ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тогда как раз Ассоциацию игорного бизнеса создавали. И ребята из «Киски» там здорово укрепились. А разве ж наш Андрей Иванович мог такое стерпеть? Он всю дорогу первым хотел оставаться. Вот и начал свою неформальную ассоциацию продвигать. Регулярно собирал директоров и владельцев разных казино под благовидными предлогами — вроде как, увеселительное мероприятие, а в процессе разные нужные вопросы обсуждались. Кстати говоря, толку от таких встреч было побольше, чем от официальных конференций.
— Не сомневаюсь.
— Так вот, естественно, что пресса в этой тяжелой работе была очень и очень нужна. А тут как раз и Алиса подвернулась — тем более, что ошивалась она тогда в «СВЕТЕ» днем и ночью, то есть, стала практически своим человеком.
— Так. А Полищука она уже тогда зацепила?
Начальник службы безопасности отрицательно покачал головой:
— Нет. Она сначала взяла в оборот одного типчика. Такого, знаешь… с гнильцой. Он у нас старшим администратором в «Ривьере» работал, планировался даже на заместителя директора, но метил явно повыше — на место Полищука.
— Даже так?
— Например, он «спалил» одну девку-крупье, любовницу Антона — рассчитывал, наверное, что Зайцев после этого своему заместителю доверять перестанет.
— И приблизит к себе вместо Полищука именно его?
— Ну, этот парень, его Анатолием зовут, вроде как тоже в фирме чуть ли не с самого начала — работал у Зайцева ещё в зале игровых автоматов… Но шеф как раз его всегда на расстоянии держал, в рамках.
— А почему?
— Не знаю. Чувствовал, что говнюк… Словом, Алиса для начала с ним сошлась. Но вскоре уже я его самого, Анатолия, за задницу прихватил — с поличным, на чистом «крысятничестве», на обмане казино. Виновника торжества, разумеется, выгнали пинком под зад — и тут девушке стало ясно, что лошадка её сошла с дистанции. Значит — что?
— Значит, надо ставить на какую-то другую, — усмехнулся оперативник.
— Совершенно верно… Вот госпожа Демидова и переключилась на Полищука. Быстренько его окрутила, затащила в постель, потом в суд — оформлять развод… В общем, живут они теперь вместе.
— Неужели так просто? Ему что, не говорили? Не предупреждали?
— Да сколько раз! Обьясняли, ругались даже, а толку-то… Седина в бороду — бес в ребро! — Начальник службы безопасности отмахнулся:
— И, главное — ведь все на глазах, представляешь? Помню, в «Глории» какой-то вечер был. Естественно вся верхушка «СВЕТа» притащилась. Кто-то с женами, кто-то с мужьями. Полищук был один, Алиса тоже. Посидели, выпили. Потом ещё выпили. Смотрим, а Алиса начала Полищука подкалывать, причем так остро, и вызывающе на него смотрит. Он поначалу отбивался, а потом как захохочет. «Впервые, — говорит, — со мной такое. Чувствую, что меня обосрали, а вот в чем — понять не могу». Ну, и все — можно сказать, что дальше его можно было брать голыми руками. Что она и сделала. Причем, не только руками.
Собеседник Савицкого невесело рассмеялся:
— Он целый вечер с ней танцевал представляешь? Это Полищук-то, который вообще танцевать не умеет и не любит. Естественно, по окончании тусовки он поехал Алису провожать. И уже на следующее утро нашу «рекламщицу» было в упор не узнать.
— Расцвела от любви?
— Причем тут это? Просто, в конторе появился ещё один директор. Девочка спокойно без стука входила во все кабинеты — кроме, пожалуй, Зайцевского. Водитель Полищука возил её по магазинам, на работе она появлялась тогда, когда хотела — то есть к обеду. А уходила часа через три — этак, знаешь ли, отчаянно поскучав за своим столом.
— А работа?
— Да всю работу свою она свалила на сотрудников! Поначалу мы на «оборзевшую» любовницу Антона внимания не обращали — своих забот хватало. Потом пару недель веселились, глядя на рост её амбиций. Однако в конце концов, всем это надоело — намекнули Полищуку, что неплохо бы девочку угомонить. Но он только виновато улыбался и прятал глазки. А ещё убеждал нас, что все не так уж плохо, она хороший человек, и это просто временное явление.
— Понятно.
— И нам стало ясно — Полищук плотно сидит под каблуком. Потерпели ещё месяц. Но к хамству привыкнуть невозможно, поэтому пошли на аудиенцию к Зайцеву. Он поначалу не поверил. Но после получасового нашего монолога пообещал разобраться. Неделю ходил, приглядывался к Алисе — а потом вызвал её на ковер. Уж не знаю, о чем там шел разговор, но заходила она к нему такой гордой походкой… Прямо — королева! А выскочила хуже вороватой горничной.
— Подействовало? — Удивился оперативник.
— Конечно, нет. Но внешне госпожа Демидова очень изменилась. Взялась опять за работу, здороваться со всеми стала… Но злобу на нас явно затаила. А, может быть, и на Зайцева тоже. Кстати, с самим Полищуком Андрей Иванович тоже воспитательную работу провел. Потому что какое-то время они даже не разговаривали. Потом, правда, все вошло в привычную колею… Так! Олег, здесь я должен вас покинуть.
Савицкий огляделся — они стояли почти напротив метро, довольно далеко от того места, где собеседник оставил машину.
— Ну, что же. Значит, все. Будем считать, что договорились…
— Спасибо. Жду звонка.
— До свидания! Постарайтесь поосторожнее.
— Обязательно. Всего и вам доброго! Кстати… Не желаете как-нибудь в баньку сходить? Тут есть неподалеку одна, довольно приличная.
Олег Михайлович припомнил свою «случайную» встречу с адвокатом Виноградовым и усмехнулся:
— Да нет, спасибо. Я, знаете ли, в последнее время что-то зачастил…
— Ну, как знаете! — Начальник службы безопасности фирмы «СВЕТ» пожал оперативнику на прощание руку, нырнул в проходной дворик, «проверился» для порядка — и вскоре уже вдавливал пальцем кнопку электрического звонка у двери малоприметного «физкультурно-оздоровительного комплекса»:
— Пустите погреться?
— Заходи! — Появившийся в клубах пара Антон Полищук источал крепкий запах веников и пива.
Кроме него и господина Зайцева в бане находился только новый телохранитель генерального директора — остальные люди из службы безопасности фирмы «СВЕТ» были размещены в припаркованных вокруг автомобилях.
— Отдыхаете, значит?
— Отдыхаем, — особой радости в голосе Полищука не слышалось. Видимо, перспектива делить компанию шефа с кем-то ещё его не прельщала.
— Отлично! Где тут у вас простыни?
… После очередного захода в парилку, когда настала пора устроиться за красиво накрытым столиком, Андрей Иванович провел тыльной стороной здоровой ладони по лбу и неожиданно обратился к собеседникам:
— Знаете, за что я казино люблю?
— За то, что оно тебя кормит, — хмыкнул начальник службы безопасности.
— Дурак! За то, что там все равны — как вот здесь, в русской бане. Тут все голые: ни чинов, ни кошельков… А в казино точно так же — за игровым столом плевать, сколько и чего на тебе понадето, все в одинаковых условиях. Перед судьбой, скажем, на рулетке, депутатским удостоверением не откозыряешь, пистолет ей ко лбу не приставишь…
— Да уж, рулетка… Темное дело! — Полищук отхлебнул пива и утер губы краем белоснежной простыни. — Говорят, Франсуа Бланк, основатель самого знаменитого казино в Монте-Карло, за секрет рулетки душу дьяволу продал. Контракта этого, конечно, никто не видел, но сумму всех чисел рулетки народ сосчитал. Получилось — шестьсот шестьдесят шесть!
— «Число зверя»? Сатанинское…
— Ну, вообще-то, ещё древние греки использовали для азартной игры щит, сбалансированный на острие меча, — блеснул эрудицией Андрей Иванович. — Так что…
— Прагматики утверждают, что рулетка — это символ поединка человека с судьбой, воли со слепым случаем… Момент, так сказать, ожидания своего жребия, весть о котором несет маленький, бегущий по кругу вечности шарик.
Господин Зайцев с нескрываемым удивлением посмотрел на начальника своей службы безопасности:
— Круто! Где же это ты нахватался?
— Да вот… книжки почитываем. В порядке самообразования.
— Молодец, — ревниво похвалил Полищук. — Стараешься.
Он посмотрел на стоящие перед собеседниками емкости с колой:
— Так что, я один, что ли, пью? Больше никто не хочет?
— Нет, почему же… — Андрей Иванович улыбнулся и кивнул появившемуся в дверях телохранителю:
— Дружище, плесните нам коньячка. На донышке, чисто символически.
Когда в бокалах заплескалась пахучая, темная жидкость из Армении, а молчаливый здоровяк с пистолетом исчез, он вновь повернулся к Полищуку:
— Ну, за что пить будем?
— Как обычно. За дружбу!
— Хороший тост, — одобрил его с непонятной усмешкой начальник службы безопасности.
— Хороший, — подтвердил господин Зайцев. — Кстати… Антон, а ведь мы тебя чуть того… не приговорили. К высшей мере, так сказать.
— В каком смысле? За что? — Отставил бокал Полищук.
— Да вот, за это… — Андрей Иванович показал глазами на свои жуткие шрамы и следы медицинских швов, располосовавшие тело. — Скажи спасибо вон ему — разобрался!
— Почти разобрался, — уточнил третий участник беседы. И не дожидаясь вопросов продолжил:
— Началось все с того, что ребята, пытавшиеся убрать нашего дорогого шефа, вскоре после покушения поставили на «прослушку» телефоны фирмы — Белого, мой, самого господина Зайцева… А твой — не стали! Почему?
— Не знаю.
— Вот и мы тоже не знали… Но мысли, конечно, появились разные.
Начальник службы безопасности сделал эффектную паузу. Потом продолжил:
— Тест на сообразительность. Как оказалось, кстати, элементарный. Антон, ты, когда шефа заменял, где сидел?
— У него в кабинете.
— И пользовался его телефоном, разумеется, — кивнул рассказчик. — А в твой кабинет переехала — кто? Правильно, госпожа Демидова! Вот ее-то разговоры, как раз, никого и не интересовали.
— Послушай, при чем тут Алиса? — Забыв о собственных проблемах вскинулся Полищук. — Опять вы все…
Но его перебил Андрей Иванович:
— Ну, вообще-то, они подозревать тебя стали ещё раньше. Антон, ты ведь помнишь тот наш разговор у меня в кабинете? Перед самым покушением?
— Помню. Меня о нем и в ментовке спрашивали…
— И что ты там сказал?
Полищук поправил сползающую с плеча простыню:
— Ответил просто — что мы с тобой обсуждали текущие вопросы финансовой и производственной деятельности. Да они особо и не интересовались…
— Правильно. Зачем господам из милиции знать, что ты в тот день опять показывал мне финансовые отчеты, убеждал — почти требовал! — сменить политику фирмы, отказаться от капитальных вложений, переориентироваться на «быстрые деньги», на прибыль, снова на массового потребителя…
— Ну и что? Я и сейчас так думаю. И никогда не скрывал этого от тебя — ни до, ни после… Это мое право, в конце концов! Но пока ты — начальник, я никогда и ни при ком…
— Вот именно. Только до тех пор, пока я — начальник, верно?
— А насчет того, что ни при ком… — вставил руководитель службы безопасности. — Значит, кто-то все же узнал о том, что между вами, компаньонами имеются кое-какие противоречия. И решил этим воспользоваться,
— Что ты имеешь в виду? — Нахмурился Полищук.
— Не что, а — кого! Твою Алису.
— Послушай, ты! — Казалось, Антон Полищук сейчас вскочит и набросится на собеседника. — Опять начинается?
Андрей Иванович положил на плечо приятелю здоровую руку:
— Знаешь, кто мне на «трубу» звонил? Тогда, на лестнице, перед стрельбой?
— Не знаю. Следователь тоже спрашивал, но я…
— Мне Анатолий звонил. Помнишь такого? У нас работал.
— Помню. Конечно, а как же!
— Но это мы теперь знаем. А в тот день он не представился даже — сразу задал вопрос. Примерно такой… Обдумал ли я предложение господина Полищука и не склонен ли его принять? Я, конечно, послал куда подальше, а он сказал, что очень сожалеет. Вот и все! Через несколько минут меня и ребят расстреляли.
— Чтобы узнать, кто разговаривал с Андреем, сначала пришлось выяснять, откуда звонили, — продолжил рассказ соседа начальник службы безопасности. — Оказалось — из клуба Ассоциации игорного бизнеса, со служебного телефона. Остальное уже было делом техники, как в скульптуре: взяли каменную глыбу, отсекли все лишнее и получили результат.
Господин Зайцев покачал головой:
— Не скромничай, работа проведена колоссальная.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...