ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ведь и в «Глории», вроде, что-то подобное случалось…
— За руку там никто никого не хватал. Были пару раз подозрения о сговоре в какие-то определенные дни, так там просто всю смену крупье увольняли — и нет проблем.
— Ясно. Давай тогда вот что…
— Андрей, пора! Пора. Надо прощаться… — голос жены вывел Зайцева из воспоминаний.
— Да-да, конечно.
Бортовые люки «Боинга» отодвинулись в сторону, и в полутьме проемов почти одновременно возникли фигурки стюардесс.
— Вон, автобус уже, на посадку!
Андрей Иванович перевел взгляд от здания аэровокзала на трап, по которому спускались к ним двое мужчин в форме французской авиакомпании:
— Все. Идут меня забирать… До свидания, ребята!
— Пока, Андрюха! Выздоравливай.
— Счастливого пути!
— Привет француженкам!
Прощание не затянулось. Машина покинула летное поле ещё до того, как из подьехавшего к борту автобуса высыпали первые пассажиры бизнес-класса…
ГЛАВА ВТОРАЯ
Савицкого выдавили из троллейбуса, как зубную пасту — быстро и неотвратимо.
Оказавшись на тротуаре, он первым делом ощупал себя в привычной последовательности: пистолет, служебное удостоверение, ключи. Потом только проверил наличие кошелька и на всякий случай пересчитал пуговицы куртки.
Странно. Все оказалось на месте. Пострадали только отдавленные напрочь ребра и ботинок с отпечатанным на нем следом чьей-то подошвы.
Двери ещё не закрылись, но втиснуться обратно было бы нереально. Ждать следующего троллейбуса тоже вряд ли стоит.
— Общественный, чтоб его, транспорт…
Впрочем, времени на стоны и проклятия не оставалось. Хорошо хоть, что остановки на Невском проспекте короткие — так что, Олег довольно быстро, минут за десять, преодолел пешком расстояние, отделявшее его от входа в казино «Ривьера».
— Добрый день!
— Здравствуйте, — стеклянная дверь открылась, как только Савицкий протянул к ней руку. Швейцар, крепкий молодой человек в красной с золотом униформе, посторонился и пригласил:
— Прошу вас… Проходите.
— Спасибо.
Наверх уводила широкая, покрытая ковровой дорожкой лестница — и поднимаясь по ней, посетитель сразу же окунался в атмосферу роскоши и спокойствия.
— Добрый вечер. — Как только Олег подошел к регистрационной стойке, рядом с ним вырос плечистый парень с такой характерной внешностью, что даже черный костюм с «бабочкой» и белая рубашка смотрелись на нем, как парадный мундир морского пехотинца.
— Да, конечно… — Савицкий ответил кивком и обернулся к девушке за стойкой:
— Я из милиции. Меня просил подьехать ваш начальник службы безопасности.
— Минуточку. Простите, какой-нибудь документ…
— Зачем?
— Так положено. Извините.
— Да ладно, раз положено… — оперативник пожал плечами, но предьявил свои красные «корочки».
Пока девушка вызывала кого-то по внутренней связи, верзила-охранник не отходил от посетителя ни на шаг. Это не то, чтобы действовало на нервы, но и радости особой Олегу не доставило.
— Сейчас. Он уже спускается. Вы можете пока пройти, раздеться…
Савицкий ещё получал взамен своей куртки металлический номерок, а из боковой двери уже вышел чуть полноватый мужчина лет тридцати пяти в накинутом на плечи твидовом пиджаке спортивного покроя.
Под пиджаком виднелась рука на перевязи и дорогой галстук, прикрывающий раннее брюшко.
— Вы Савицкий? Очень приятно.
— Господин…
— Зовите меня просто — Саша. Договорились?
— Олег Михайлович, — представился оперативник. Несмотря на то, что стоящий напротив человек ему, в общем, понравился, положение, все-таки, обязывало. — Это вы мне звонили?
— Да, я. Спасибо, что согласились приехать. Пойдемте!
Начальник службы безопасности привычным жестом показал в сторону арки-металлоискателя белеющей перед проходом в игровые залы. Он миновал её первым, и динамики слабо пискнули, отмечая наличие в карманах разных безобидных мелочей.
Следом шагнул Савицкий. Едва он оказался в зоне действия датчиков, как холл огласил пронзительный, неприятно-надсадный звук сирены — нечто среднее между воем и ревом.
— Ну, вообще… Так ведь до инфаркта доведете! — Олег Михайлович покачал головой, потрогал заколотившееся от неожиданности сердце и помотрел на демонстративно замершего рядом охранника в черном. — Предупреждать надо.
— Простите, — развел виновато руками начальник службы безопасности и показал на пиджак Савицкого. — Что у вас там — радиотелефон? Оружие?
— Пистолет. На законном, между прочим, основании.
— Надо бы сдать, — вздохнул сопровождающий. — У нас не положено.
— Исключено, — с вызовом посмотрел прямо в глаза охраннику Олег.
— Но, видите ли… Тут частное заведение, жесткие правила…
— Понимаю. Я, вообще-то, могу и уйти. Запросто!
Но человек с повязкой не дал конфликту разгореться:
— Под мою ответственность. Пропустите — в порядке исключения.
Верзила в черном выглядел недовольным, но подчинился.
Вслед за спутником, Савицкий покинул холл — на этот раз двери из матового бронестекла раздвинулись сами собой, от сработавших фотоэлементов — и оказался в уютном сумраке бара.
Кроме юноши за стойкой, в помещении не было ни души. Тяжелые шторы, лепнина, мебель из натуральной кожи, низкие столики… Интерьер дополняли живые пальмы в кадках и несколько игровых автоматов у дальней стеночки.
Играла музыка. Пахло чем-то вкусным и сказочно дорогим.
— Присаживайтесь, — хозяин показал гостю на одно из бежевых мягких кресел. — Бывали здесь раньше?
Олег Михайлович усмехнулся:
— Приходилось… Давно, правда.
— Понимаю. Я тоже раньше сюда на фестивальные фильмы бегал. Один из любимых кинотеатров!
— Да, пожалуй. Здесь ещё перед сеансом, помнится, кофе-гляссе подавали, самый вкусный в городе.
Савицкий обернулся через плечо. Все вокруг, конечно, изменилось до неузнаваемости, и тем большим сюрпризом было увидеть в дальнем углу зала запомнившуюся с детства мраморную табличку:
— Однако… — Строгие золотые буквы напоминали о том, что именно в этом кинотеатре когда-то, семь с лишним десятилетий назад, состоялась премьера одного из величайших и героических фильмов всех времен и народов.
— Ну, мне это тоже не очень по душе… Но посетителям, особенно из «новых русских», нравится. Кстати, выпьете чего-нибудь?
Савицкий перевел взгляд на замершего рядом со столиком бармена:
— Кофе. Каппучино.
— Мне — сок… Может быть, что-то покрепче? Не стесняйтесь!
— Нет, спасибо.
— И правильно, в общем-то. Я лично — вообще не пью.
Начальник службы безопасности рассчитал верно — подобная тема не может оставить равнодушным никого из мужчин.
— Что — вообще никакого спиртного? Совсем?
— Ну, могу иногда на приеме, или на презентации красного сухого… Да и то — так, пару глотков. Для приличия.
— Отчего же? — Среди знакомых Олега уже встречались такие люди. Но обычно это были либо намертво «завязавшие» алкоголики, либо больные какой-нибудь венерической гадостью, либо фанатичные приверженцы неких религиозных догм. — Здоровье не позволяет?
Собеседник улыбнулся:
— Да нет, я раньше пил, как все… Дело прошлое, можно рассказать — даже сотруднику милиции. Короче, я несколько лет назад, когда ещё и не думал, что здесь окажусь, водкой решил заняться. Из института научного сократили, работы не было… Вот, ребята знакомые и предложили: организуй производство. Спирт наш, тара и прочее тоже, со сбытом проблем не будет. А что делать? Начал «бодяжить» водку разную.
Начальник службы безопасности развел руками:
— До сих пор стыдно, представляете? Приличный, вроде, человек, с высшим образованием… Ну, ладно. Суть в том, что на меня ведь, кроме прочего, ещё и функции ОТК с «госприемкой» ложились. Приезжает, допустим, покупатель-оптовик на «Камазе». Открывается борт машины: «Грузим?» «Грузим!». Первый ящик пошел, второй, третий… «Стоп! Проверяем.». Вскрывается упаковка, достается любая бутылка на выбор клиента, пробку долой — и мне в стакан пятьдесят граммов. Выпиваю… «Грузим?» «Грузим…» Десятый ящик, одиннадцатый, двадцать пятый… «Стоп!» «Проверяем?» «Проверяем…» Опять вся процедура сначала: вскрыли, налили, выпил… И так — пять-шесть раз на каждой отправленной партии! Представляете?
— С трудом, — хмыкнул Савицкий.
— Вот именно. С тех пор — даже запаха не переношу.
Бесшумный юноша поставил на столик заказ и опять вернулся за стойку бара. Начальник службы безопасности взял стакан с соком, и поморщился, случайно задев повязку.
Заметив это, Олег запоздало сообразил, что вопрос его по поводу выпивки и здоровья собеседника был не слишком тактичен, и попробовал загладить неловкость:
— В руку зацепило?
— Нет. Пуля навылет прошла, между ребрами. Просто, врач сказал плечо зафиксировать, чтобы дырка побыстрее затянулась.
— Понятно, — кивнул Савицкий.
…Безобидный треп о том, о сем, продолжался ещё несколько минут, в течение которых собеседники изучали друг друга. Видимо, в конце концов они оба остались довольны первым впечатлением, потому что решили перейти к делу:
— Итак?
— Видите ли, Олег Михайлович… Я вот так срочно, безотлагательно пригласил вас по несколько необычному и деликатному делу.
— Оно связано с покушением на господина Зайцева?
— Думаю, да. В общем, мои охранники сегодня ночью задержали парочку прелюбопытных субьектов. Эти ребята навешивали нам на телефонные линии разную гадость. Догадываетесь, о чем идет речь? «Прослушки», причем, вполне профессиональные, приличного качества.
— Документы при них были какие-нибудь?
— Только удостоверения городской телефонной сети… Разумеется, «липовые».
Савицкий с искренним интересом поднял брови:
— Что говорят?
Начальник службы безопасности отмахнулся:
— Несут какую-то ахинею.
— Может быть, не так спрашивали? Я готов, если необходимо…
— Спасибо, но… Видите ли, Олег Михайлович, если мы всерьез — всерьез! — начнем с ними беседовать, ребята расскажут все. И что было, и чего не было.
Савицкий даже не нашелся, что ответить. Ясно, что «развязывать языки» можно разными, и не всегда гуманными способами. Но собеседник вовсе не производил впечатление человека, настолько глупого, чтобы делать это в присутствии малознакомого сотрудника милиции…
— Слушаю. Что вы хотите?
— Хорошо бы, чтобы вы на них поглядели. Незаметно.
— Зачем? — Еще больше удивился Савицкий.
— Дело вот в чем… Если «телефонистов» послали те, кто устроил стрельбу — мы разберемся сами. Но ведь не исключено, что это ваши сотрудники. Верно? Допустим, вы их направили сюда для проведения некоего оперативно-технического мероприятия… Представляете, какой шум поднимется, если к ним применят, скажем так, жесткие меры воздействия? А нам вовсе не нужно ссориться с органами!
— Почему вы думаете, что их мог послать именно я?
— Ну, не лично вы… Но, насколько всем известно, вся подобная работа по делу Зайцева в следственно-оперативной группе замкнута на вас. Или нет?
— Допустим. А вы их самих не спрашивали?
Собеседник пожал плечами:
— Разве они по-хорошему скажут? Потом-то, конечно, признаются, но…
— Тоже верно, — вынужден был согласиться Олег Михайлович.
Инструкции предписывали милицейским «разведчикам» не раскрываться до последнего и, видимо, люди из службы безопасности вели себя с ними пока достаточно корректно. Если, конечно, речь идет действительно о ребятах из Главка, а не о работающих на «криминал» специалистах похожего профиля.
Вообще-то, судя по срокам, соответствующая служба ГУВД как раз в эти дни должна была бы приступить к выполнению подписанных Савицким у генерала оперативно-технических заданий.
— А если я никого не узнаю? В Главке народу много, а тех, кто у нас занимается подобными делами, вообще стараются не светить.
— Нет проблем! Нам придется рисковать, разбираясь своими методами, а вы должны будете только забыть о сегодняшнем эпизоде. — Заметив реакцию гостя, начальник службы безопасности заверил:
— В свою очередь, гарантирую — все, что будет из них вытянуто, станет вам известно. Более того… Черт побери! Да мы вам их отдадим с рук на руки, тепленькими: только пишите на протокол.
— Можно по другому, — прищурился Олег. — Отдайте их мне прямо сейчас.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...