, даже ГОСТ разработан. Причем, не такой, как в свое время на колбасу или красную рыбу — нет, вполне приличный: целиком обмотаться можно, да ещё бантик на макушке завязать. Так вот, в заявочке эти нормы раз в пять превышены: понос всех сотрудников одновременно пробрал что ли? В общем, воруют…
Савицкий с улыбкой откинулся на спинку скрипящего стула и вытянул ноги:
— Конечно, если уж все версии перебирать, то Зайцева его могли и из-за призов приложить. Какой-нибудь психопат нашелся…
— Из-за каких призов? — Поднял брови собеседник.
— Предположим такой вариант: человек выигрывает что-нибудь крупное, да тот же их пресловутый «Мерседес» за семьдесят штук баксов. А ему или просто не отдают машину, или предлагают поделиться. Обидно? Да, разумеется. А если человек ещё и солидный, с гонором — может он проучить негодяев?
— Легко! Даже и не ради денег. А что, уже известны случаи?
— Вообще, бесплатный сыр известно где бывает. Я тут на днях статейку в «Огоньке» прочитал. Мальчик в «Поле чудес» квартиру выиграл — так уже третий год получить не может.
— Интересно… Слушай, верно! Мне тоже кто-то рассказывал, что его какой-то знакомый на автоматах решил сыграть. Правда, местечко выбрал ещё то — или на вокзале, или где-то у метро… не помню. И бывает же, повезло: выиграл миллионов восемь или десять, старыми деньгами. Решил больше не дразнить судьбу — и к выходу. А там уже стоят такие ребята… крупногабаритные. И намекают, что на улице опасно, до дома далеко, а с деньгами можно и вообще на каких-нибудь хулиганов нарваться. Но если немного поделиться — ровно вполовину отдать, то они с радостью проводят до дома и гарантируют полную безопасность.
— «Вымогалово», чистой воды! И что он?
Собеседник Олега пожал плечами:
— Говорят, пришлось согласиться.
— Ну и дурак твой знакомый! Вообще, ты, конечно, совсем уж крайности берешь. «СВЕТ» такими делами не занимается. Им даже «своих» победителей на конкурсы и лотереи не имеет смысла выставлять. Крупной, солидной конторе намного выгоднее призы честно разыгрывать.
— С чего бы это?
— Реклама. Человек отхватил машину на халяву, друзьям рассказал, те — своим друзьям… Поползет слушок, народ потянется в надежде тоже выиграть что-нибудь. У казино выручка вверх пойдет — вот любой приз в несколько раз и окупится.
— Неужели? И все так просто?
Савицкий хмыкнул:
— Нет, конечно… Например, пару лет назад в одном питерском казино машину подставному «победителю» отдали. Так об этом уже на следующий день весь город знал. И по сию пору помнят!
— Да, ты смотрю, серьезно темой занялся… Сам-то не играешь еще?
— Нет, — что-то в голосе Олега Михайловича заставило его собеседника согнать с лица улыбку. — Нет… Не играю.

* * *
…Рекламный отдел, собравшийся вечером того же дня в директорском кабинете, выглядел изрядно потрепанным, хотя и не побежденным.
— А где Полищук? — Поинтересовался Андрей Иванович, усаживаясь в заботливо пододвинутое госпожой Демидовой кресло.
— Он задерживается. Просил, если можно, начать без него.
Андрей Иванович пожал плечами:
— Почему бы и нет? Что-то не вижу блеска в глазах!
— Весь растратили. На посетителей.
— Ладно-ладно… Итоги-то можно уже подвести? — Андрей Иванович вопросительно посмотрел на Алису.
— Попробуем… Значит, так. — Госпожа Демидова придвинула к себе электронную записную книжечку:
— Мы, в общем, просто ошалели от звонков, такого никто не ожидал. Условно всех откликнувшихся на интервью нашего уважаемого шефа можно разделить на три группы. Одни просто позвонили, поинтересовались что к чему — судя по всему, им всего-навсего хотелось с кем-нибудь пообщаться. Другие читали нам занудные лекции, как проводить рекламную кампанию и где что нужно размещать…
Господин Зайцев пожал плечами:
— Тоже не бесполезные звонки, могли бы и спасибо людям сказать.
— Давайте не будем, Андрей Иванович! Все это мы и без них прекрасно знаем. И делаем, между прочим…
— Да шучу я. Шучу.
Алиса поджала губки:
— После недели такого дурдома нам не до смеха. Знаете, что меня бесит больше всего? Что эти якобы профессионалы рекламного рынка не понимают, что кроме них в крупных фирмах могут работать специалисты вполне представляющие, как идет разработка рекламной кампании и из чего она состоит.
— Ладно. Продолжайте.
— Так… Представители третьей группы звонивших решили поделиться какой-нибудь «нестандартной» идеей, которая пришла им за вечерним чаем на кухне. Вот с некоторыми из них мы даже встретились, но… Увы, люди плохо представляют себе, что любая, даже очень нестандартная и привлекательная идея должна быть продумана и оформлена. Кроме того, мало кто хотя бы в общих чертах осознает размеры затрат.
— Значит, толковые предложения все-таки были?
Алиса неопределенно покачала головой:
— Звонило несколько человек… Вот, я тут все бумаги подготовила, оставлю вам — оцените сами. Есть кое-что.
— Например?
— Например, отличная идея от каскадеров. Можно в программу «Глории» включить, а потом неплохо ещё «раскрутить» по полной прграмме — тогда народ точно клюнет.
Андрей Иванович заинтересовался:
— Что это? Расскажите в двух словах.
— Сожжение человека.
— Живьем?
— Почти… На сцену выходят два монаха, выводят женщину. Привязывают к кресту и поджигают факелом. Горит она всего пару минут, но такое ощущение, говорят, что сгорает до тла. Они уже такое делали, так здоровые мужики чуть в обморок не падали штабелям, не говоря про посетительниц.
— Но у нас же там сцена маленькая, а над ней лианы, пальмы всякие… — Прикинул господин Зайцев. — Вдруг все вспыхнет?
Не дожидаясь ответа, он подмигнул собравшимся:
— Я, конечно, понимаю, что эффект будет потрясающий. Только стоит ли жертвовать целым казино ради одной рекламной акции? Не дороговато?
— Все продумано, Андрей Иванович. Сверху и с боков сцена прикрывается экраном из негорючего материала. Да и девушка будет покрыта таким специальным составом, который искр не дает.
— Интересно… Надо подумать. Теперь вот ещё что. Алиса, вы можете мне вкратце объяснить, что твориться с нашей рекламой? Что выходит, в конце концов? В городе нет партнеров с которыми можно нормально работать?
Очаровательная госпожа Демидова вздохнула:
— А с кем? Крупные рекламные фирмы просто спят и видят, чтобы взять нас на комплексное обслуживание. Еще постоянно приговаривают: «Ах, нет ничего такого, чего бы мы не смогли!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...