ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Клиент и полежать может, и на корточки встанет — лишь бы играл. Да вот ещё незадача — рулетки в диаметре оказывались раза в два меньше, чем положено ( а впрочем, кто же тогда знал, как положено?). А если такой умный и не доволен, то, пожалуйста, к иностранцам — за фирменными моделями.
Только где же ещё вам такую смешную цену предложит?
Дешево хорошо не бывает!
Словом, пошел бизнес… Деньги приличные появились.
Андрей Иванович как-то очень плавно вышел из забытья. Приоткрыл глаза, но потом снова опустил веки, наслаждаясь теплом, тишиной и покоем. Мысли текли плавно, не вызывая ни страха, ни раздражения, а главное — куда-то отступила ставшая почти привычной боль.
И вновь накатились воспоминания…
Вообще, хорошие тогда наступили времена: клиент ещё непривередлив был, не избалован. Не то, что теперь. Но и Зайцев с компаньонами на месте не застоялся — кредиты под производство взял, специалистов привлек самых лучших, новые технологии.. Конечно, все это в копеечку обошлось, зато теперь — качество на уровне мировых стандартов. В Лондоне на выставке иностранцы только руками разводили — никак не могли поверить, что оборудование из России. Одна рулетка позолоченная чего стоит!
Кстати, не так уж много и стоит… Не дороже хваленой английской, просто подолговечнее. Науку надо изучать: любое покрытие от того, что его регулярно лапают, постепенно стирается, и рулеточное колесо превращается в лохматкупозорную. А золото — материал долговечный, да и выглядит солиднее…
Молодец, все-таки, Серега. Не зря его на это направление кинули. Некоторые, конечно, жалуются: дескать, слишком скрупулезен, но ему-то с его производством по другому и нельзя — а если рулетка восьмерки выделывать пойдет? Дело тонкое, деликатное… А так — кому угодно оборудование показать не стыдно, можно и с английской «Хаксли» поспорить.
Да и автоматы у нас тоже наловчились штамповать. Ну, конечно, пока ещё не дотягиваем до этих … испанских… как его… Ну, которые везде продаются. Так ведь и у них бывают накладки!
Андрею Ивановичу вспомнилось недоуменное лицо Полищука, когда выяснилось, что все автоматы из очередной импортной партии только и делают, что выдают игрокам жетоны. Персонал их туда ведрами загружает, а народ с такими же ведрами топает в кассу — очень хорошая рекламная акция, только, пожалуй, дороговато.
Довольно быстро выяснилось: то ли наше напряжение в сети испанскую технику не устраивало, то ли диаметр розеток у нас другой — в общем, все автоматы этой выигрышной серии давали сбой.
Ничего, их быстренько привели в порядок! С точностью до наоборот…
Последнее время заказчики со всей страны ломятся. Половина Питера на столах фирмы «СВЕТ» играет.
Вон, даже Аминаев из «Аргентинских ночей» приходил. Хозяева-то у него московские, все оборудование решили закупать за кордоном — солидно! А оно через пару месяцев сыпаться начало. Так он попросил по старой дружбе свои столы на комиссию забрать, а наши ему поставить. Чего удумал!
Не говоря уже о том, что все свои казино Андрей Иванович в первую очередь на собственное оборудовании перевел. Тоже, конечно, выгодно.
Эх, мощностей производственных не хватает! А то можно было бы и англичан сделать… Ведь есть же заказы, есть! Не зря на выставке серьезные люди из Франции подходили, интересовались… Только им-то нужно сразу партию в сто-двести штук, а это нам работы почти на год.
Надо расширяться. Москва опять же не сегодня-завтра к нам полезет — мужики из «Гейма» давно уже сюда поглядывают. Только мы и мешаем.
А как они зубами скрипели в Лондоне: у нас стенд, а они — только как гости. Зато уж душу отвели — всем уши прожужжали, какое у нас хреновое оборудование. Только не учли, что наше-то — вот оно, пощупать можно, а их столы хваленые — в Москве.
Да, столичные капиталы, конечно, давят. Раньше только с «Киской» бодались — все выясняли, кто круче, а теперь придется, видно, с москвичами схлестнуться. Денег у них не меряно, пальцы веером, сопли пузырем. Один «Пантеон» чего стоит…
Буквально месяца два назад, Андрей Иванович, Белый и Полищук зашли в этот самый «Пантеон, кофейку попить Ну и, конечно, приглядеться, что к чему — заведение на Фонтанке именовалось игорным клубом, только что открылось и сразу заявило о своей элитной уникальности.
Не обманули. Цены, действительно, были поражали воображение: чашечка кофе — 25 тысяч старыми, десерт — около двухсот. Надо отдать должное хозяевам: интерьеры восстановили мастерски, все отделали по высшему разряду.
Отхватили они приличный кусок старинного дворца в историческом центре города, руководствуясь, очевидно, принципом: то, что нельзя купить за большие деньги, можно купить за очень большие. Москвичи не скрывали желания заполучить здание целиком — и почему-то не возникало сомнений, что своего они добьются.
Полищук неделю не мог успокоиться: дескать, взяли они в баре всего-ничего — грамм по пятьдесят коньячку, кофе и салатики. А счет получили на два с лишним миллиона и потом долго вертели его в руках, в надежде обнаружить на обороте хоть какую-нибудь надпись, уведомляющую, что это шутка…
Кстати, надо бы вытащить директоров казино и отправить их как-нибудь в этот самый «Пантеон» — на экскурсию, за счет фирмы. Черт с ними, с расходами! Пусть посмотрят — может, чего полезное перенять можно…
Зайцев пошевельнулся и снова чуть приоткрыл глаза. Будто почувствовав это, в палату заглянула дежурная медсестра:
— Вы не спите, Андрей Иванович? Что-нибудь нужно?
— Нет, все в порядке. — Собственный голос показался ему неожиданно резким и неприятным — пожалуй, именно так звучал он тогда, перед капитальным ремонтом, в огромном, пустом зале кинотеатра «Ривьера». — Все в порядке. Идите…
… «Ривьера»… Нет, «Ривьера» — это казино-клуб, а кинотеатр называется «Атлант»! Или, скорее, назывался? Когда-то, в детстве, Андрюша Зайцев бегал сюда смотреть фильмы про войну. Впрочем, кино здесь после перестройки крутить перестали, и года два назад это была уже вполне приличная «точка» для игровых автоматов, в самом сердце Невского проспекта.
Не зря говорят, что рыбак рыбака… Стоило по рекомендации директора кинотеатра «Глория» звякнуть в «Атлант», как все решилось само собой: ставьте, мальчики, свои автоматы, работайте. Это уже потом вдруг у кого-то появилась мысль, что неплохо бы там ещё и казино открыть.
С чего появилась? Хрен его знает… Скорее всего, просто праздника захотелось, работы для души, а не только для денег. Бандиты, барыги, депутаты и прочая веселая публика уже в «Глории» достали, а здесь ещё можно было сделать нечто этакое…
Да и само помещение позволяло — традиции все-таки. До революции здесь процветал дорогой ресторан купца Деревянкина — известное заведение, историческое. Сюда Чайковский захаживал, и Достоевский Федор Михайлович бывать изволили. Говорят, сам господин Ульянов — Ленин не брезговал пропустить стопку водочки под здешними сводами. Так что сам Бог велел восстанавливать былое.
— Ребята, я не против. — Людмила Максимовна, тогдашний директор «Атланта», оказалась женщиной деловой и конкретной. — Мне все равно скоро будет нечем за свет и воду платить. Народ видиков накупил, в кино почти не ходит… Так что — по пытайтесь! Только, чтобы все по закону, и, пожалуйста, вы уж не превращайте все это в кооперативный туалет…
И чего тогда согласились? Ведь и представить не моги во что все выльется. Сначала решили скромно: сделаем один зал, поставим туда столы — вот и все казино. Подвесной потолочек, стоечку бара — в общем, все, как у людей. Так ведь, нет же… Озаботились, понимаешь, исторической правдой: ах, какой потолок, какая лепнина!
И понеслось… Нашли даже реставраторов из Эрмитажа, ткань для портьер вообще в каком-то монастыре заказывали. И ведь, что интересно — затянуло! Самим любопытно было, что получится. Денег угрохали — не меряно. Все, что игровые автоматы приносили, «Глория», мебельный цех — все отдавали строителям.
Только ремонт закончили, а Людмила Максимовна — с новой идеей:
— Чего уж там мелочиться, все равно кинотеатр пустует — берите, ребята, и второй зал.
— А, была не была!
Процесс решили не останавливать, ремонт — это состояние души. Со вторым помещением было полегче — сохранился оно не плохо, только стены подкрасили, да потолок. Правда, пока то да се… В общем все удовольствие длилось почти три года, директор из «Глории», почти единственный кормилец, чуть не поседел…
А новорожденная «Ривьера» требовала постоянного кормления и заботы…

* * *
Дождь практически закончился.
Но все равно то и дело приходилось включать «дворники» — водяная морось быстро покрывала лобовое стекло, и разглядеть что-либо через него становилось почти невозможно.
Человек за рулем поерзал на сидении и выругался:
— Мать его… Не надо было кофе пить!
— В следующий раз памперсы надевай. Очень, говорят, удобная штука…
— Пош-шел ты! У меня сейчас пузырь лопнет.
— Нет, серьезно. Про генерала Шварцкопфа слышал?
— Чего это?
— Ну, про того, который командовал «Бурей в пустыне»… Так вот, он во время войны с Ираком сутками со своего командного пункта не уходил. Говорят, только памперсами и спасался.
Водитель посмотрел на соседа и недоверчиво хмыкнул:
— Не ври-ка… Его недавно по телевизору показывали — здоровенный мужик, морда в экран не влезает! А жопа , значит, какая?
— Ну и что? Наверное, по особому заказу шили, специально для Пентагона.
Тот, что был за рулем призадумался:
— Вообще-то, мысль хорошая…
— Конечно. Тепло, удобно, а главное — сухо!
Но бедняге было уже, видимо, не до шуток:
— Слушай, я проскочу до кустов?
— Совсем, что ли, невтерпеж? — Пассажир посмотрел на часы, потом за окно, и только после этого кивнул:
— Давай. Но только — в темпе вальса! А то прозеваем.
— Одна секунда, клянусь! — Хлопнула дверь, и спина в кожаной куртке тут же растаяла за мутной пеленой.
Человек, оставшийся в машине, достал сигареты и зажигалку. Прикурил, и снова уперся взглядом в успевший порядком поднадоесть пейзаж вокруг санатория «Невские вечера».
Длинный забор, телекамеры, кусок мокрого асфальта на пустой парковке перед контрольно-пропускным пунктом… Серое скучное небо лениво сливалось вдали с темной линией горизонта, и куда-то исчезли даже крикливые дуры-чайки.
— Ч-черт! — Наблюдатель скорее почувствовал, чем увидел какое-то шевеление в будке охраны. — Вот, черт…
В следующее мгновение тяжелые створки ворот поползли в разные стороны, и через образовавшийся просвет стала видна ярко-красная, оскаленная морда БМВ.
Человек перегнулся через водительское сидение и пару раз провел ладонью по запотевшему боковому стеклу:
— Где же он, блин… Засранец.
Но его напарник при всем желании не смог бы сейчас вернуться на место. В этот момент он лежал, уткнувшись лицом в мокрую грязную землю, со скованными за спиной руками — и чей-то тяжелый казенный ботинок давил ему на позвоночник у самой шеи, не позволяя толком ни застонать, ни выдохнуть.
— Не двигаться! — А вот эта команда уже относилась к самому пассажиру.
Дверь машины резко, одним движением распахнули, и в салоне возникло автоматное дуло с пламегасителем:
— Милиция… Руки на «торпеду»!
Мужчина беспрекословно вытянул ладони вперед и покосился на говорящего:
— Нет проблем, командир.
Тот, кто держал его на прицеле, был в пятнистом камуфляже и при сержантских погонах. Чуть поодаль, за рулем невесть откуда появившихся «жигулей» угадывался силуэт милиционера-водителя.
— Документы!
— Пожалуйста…
Мужчина улыбнулся сержанту и медленно, стараясь не делать резких движений, сунул руку за пазуху — туда, где пригрелся на кожаных ремешках отлично пристрелянный пистолет…
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Да, новорожденная «Ривьера» требовала постоянного кормления и заботы…
На неё уходила почти вся прибыль от аренды оборудования, доход обоих уже «раскрученных» казино в Купчино и на Гражданке — так, что иногда не выручали даже «однорукие бандиты».
Кстати, о бандитах…
Слава Богу, что уж совсем в безвыходных ситуациях Андрею Ивановичу помогал Скрипач ( он же — Старый, он же — Станислав Скрипачев, он же…).
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...