ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Слушай, Олег, а как ты думаешь… Почему их не заинтересовал телефон Полищука?

* * *
Тюремный воздух нельзя спутать ни с каким другим. Тот, кто хоть раз побывал за стенами следственного изолятора, уже никогда не забудет неистребимо вязкий, тошнотворный, какой-то даже липкий запах людских выделений, страха и отвратительной пищи. Кажется, этим запахом насквозь и навечно пропитано все — так, что даже бумаги из кабинета оперативной части трудно было взять в руки без ощущения нечистоты и заразности окружающего.
— Так, минуточку… Прошу! — Первым делом Савицкий извлек из портфеля бутылку «смирновской». — Презент.
Хозяин кабинета, старший лейтенант со смешной фамилией Хойло, кивнул — без удивления и вполне одобрительно — и потянулся за стаканами:
— Сам-то будешь?
— Нет, спасибо. Мне ещё в Главк сегодня идти, на доклад.
— Ладно. Тогда — в следующий раз.
Хозяин не настаивал, и Олег с облегчением перевел дух — обижать собеседника не хотелось, но врожденная брезгливость вряд ли позволила бы ему пить водку и закусывать в подобном месте.
— Это что у тебя такое? Вобла?
Вслед за бутылкой Савицкий вытащил продолговатый шуршащий сверток:
— Цветы.
— А зачем?
— У неё день рождения сегодня. Дама все-таки…
— Круто, — старший лейтенант с уважением посмотрел на гостя. Появившиеся на столе вслед за этим две шоколадки, лимонад и пачка сигарет такого впечатления не произвели, и дождавшись, когда Олег щелкнет замками портфеля, тюремный опер поинтересовался:
— Очень нужна?
— Пока не знаю, — честно признался Савицкий. — Посмотрим.
Больше хозяин кабинета вопросов не задавал — в конце концов, у каждого своя работа, от собственных секретов голова пухнет:
— Сейчас, приведут её. Располагайся. Часа тебе хватит?
— Спасибо, наверное. Как карта ляжет!
— Я у ребят, в соседнем кабинете буду. Нажмешь на эту кнопку, если что.
— Спасибо, — повторил Олег. Раньше они никогда не встречались, но общих знакомых было много, поэтому Хойло принял гостя, как своего, по всем правилам оперативной этики.
— Вот, посмотри пока…
Первое, что увидел Олег, открыв оставленную старшим лейтенантом папку, была фотография женщины лет тридцати:
— Репина Елена Юрьевна…
Даже на черно-белом «тюремном» снимке выглядела она чертовски мило и привлекательно: черные волосы до плеч, большие глаза, чувственные губы… Не удивительно, что многие представители «сильного пола» теряли при виде такой красавицы сначала бдительность и осторожность, а вслед за этим — содержимое своих бумажников.
Собственно, ничего принципиально нового из личного дела гражданки Репиной оперативник не узнал. Когда-то Елена Юрьевна работала официанткой, потом устроилась крупье в только что открывшееся казино на проспекте Энергетиков. Оттуда перешла на повышение, администратором в престижную и шикарную «Ривьеру». Но что-то у неё там не заладилось с начальством — то ли не дала, кому надо, то ли наоборот, дала, но кому-то не тому… В общем, выгнали.
За год с небольшим, прошедший после увольнения, красавица умудрилась скатиться на самое дно — сначала мелкие административные нарушения и приставание к иностранцам, потом «травка», пьяные дебоши в игорных заведениях и ресторанах. В конце концов, арестовали её за соучастие в мошенничестве и вымогательстве.
Теперь обвиняемая Репина уже второй месяц числилась «за судом», и выдать официальное разрешение на свидание с ней закончивший дело следователь не мог. Но если толковому оперу очень надо…
Дверь открылась почти без звука:
— Можно?
— Да, проходите пожалуйста.
Дородная женщина-контролер осталась за порогом, а в кабинет шагнула вызванная из камеры Репина. Непроизвольно скользнув глазами по её фигуре, Олег решил, что в жизни она выглядит ещё лучше и соблазнительнее, чем на фотоснимке. Даже здесь, в этих стенах…
— Вот… — девушка протянула Савицкому белый бумажный прямоугольник.
— Да, конечно… Здравствуйте, Елена Юрьевна! Присаживайтесь.
— Здравствуйте.
— С днем рождения. Это — вам!
… Когда минут через сорок в дверь заглянул старший лейтенант, по кабинету уже слоями расползался густой табачный дым, а опустевшая бутылка из-под лимонада служила неким подобием вазы для цветов.
— Я так понимаю, часик-другой ещё поболтаете?
— Если можно, — развел руками Савицкий.
— Можно. Кстати, там наверху форточка открывается… Ладно, все! Звони по внутреннему, когда закончишь.
— Ага, спасибо! — Олег дождался, когда дверь за гостеприимным хозяином закроется, и встал. — Точно, надо бы проветрить немного… Ну, так как?
— Разве такому мужчине откажешь? — Собеседница показала глазами на подаренный оперативником букет и кокетливо поправила волосы.
— Спасибо.
— К тому же это все равно веселее, чем в камере париться. Только давайте так — два условия: во-первых, угостите ещё сигаретой…
— Пожалуйста.
— И диктофончик во внутреннем кармане выключите. А то уж больно громко тарахтит, на нервы действует.
— Извините, — Савицкий сунул руку под пиджак. — Один-ноль в вашу пользу. Что же делать — техника-то казенная…
— Ладно. Так, что вас интересует?
— Даже не знаю, — вздохнул Олег. — Нет, честное слово! Например, жулики. А?
Репина улыбнулась:
— Самые распространенные мошенничества, конечно, с картами. Хотя, и на рулетке бывает… Целые спектакли разыгрываются! Был, например, помню, такой случай. На «американке» начали играть три парня. Один стоял рядом с крупье и постоянно активно жестикулировал: руками махал, дергался, суетился. Второй расположился напротив, делая поздние ставки…
— Это как?
— Ну, то есть непосредственно перед запуском шарика. Естественно, внимание дилера было отвлечено на него. А поэтому он и не видел, как третий парень тянулся через стол, как бы желая поставить, и в движении «просыпал» фишки на выпавшее число. Понятно?
— Да, неплохо придумано. А вот…
Но собеседницу уже было не остановить:
— Это ещё что! Толковые шулеры подгадывают момент, когда в заведении некомплект персонала и за столами остается по одному дилеру. Или дожидаются неопытных сотрудников казино — уровень профессионализма бывалый игрок определяет моментально… Шоколадку ещё можно?
— Да, пожалуйста! Вы не спрашивайте, берите. Это все равно вам.
— Спасибо… Пытаются часто игровые автоматы обмануть. Причем, иногда очень даже успешно! Особенно были податливы «однорукие бандиты» старого образца. Скажем, есть такой прием — «удочка». К жетончику привязывается веревочка, и он используется многократно. И можно набивать себе столько очков сколько хочется.
— И ничего нельзя сделать?
Собеседница вздохнула с сожалением:
— В новых автоматах стоят электронные монетоприемники. Вообще, теперь двигать барабан, сверлить дырочки в корпусе и запихивать разные предметы в автомат бессмысленно. Выиграть это не поможет, только техника испортится. Хотя, говорят, народ все равно пытался… Даже короткое замыкание шокерами устраивали.
— А «Ривьера»?
Репина тут же насторожилась:
— А что — «Ривьера»? В каком смысле?
— Лена, успокойтесь… Мы же договорились. Вопрос, так сказать, не для протокола. Не хотите — не отвечайте!
— Так что интересует-то?
— Как вы их «кинули»? На чем попались?
Собеседница помолчала несколько мгновений, потом дернула плечиком:
— Плевать! Теперь-то уж чего… Ну, с «Ривьерой» все просто было. До идиотизма… На дне рожденье у подруги познакомилась с парнем. Разговорились. Туда — сюда… Обмолвилась, что в казино работаю, он аж ходуном заходил весь. Тема есть, говорит. Можно, дескать, денег заработать без проблем. Рассказал в двух словах. Я прикинула — риска минимум, а деньги нужны были. Согласилась. Схему-то вы знаете, наверное, раз именно про это спрашиваете… Я в пятницу как раз на французской рулетке работала. Гляжу, подсаживается такой симпатичный молодой человек, с усиками. Говорит условную фразу — что-то вроде: «Весь день идет дождь, я промок до нитки». Я киваю: мол, все в порядке.
— А отзыв на пороль не нужен был?
— Нет. Меня ему заранее показали, — собеседница вытерла губы и выбросила скомканную бумажку в урну. — Спасибо, сладкое люблю, соскучилась…Так вот. Он пару ставок небольших сделал, для разминки. А потом сразу — тысяч пятьсот кинул! Вы себе французскую рулетку-то представляете?
— Да не очень…
— Это там, где все сидят — и игроки и крупье, а ставки не сам игрок делает. Он фишки крупье отдает и говорит, куда ставить, а тот их двигает по полю такой длинной палкой. И весь кайф в том, что ставить можно даже когда колесо уже крутится. В «американке»-то колесо запускается только тогда, когда все ставки сделаны. Так вот… Он мне фишки отдал, колесо крутится, я двигаю. А когда шарик на цифру упал, я его ставку именно на то поле выпавшее и подвинула. Выигрыш — миллионов десять или пятнадцать…
— Так там же ещё и второй должен быть — контролер?
— Ну, мы же специально подгадали, чтоб не было… В общем, «игрок» наш наглеть не стал — забрал денежки и к американской рулетке подался. Там у моего наводчика тоже, оказывается, корешок работал. Все по той же схеме… Правда посложнее — ставочку приходилось передвигать уже в последний момент, после остановки шарика.
— Тонкая работа. Можно сказать, виртуозная.
— Так и сняли там миллионов двадцать! Не меньше… Вот и все.
— Один раз работали?
— Нет. Трижды — в течение месяца. А потом я отказалась.
— Правильно сделала. Тут намедни всю эту компанию прихватили.
— Да ну?
— Вот тебе и ну… Причем, не мы, то есть не милиция. А служба безопасности казино. Хорошо, если с них только деньги вытрясут. Ведь бывает, что…
— Да, — хмыкнула собеседница. — Не завидую ребятишкам.
Савицкий покосился на часы — время бежало быстро, но момент для того, чтобы перейти к главному, видимо, ещё не наступил.
— Послушайте, Лена… Так, что — обыграть казино вообще невозможно?
Репина посмотрела на Олега, как на младенца:
— Можно ли обыграть казино? Хм… Давайте так: есть мифы, есть реальность. Чему верить, чему нет — не знаю. Судите сами. Первое — так называемый «заказной шарик». Говорят, что есть дилеры, которые могут бросить шарик в тот сектор, в какой захотят. И, дескать, если с ними договориться, то все будет, как по заказу.
— Да, я тоже слышал.
— Ничего не могу об этом сказать — таких людей не встречала. Но полагаю, что это ерунда. Сказки… Второе — можно отследить изьяны стола. Ну, перекосы там всякие, из-за которых шарик будет чаще всего выпадать на какие-либо числа.
— Это я читал. У Джека Лондона, да?
— Наверное. Но… Да, ещё года два-три назад, когда рулетки в основном были ширпотребовскими, такие накладки случались — ножки перекосились, стол рассохся и прочее. Но теперь — увы! Технология производства настолько высока, что как в космосе — все просчитано до микрон.
— А вот ещё мне рассказывали про намагниченный шарик…
— Забудьте. Басни! Такое даже технически невозможно. А вот фишки подделать — другой вопрос. Я ещё помню истории… Но в последнее время их стали выпускать с таким количеством уровней защиты: и толщина, и вес, и чуть ли не голограммы… Проще, наверное, фальшивые деньги напечатать.
Девушка вытянула из пачки очередную сигарету:
— Очень много шума было насчет экстрасенсов. Даже эксперименты проводили. Толку — ноль! Ни один не смог подвинуть шарик в нужном направлении. Приходили, правда, гипнотизеры, но это сразу видно.
— Да и криминалом попахивает.
— Кроме того, я слышала, что крупье при подготовке сейчас проверяют — не внушаемы ли, не поддаются ли гипнозу. А что касается жульничества с картами — там масса вариантов. И ногтями метят и считать колоду пытаются. Это и было, и будет всегда.
— Так . Ну, а на рулетке ещё есть варианты?
Девушка задумалась:
— Есть ещё один, похожий на тот, который мы отработали. Приходит компания, садится и начинает крупье отвлекать разговорами. Шум, гам… А когда шарик уже упал, то щелчком посылают фишку на нужное поле.
— Щелчком? Неужели?
— При хорошей тренировке это вполне возможно. Главное, чтобы персонал не заметил. Правда, в крупных казино такое не «прокатит» — всюду контроль, телекамеры понатыканы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...