ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Первой в пачке листков была подколота справка по охранному агентству «Закон и бизнес». Побывав в нетрезвых, но опытных руках профессионала, служебный телефон Пашки, бывшего соседа Савицкого, оброс десятками строк убористого компьютерного текста.
Череда сокращений, букв, символов и цифр несла в себе множество полезной информации, начиная с юридического и фактического адресов фирмы, расчетного счета в банке, налоговых льгот, номеров лицензий и установочных данных учредителей.
Разумеется, узнать все это не составило бы труда каждому, кто на рынке приобретет за сотню долларов компакт-диск с краденой «базой» налоговой инспекции. Но в самом конце имелась ссылка на некий документ… Олег Михайлович быстро перевернул страницу — точно! Следующий листок начинался с сурового грифа секретности и представлял собой отрывок из аналитического отчета РУОП о криминальной обстановке в сфере охранной и частной сыскной деятельности за прошлый год.
— Та-ак… — Савицкий потянулся за сигаретой. — Так…
По мнению коллег, агентство «Закон и бизнес» являлось чем-то вроде собственного оперативно-технического подразделения одной из крупнейших в городе преступных группировок.
Созданная несколько лет назад троицей отставных сотрудников питерской контрразведки, фирма, в отличие от большинства других, состояла не только из бывших коллег-чекистов. Настоящие хозяева «Закона и бизнеса» денег на ветер бросать не хотели, их не интересовала «кастовая чистота рядов», а потому агентство комплектовалось по принципу профессиональной пригодности, отборными представителями всех «смежных» служб — ГУВД, ФАПСИ, таможни, налоговой полиции… да и того же Регионального управления по организованной преступности. В справке, кстати, отмечалось, что значительная часть сотрудников агентства «не осведомлена в полном обьеме о действительных целях и криминальном притяжении фирмы».
Фамилии учредителей Савицкому ничего не говорили. Но вот в списке официальных и «негласных» клиентов агентства он наткнулся на несколько любопытных имен и красивых названий:
— Ну, что же… Посмотрим.
Сведения о наличии агентуры РУОП среди сотрудников охранной фирмы в справке отсутствовали — впрочем, это вовсе не означало, что её не было.
Савицкий перевернул листок. На обороте, естественно, оказалось чисто, а вот следующая страница была заполнена сверху донизу: телефонные номера, даты, время, продолжительность разговоров…
— Ого? Интересно.
Внимание оперативника привлекла последняя строчка. Судя по компьютерной «распечатке», буквально за несколько минут до покушения господину Зайцеву позвонили на персональный сотовый радиотелефон.
Странно. По протоколам допросов, вокруг Андрея Ивановича тогда была масса народа. Но в материалах дела об этом звонке нет ни слова. Хотя, может быть, свидетелей просто не спрашивали?
Жаль, что второе покушение в санатории и поспешная «эвакуация» потерпевшего не позволили пока получить его показания. Очень, очень жаль! Но врачи, понимаешь, грудью встали, пресса зашевелилась — вот прокурор и спасовал, отпустил господина Зайцева за границу, от греха подальше.
Савицкий поставил на полях огромную «галочку»: надо будет этот вопрос отработать дополнительно… Пролистнув страницу, он дошел, наконец, до пресловутого «черного списка» городских казино.
Собственно, сейчас этот документ уже весьма отличался от того, который передал Олегу начальник службы безопасности — и количеством, и качеством содержащейся в нем информации. Побывав в недрах милицейского компьютера, список оброс новыми, неоценимыми с точки зрения профессионала сведениями.
Конечно, большинство «нежелательных персон» игорного бизнеса ни на одном из секретных оперативно-справочных учетов не состояли — напротив их фамилий были указаны только полные установочные данные. Но кое-кто все же удостоился комментариев…
Прежде всего, Савицкий определил, что по меньшей мере двое из «черного списка» с самого начала пришли в казино с поддельными документами — паспорта, по которым они зарегистрировались, принадлежали совсем другим людям и милиция считала их либо потерянными, либо украденными.
Затем, выяснилось, что несколько человек, упомянутых в «распечатке», негласно сотрудничало или сотрудничает с правоохранительными органами. Это нисколько не удивило — среда самая что ни на есть криминогенная, плотность «источников информации» в ней должна быть выше средней. К тому же, давным-давно, когда первый наставник, Владимир Александрович Виноградов, был ещё классным оперативником, а не преуспевающим адвокатом, он учил Олега:
— Население делится на тех, кто по сей день состоит в действующей агентурной сети, «архивников» и… кандидатов на вербовку.
Судя по всему, положение вещей с тех пор не слишком изменилось…
Савицкий взял в руки фломастер и принялся подчеркивать сведения о судимостях лиц, включенных в список: мошенничество, незаконные валютные операции, вымогательство, злостное хулиганство, грабеж, опять мошенничество…
Одиннадцатая фамилия оказалась женской. Малопонятное постороннему глазу сочетание цифр и букв напротив неё указывало, что бедняжка как раз в настоящее время томится в стенах городского следственного изолятора.
— Любопытно… Очень даже кстати!
Олег неожиданно для самого себя вернулся назад — к странице с распечаткой телефонных переговоров господина Зайцева. Сочетание цифр телефонного номера, с которым произошло то, самое последнее, соединение, показалось ему смутно знакомым, но гадать на кофейной гуще не было ни времени, ни желания:
— Алле, дежурный? Это я, привет. Какая у нас сегодня «дорожка»? Какая? Ага, спасибо! — Узнав кодовое слово-»пароль», Савицкий связался со справочной службой ГУВД и «пробил» интересующего абонента:
— Так, записываю… Значит, клуб Ассоциации игорного бизнеса… Точно? Понял, адресочек… Счастливо, девушка!
Он ещё правой рукой клал трубку на рычаг, а левая уже шарила в кармане пиджака. Слава Богу! Среди ненужных чеков, записок и каких-то мятых обрывков бумаги почти сразу же нашелся глянцевый прямоугольник визитной карточки.
Вспомнилось недавнее: баня, столик с закусками, запах березовых веников и усталый голос адвоката:
— Возьми. Может, пригодится…
Все совпадало — телефон, улица, номер дома. А значит, последним, с кем разговаривал перед покушением господин Зайцев, был юридический консультант Ассоциации игорного бизнеса, преуспевающий член её закрытого клуба Владимир Александрович Виноградов…
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
— Возьми. Может, пригодится… — Сказал тогда адвокат.
Олег усмехнулся: вот и пригодилось. Он втянул ноздрями воздух и прикрыл глаза, будто снова почувствовав неповторимый банный запах…
…Владимир Александрович пригладил мокрый ежик волос:
— Не стоит искать убийцу среди конкурентов Зайцева.
— Почему? — Поднял брови Савицкий.
— Потому что его основные конкуренты — это мы.
— А кто — мы? Ты лично, Саныч?
— Нет. Мы — это Российская Ассоциация игорного бизнеса. Слышал?
— Москва? — Припомнил какую-то справку по делу Олег.
— Да. Я работаю у них юрисконсультом — здесь, в представительстве.
Савицкий даже не знал, что сказать. Потом нарушил молчание:
— Слушай, я тебя, конечно, очень уважаю, но…
— Уважение тут не при чем. Имеют значение только факты, и простая логика событий. — Владимир Александрович придвинулся ближе к собеседнику:
— Те, кто меня послал — они ведь очень-очень деловые люди. Даже, наверное, слишком! И никогда не станут делать то, что не выгодно.
— К чему ты, Саныч?
— Да к тому, что в нашем бизнесе стрельба по людям — это несерьезно! Слишком дорогое удовольствие… Игра не стоит свеч, есть масса способов устранить конкурента без шума и крови.
— Ну, говорят ведь, что нет человека — нет проблемы. Так?
— Ерунда. Москве сейчас проще деньгами всех задавить. И распоряжениями всякими правительственными — вполне легально, на высшем уровне. Ты что-нибудь о последнем законопроекте налогообложения игорного бизнеса слышал?
— Нет. Просвети.
— Сейчас все казино по стране, помимо обычных налогов, ещё платят с каждого стола, рулетки, автомата некую фиксированный сумму. Пока она не очень большая, так что — жить можно. Но с недавних пор активно поговаривают о переменах. И если наши друзья в правительстве протащат новый закон, то за каждую «игровую единицу» придется отдать несколько десятков тысяч баксов! Представляешь?
Савицкий пожал плечами — он не знал, много это, или мало при годовых оборотах игорного бизнеса. Собеседник посчитал необходимым обьяснить:
— Получается, что небольшим заведениям придется просто закрыться. А выжить смогут только огромные казино, каковые имеются только — где? В столице-матушке… И помчатся эти монстры по просторам нашей необъятной Родины, открывая в провинции одну за другой дочерние «точки».
Виноградов потрогал почти уже высохшие волосы:
— Открывается оперативный простор — местных казино и игорных клубов нет, рынок свободен. А народу-то разницы никакой, где ставки делать! Между прочим, если закон даже и не примут, мы все равно сейчас в выигрыше. На местах все сидят и трясутся, никто новых заведений не открывает, замерли в ожидании. То есть, хотя бы новых конкурентов не возникает. Значит можно воспользовавшись паникой и тихо, спокойно осваивать провинциальные рынки.
— Значит, ты работаешь теперь на Москву…
Но Владимир Александрович пропустил реплику мимо ушей:
— Кстати, не удивлюсь, если выяснится, что вся эта буча вокруг «игорного» законопроекта вообще устроена кем-то из нашей столичной Ассоциации. Хочешь пример? По моим данным, за последние несколько месяцев, с момента появления этой бумаги о новом налогообложении, продажа фирмой «СВЕТ» оборудования для казино упала раза в четыре.
— Почему? — Среагировал на знакомое название Савицкий.
— Я же сказал, что в Питере никто новых заведений не открывает. Боятся. Но если точно знать, что весь этот шум — туфта, на снижении спроса и цен можно неплохо подзаработать! Между прочим, насколько я знаю, Москвой уже полностью контролируется сибирская ассоциация деятелей игорного бизнеса, а по её каналам распространять информацию — одно удовольствие.
— И дезинформацию?
— Разумеется. Если уж зашла речь… Ты даже не представляешь, как эту самую Сибирь столица под себя подмяла! Тут человек от господина Зайцева недавно звонил в одну фирму, предлагал свое оборудование. Так ему, говорят, прямо ответили, что все, кто входит в Российскую ассоциацию, обязаны делать закупки только у москвичей. А не входящих там, видимо, просто нет.
— Зачем ты мне это рассказываешь, Саныч?
Адвокат покачал головой:
— Чтобы ты понял: тем, кто сейчас реально контролирует экономику и власть, нет нужды хвататься за автоматы. «Свет» — солидная фирма, серьезная, а Зайцев — не последний человек в городе. Но помешать нам завоевать питерский рынок они все равно не в силах. Уже создается региональная ассоциация, в которую войдут все, кто не хочет разориться — совершенно добровольно, между прочим. А дальше у всех, кто не станет с нами сотрудничать, начнутся всевозможные проблемы — может, лицензию им почему-то не продлят, может, милиция к чему-то прицепится. Да мало ли! Налоговая, пожарники…
— Все, что ли, куплены? — Криво усмехнулся Олег.
— Всех не купить, — в голосе Виноградова звучало искреннее убеждение. — Дорого. Да и незачем! Достаточно дать денег двум-трем начальникам, а остальные служивые пусть честно выполняют свой долг — но только в нужном, в указанном направлении… В общем, рано или поздно город перейдет под контроль столицы.
— Вот тут-то вы и развернетесь, да? Оборудование, наверное — только из Москвы, обучение персонала только там же… А можно и вообще небольшую долю во всех казино потребовать, вернее — как это? — предложить свое долевое участие.
Почувствовав настроение собеседника, адвокат вздохнул:
— Это рынок. Пока ещё дикий, не цивилизованный, но… В Сибири те, кто входит в их ассоциацию не имеют права даже факсы с предложениями от других производителей получать. Ты про казино «Пантеон» слышал? А про клуб «Аргентинские ночи»?
— Ваше все хозяйство?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...