ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— … и они его в обиду не дадут.
— Да я его собственными руками грохну, понял?
— Понял. Это твое право, разумеется, но… Не советую. К тому же, для этого придется довольно далеко ехать.
— Куда? — Не понял Савицкий.
Адвокат дождался, пока собеседник опустится обратно в кресло, и продолжил:
— Приказ из Москвы, из вашего же министерства: товарищ старший лейтенант Блинов Вадим, отчества не помню, направлен на учебу. Как молодой, безупречный, перспективный сотрудник органов внутренних дел.
— Куда? — Повторил вопрос Олег.
— Как же это полностью называют… Ага! Кажется, Международный центр подготовки сотрудников для национальных бюро Интерпола. США, Чикаго, штат Иллинойс. Адрес точный дать?
— Не надо, — отмахнулся собеседник Виноградова. — Спрятали, значит, парнишку… Как говорится, подальше положишь — поближе возьмешь? Да?
— Олег, мы же профессионалы. Эта игра не нами придумана…
— Ладно, поговороили… — Оперативник в последний раз оглядел шикарную обстановку Клуба . — Спасибо за приглашение. И за откровенность.
— Выпить ещё не хочешь?
— Нет, хватит… А то поросята поплывут.
— Какие поросята? — Удивился Владимир Александрович. Собеседники уже стояли в дверях ресторана, поэтому, чтобы услышать ответ Савицкого, ему пришлось опереться о дверной косяк.
— Поросята… Ты Ваську Потапова помнишь?
— Это который — из Курортного РУВД?
— Ага… Так он с месяц назад такое учудил! В отдел бабка приперлась: у неё злодеи двух поросей увели. Она в магазин на пару часиков отлучилась, возвращается, а в сарае пусто. Куда бежать? Естественно, к тем, кто тебя бережет — в милицию. А Васька, как на грех, дежурил. Пришлось заяву принимать. Он уж и так, и этак: может погулять они ушли, может, ещё вернуться. А бабка в крик: дескать, любит их как детей малых, жить без них не может — к празднику зарезать будет некого… В общем, заявление Васек проштамповал и начал детальное расследование. А буквально через сутки выдал результат… По показаниям свидетелей, плыли эти свинюшки аккурат вдоль берега залива. Тем более, что и бабкин дом почти у воды стоял. А раз нигде больше не объявились, значит — либо утопли, либо на тот берег подались, за российско-финскую границу. То есть состава преступления нет, и в возбуждении уголовного дела можно отказывать.
— Это, прямо, как по Кивинову!
— Не знаю, не читал… Причем, Васька и свидетелей нашел — компанию местных алкашей-бухариков. Этим после пузыря этилово-метиловой водки высшего качества не то, что свиньи в одиночном плаванье привидятся, а и лохастое чудовище в гости заглянет.
— Лох-несское…
— Не важно! Короче, подтвердили все в лучшем виде. Только вот немного поспорили: брассом те поросята плыли, вольным стилем или по-собачьи.
Между собеседниками, извинившись, проскользнул официант с подносом. Владимир Александрович спохватился:
— Все, пойдем! Провожу, а то заблудишься.
— Пойдем, — согласился оперативник, и Виноградов вдруг понял, что ни в глазах его, ни в голосе нет и следа веселья от только что рассказанной милицейской байки.

* * *
Господина Зайцева адвокат нашел в Рыцарской гостиной, где Андрей Иванович как раз заканчивал выслушивать отчет нового начальника отдела рекламы.
— И теперь последнее… Вчера наконец-то получили результаты социологических исследований. Помните, месяц назад заказывали?
— Ну, и как?
— Я оставлю, потом сами посмотрите. Вслух не прочитать — там объем порядочный. Но если вкратце… Получается, что среднестатистический клиент петербургского казино — мужчина в возрасте от двадцати пяти до сорока четырех лет, имеющий высшее образование, руководитель высшего или среднего звена, служащий или предприниматель.
— А не сказано, чего этот «среднестатистический» прется к нам?
— Есть, а как же…Смотрите! Больше половины, почти шестьдесят процентов, приходят в игорное заведение исключительно ради того, чтобы окунуться в атмосферу нешуточных страстей, адреналин погонять… Местом приятного времяпрепровождения и цивилизованного отдыха считают казино тридцать восемь процентов опрошенных. Небольшая группа, процентов пятнадцать, вообще ходит сюда исключительно как в клуб по интересам, чтобы пообщаться с друзьями — а не ради игры. Примерно столько же гостей любят понаблюдать за чужой игрой, а некоторые наивные — пятая часть, между прочим! — надеются улучшить свое материальное положение крупным выигрышем. К тому же, фактически каждый четвертый не прочь посетить ресторан… Здравствуйте!
— Привет. Здравствуйте, уважаемый Андрей Иванович!
— Добрый день. Проходите, господин Виноградов. Мы уже заканчиваем… Так. А о том, сколько с них можно снять деньжат, ничего нет?
— Есть и об этом… Около половины игроков — процентов сорок пять, направляясь в казино, определяют сумму, которую они могут затратить на игру. Но треть из этих расчетливых обязательно превышает свой же лимит.
— Нормально. То есть, шанс не разориться у нас пока ещё остался. Все?
… Когда начальник отдела рекламы оставил господина Зайцева и адвоката наедине, Владимир Александрович шутливо пожаловался:
— Представляете? Этот бугай, там, в дверях, даже пускать меня не сначала хотел!
— Ну, что же… Я ему, собственно, за это и плачу. Мой новый телохранитель вообще — в некотором роде уникальная личность. Представляете, у него недавно пес от инфаркта сдох!
— От инфаркта?
— Ага. Загонял собачку… спортсмен. Он каждый вечер километров по десять пробегает. А боксер с ним носился. Поначалу ничего было. А потом друг четвероногий не выдержал — он же не железный, здоровья не хватило. Парню хоть бы что, а у пса сердечко прихватило.
— Ну, вообще… — Судя по всему, настроение у господина Зайцева было неплохое, и адвокат решил его пока не портить.
— А на прошлой неделе, говорят, этот парень штангу из спортзала спер. Я спрашиваю: как же ты её вынес? Через окно, отвечает. Он через окно раздевалки сначала блины повыкидывал, потом — гриф, благо на первом этаже. Вышел, все это собрал и попер на себе. Представляете картинку? Сто двадцать килограммов пер — ночью, через парк, пешком… Кстати, насчет прогулок! Не пройтись ли и нам? А то врачи, знаете ли, настоятельно рекомендуют.
— С большим удовольствием! — Улыбнулся Владимир Александрович. — Заодно и побеседуем.
Оказавшись на свежем воздухе, он продолжил:
— Спасибо за приглашение, Андрей Иванович. Это было очень любезно с вашей стороны. Вроде, знакомы уже давно, а толком побеседовать так и не пришлось.
— Не стоит благодарности! Я — ваш должник, а долги надо отдавать. — Андрей Иванович шел медленно, слегка припадая на правую ногу — так, что Виноградову все время приходилось подстраиваться под него:
— Ну, что же… Вы ведь, кажется, Старым интересовались? Так вот, с ним в первый раз мы встретились мимолетом, несколько лет назад. Даже не познакомились. Тогда возникли проблемы с «точками» игровых автоматов — меня здорово подставили и был момент, когда я даже не мог попасть на свои обьекты. Меня несколько раз ловили и били — прямо на Невском, среди бела дня. Человек, который это устроил, предупредил, что ни мне, ни фирме «СВЕТ» не будет места в этом городе. Представляете ситуацию?
— Представляю.
Господин Зайцев неожиданно остановился и замер, всем корпусом повернувшись к адвокату. Несколько секунд он внимательно смотрел ему в глаза, после чего все-таки решил продолжить:
— В общем, «разборки» были ещё те. Я готов был идти до конца, поэтому… Так вот, на одной из моих встреч с очень серьезными людьми присутствовал и Старый. Он молчал, даже не представился — но разглядывал меня очень внимательно. Чем-то я ему приглянулся, или он предчувствовал, что судьба ещё сведет нас вместе… Не знаю. Потом я все-таки смог решить свои проблемы, но было необходимо искать прикрытие на будущее. Понимаете?
— Понимаю. Чего же тут не понять…
— Вот тогда-то я и вспомнил вновь о Старом. Через знакомых попросил о встрече. Второй раз увиделись у метро «Маяковская», в машине — мы тогда только-только купили «Ниву». Он пришел, залез в автомобиль. Спокойно выслушал все о нашей работе, о фирме и планах. А на мой вопрос, сколько будет стоить его содействие, просто ответил: «Станете отдавать мне столько же, сколько берете себе. Если на каком-то, на начальном этапе все деньги будут уходить на развитие — ничего страшного. Больше того. Понадобятся какие-то суммы — помогу. Только, говорит, прошу об одном — не крысятничайте. Давайте честно! И не считайте меня бандитской „крышей“. Просто — будем работать вместе. Ребята вы с головой, бизнес у вас перспективный и интересный. Дай вам Бог!»
Виноградов с трудом удержался от гримасы недоверия — он знал этот мир не первый год, и образ благородного разбойника мало вписывался в то, что бывший оперативник и нынешний адвокат знал о «ворах в законе» и криминальных «авторитетах» эпохи первоначального накопления капитала.
А господин Зайцев тем временем вновь зашагал вперед:
— Вот, с тех пор мы и работали вместе… Несколько лет.
— У Скрипача была доля в «СВЕТе»?
— Говорить о какой-то доле Старого… — Андрей Иванович интонацией подчеркнул, что и впредь намерен пользоваться не самой распространенной уголовной кличкой покойного господина Скрипачева, а той, которая была в обиходе среди его друзей, — …говорить о его какой-то доле в нашем бизнесе — сложно. Мы как-то никогда не заводили об этом разговор. А вот после того, как Старого убили, пришлось вспомнить. Появились наследники — те, кто хотел продолжить контролировать «его» фирмы.
— Вам пришлось с ними встречаться?
— И разговор был не из приятных. Дело в том, что сам Старый приветствовал наши иногда безумные планы. И спокойно давал на это деньги — при необходимости.
Господин Зайцев опять остановился:
— Дело в том, что он верил в перспективы и не стремился к быстрой отдаче. Мы строили наш бизнес на многие годы и тратили на его развитие намного больше, чем получали. Это был бизнес завтрашнего дня. Хотите пример? Букмекерство. «СВЕТ» начнет получать прибыль с этого направления только года через два. Потому что только к этому времени букмекерские бары станут массовыми и популярными, как в Англии. Однако, когда это время наступит — мы будем уже первыми и самыми опытными.
— Это как с «Ривьерой»?
— Совершенно верно! — Обрадовался пониманию Андрей Иванович. — Ведь ещё три года назад, когда мы только начали реконструкцию, все удивлялись и не могли понять, зачем вбухивать такие суммы в восстановление лепнины, в персонал, в интерьеры — если вместо этого можно купить массу бывших в употреблении автоматов и моментально срубить кучу легких денег.
— Да уж, соблазнительно.
— Так вот, скажите мне, где те, кто пытался так сделать? А «Ривьера» — вот она, существует и уже давно окупилась! Так что, работаем мы, конечно, может, и не по-русски. Не по-советски… Но так, как считаем нужным.
Господин Зайцев осекся и потер плече под повязкой:
— Вернее, работали. Пока Старый был жив… А вот с его, так сказать, правопреемниками оказалось сложнее. Мне предложили вполне конкретно и четко: все реконструкции свернуть, интерьеры сделать попроще, автоматов наставить побольше. Денег даже пообещали подкинуть, но контрольный пакет попросили себе. Кое-что там ещё прозвучало…
Адвокат снова почувствовал на себе тяжелый, испытующий взгляд Андрея Ивановича:
— Насчет дискотек и всякого там «ширева». Наркотики… Представляете, сеть наших казино уже сейчас самая большая в городе, с безупречной репутацией. Такие дела проворачивать можно: амфетамины, крэк, кокаин! Девочки, опять же, не говоря про отмыв денег — буквально, не отходя от кассы.
— Очень хороший кусок. Лакомый.
Щека господина Зайцева болезненно дрогнула, но он почти сразу же справился с собой:
— Я им — про перспективы, про сотрудничество. А они мне — про сумасшедшие прибыли, прямо сейчас. Да, ещё насчет оборудования поговорили… Придется, мол, производство наше свернуть. Во-первых, якобы, на них из Москвы давить начали — зачем ненужная конкуренция? Да и потом, говорят, лучше мы столы рулеточные и игровые автоматы за границей покупать будем.
— Почему?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...