ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Живьем… Потолковать по душам.
— А что такое? — Удивился напарник. — Нормально пишет мужик, все по правде.
— По правде! В том-то и дело… Познакомился я тут, понимаешь, с девкой одной классной. Все как положено — цветочки, кино-вино, уютный кабачок. Я, как обычно, по ходу пьесы пиджачок снял, ненароком «ствол» засветил…
— Зачем?
— Для пользы дела. Девки любят мужиков с оружием, они от этого кайф какой-то ловят. А тут я ещё к тому же начинаю ей про нелегкие будни уголовного розыска заливать, про засады, погони и прочую, блин, романтику милицейскую… Реакции ноль! Наоборот, вместо восторга и уважения — этакая гримаска во все личико.
Олег откинулся на скрипящем стуле:
— Я, конечно, интересуюсь — в чем дело? А она… Она спокойно так отвечает: хватит, мол, врать. Есть, говорит, такой писатель, Андрей Кивинов — так вот, он все про вас, пьяниц и бабников, подробно в книжках своих написал. Про то, как вы вместо того, чтобы преступников ловить, заявления отфутболиваете, и вообще…
— Дура! — Искреннему возмущению Вадима не было предела. — Ну, дура!
— Дура, — согласился со вздохом Олег. — Но краси-ивая… Жаль, так ведь и ушла. Вечер пропал. И все — из-за каких-то вредных книжек!
Вадим прищурился, вглядываясь в соседа и пытаясь сообразить, шутит Олег, или на этот раз он говорил серьезно:
— Послушай, Михалыч…
Однако, разговор их был прерван настойчивым, громким звонком.
— Местный.
Городской телефон по праву кабинетного старожила прибрал к себе Олег. А вот трубку аппарата внутренней связи обычно приходилось поднимать его более молодому коллеге:
— Слушаю.
— Кто это? — прохрипел динамик голосом дежурного.
— Блинов.
— Савицкого позови.
— Минуточку, — Вадим перегнулся через стол, протянул трубку соседу и зачем-то понизив голос пояснил:
— Тебя хотят! Персонально.
Олег пожал плечами:
— Давай… Да, слушаю!
Дежурный даже не стал здороваться:
— Это ты Зайцевым интересовался?
— Каким Зайцевым? — не сразу припомнил Савицкий.
— Зайцевым Андреем Ивановичем… Которого на Приморской подстрелили.
— А-а! Понял. Да, это мое дело.
— Тут сейчас ребята из СОБРа отзвонились. Докладывают, что клиент пошел на поправку. Можно будет скоро побеседовать.
— Так они что, до сих пор у него дежурят? — Удивился Олег.
— Ага. Постоянный пост… И в больнице сидели, и теперь вот — в санатории.
— Круто.
— Говорят, по личному указанию генерала.
— Даже так? — Вздохнул Олег. — Наверху, конечно, виднее.
— Сочувствую, — без слов понял Савицкого дежурный по отделу.
Он сам отпахал в розыске два десятка лет и знал, что если уж дело «взяли на контроль», спокойно оперу работать не дадут. При этом причины проявлять заинтересованность у начальства могут быть самые разные: политические, корыстные, личные, но результат всегда один — помощи не дождешься, а по мелочам задергают.
— Надо ехать.
— Так, может, рано еще?
— Ну, все равно… Хотя бы отметиться. Слушай, они случайно телефон не оставили, куда перезвонить?
— Есть у меня. Вот, даже два — один прямой, в палате стоит, и еще… Кажется, это заведующего отделением.
— Записываю, — Олег взял ручку и уткнулся ею в свободное пространство на настольном календаре.

* * *
От автобусной остановки до санатория «Невские вечера» нужно было ещё пройти метров триста. Большая часть пути лежала вдоль высокого каменного забора, однообразие которого лишь изредка нарушалось архитектурными излишествами в виде управляемых дистанционно телекамер.
Для полноты впечатления не хватало только колючей проволоки и собак по внутреннему периметру — Олег даже посмотрел на всякий случай в сторону залива, предположив, что и пляжи здесь, должно быть, оборудованы по последнему слову противодиверсионной техники.
Конечно же, и вьезд на территорию этого лечебно-оздоровительного учреждения поразительно напоминал КПП секретного военного обьекта: чистота, порядок, электрические турникеты, и будка охранника с бронестеклом и переговорным устройством.
— Здравствуйте, — первым поприветствовал гостя высокий мужчина с внешностью недавно уволенного в запас гвардейского офицера. На лице у встречающего была внимательная улыбка, а под пиджаком угадывалась наплечная кобура.
— Здравствуйте.
— Чем я могу вам помочь?
Это произвело на Савицкого хорошее впечатление — если и остальная прислуга здесь вышколена так же, как сотрудники службы безопасности, «Невские вечера» и вправду можно считать элитным заведением
— Милиция, — Олег продемонстрировал в окошко удостоверение.
— Прошу прощения. Одну минуточку!
Вскоре Савицкий уже беседовал со старшим смены:
— Проходите, пожалуйста…
— Спасибо. Мне нужно побеседовать с господином Зайцевым. Есть у вас такой?
— Вы следователь?
— Нет. Оперативник, — пришлось признаться Олегу.
— Ах да, конечно, — кивнул представитель службы безопасности. — Видите ли…
— Я созванивался с лечащим врачом. Он обещал все согласовать.
— Тогда подождите, пожалуйста, ещё минуточку. Прошу прощения!
— Ладно. Подожду. — К подобным проволочкам Олег почти привык и в отличие от некоторых коллег относился к ним достаточно философски.
Конечно, и он ещё застал те сказочные времена, когда уголовный розыск пользовался у граждан почти непререкаемым авторитетом, а красная милицейская «ксива» легко открывала любую дверь. Но теперь жизнь пошла другая.
Не лучше, не хуже — просто, другая, и нечего жаловаться.
Впрочем, на этот раз ожидание не затянулось — старший смены вернулся и позвал Савицкого за собой:
— Пойдемте, провожу.
— Да ну, что вы! Обьясните только куда, я сам попробую найти.
— Это не так просто, — улыбнулся собеседник. — И вообще… Извините, но тут у нас такой порядок.
Территория «Невских вечеров» показалась Олегу значительно больше, чем он предположил поначалу. Два белоснежных лечебных корпуса стояли в центре, окнами на залив, а чуть поодаль прятались среди деревьев коттеджи для персонала, кирпичный гараж, котельная и спортплощадка с футбольным полем…
— Красиво, — Олег сбавил шаг проследил взглядом за белкой, метнувшейся в сторону чуть ли не из-под ног. — Тихо…
— Да, тихо. Стараемся! — Представитель службы безопасности воспринял слова гостя, как вполне заслуженный комплимент.
Тропинки, будто специально предназначенные людьми и природой для неторопливых прогулок и размышлений о вечности, петляли среди сосен. Благодаря таланту планировщиков, глухой забор, отделявший санаторий от остального мира, хотя и угадывался среди складок местности, но в глаза не лез и как бы не существовал вообще. А сразу же за прилизанными ветром песчаными дюнами начиналась широкая полоса прибоя.
Спутники поравнялись с оранжереей. Огромные стекла изнутри запотели, но даже сквозь осевшую на них влагу легко можно было разглядеть какие-то экзотические цветы и растения с листьями в полтора метра длиной.
— Это что — бывший санаторий обкома? — Не удержался Олег.
— Почти… — Сопровождающий был доволен впечатлением, которое произвело на гостя его «хозяйство», и пояснил:
— Он был на балансе ЦК КПСС.
— Да, умела жить «номенклатура»!
Спутник посмотрел на Савицкого, вздохнул и все-таки не удержался:
— Нынешние тоже… не промах.
— А кто сейчас здесь лечится?
Представитель службы безопасности сделал вид, что не расслышал вопроса. Но Олег продолжил:
— Дорого, наверное?
— Не только же в деньгах дело, — собеседник хмыкнул и многозначительно поднял седеющую бровь:
— Сюда ещё попасть надо суметь…
Собственно, они уже пришли.
Оказавшись на крыльце ближнего корпуса, представитель службы безопасности вставил в прорезь специального устройства узкий пластиковый прямоугольник, и створки дверей неторопливо разьехались в стороны:
— Прошу вас… Прямо.
Под присмотром очередной телекамеры Олег оказался в холле.
— Пойдемте. Вот по этой лестнице.
Меньше всего обстановка в здании напоминала о медицине. Различных лечебных и физкультурно-оздоровительных учреждений Савицкий за время работы в розыске навидался, но оказавшись здесь в другое время и при других обстоятельствах он скорее всего решил бы, что попал в гостиницу-»люкс» для иностранных туристов.
Впрочем, в другое время и при других обстоятельствах Олег сюда просто бы не попал.
Широкая «парадная» лестница, музейная бронза поручней и светильников, стены, обитые тканью, картины… Вокруг не было ни души, и даже собственные шаги спутников утопали в ковровых дорожках — так, что тишина нарушалась только монотонными звуками прибоя.
Савицкий обратил внимание на указатели: «Кинозал», «Ресторан», «Нижний бар. Бильярд», «Сауна»… Но от комментариев воздержался.
— Один момент! — Сопровождающий остановился на втором этаже, перед дверью красного дерева. — Сейчас, они сами откроют.
Кованая табличка сообщала, что за дверью находится «второе отделение реабилитационной терапии». Бронзовая ручка опустилась вниз, и на пороге возник мужчина, выражением лица и одеждой поразительно напоминающий того, который встречал Олега у ворот. Не вызывало сомнений, что он также трудится в структуре, отвечающей за безопасность пациентов и обитателей санатория.
— Прошу вас, проходите.
Видимо по привычке, охранник говорил очень тихо — а вслед за ним и вошедшие понизили голос до полушепота:
— Добрый день.
— Здравствуйте, — дверь закрылась, и трое мужчин оказались в помещении, поразительно похожем на приемную перед кабинетом какого-нибудь банкира или высокопоставленного чиновника.
Впрочем, почти сразу же к ним присоединилась симпатичная девушка в очень белом и очень обтягивающем халатике.
— Как там у нас, Машенька? — поинтересовался спутник Савицкого.
— Проснулся.
— Вы про Зайцева? — На всякий случай уточнил Олег.
— Да, — медицинская сестра с некоторым недоумением перевела взгляд с посетителя на человека из службы безопасности.
Тот улыбнулся и растолковал Олегу:
— Других пациентов тут нет. И не бывает, у нас всегда по одному лежат.
— Понятно. — Про индивидуальные «генеральские» палаты в госпиталях и больницах Савицкий слышал, но чтобы для одного-единственного больного выделялось целое терапевтическое отделение… — Так что, можно побеседовать с этим господином? Доктор ваш разрешил.
— Да, я в курсе, — девушка наморщила лобик и посмотрела на часы. — Вообще-то, сейчас надо процедуры делать…
— Это надолго?
— Минут десять. Не больше.
Олег задумался:
— Может, я тогда подожду лучше? Вы закончите, и мы побеседуем спокойно.
— Хорошо. Присаживайтесь.
— Машенька, мы пока кофейку попьем? Не возражаешь? — Представитель службы безопасности придержал сестричку за локоток.
— Конечно, проходите. Там свежий, только что заваривали.
Она уже собралась ушмыгнуть, но тут задал вопрос Савицкий:
— А где наш парень? Из СОБРа
— В палате. — Хорошо вышколенная девица прежде чем ответить посмотрела не на Олега, а на его спутника. — Позвать?
— Да, пригласите. Пусть прямо на кухню подходит.
— Скажите, что опер приехал, из «убойного»… — вставил Олег. — Они ведь здесь круглые сутки дежурят?
— Круглосуточно. По двенадцать часов.
— Пристают наверное, кобели? Домогаются?
Девушка вскинула брови:
— Зачем это? Глупости… Мы на работе, между прочим!
Она исчезла за дверью, а Савицкий повернулся к сопровождающему:
— Значит, не пристают… Ну и дураки! Я бы точно не удержался.
Собеседник согласно хмыкнул и предположил:
— Врет, наверное… Пойдемте.
По пути на кухню они миновали по меньшей мере дюжину дверей, большая часть которых была, разумеется, плотно прикрыта. Но за некоторыми Олегу все же удавалось ухватить быстрым взглядом кое-какие детали обстановки: то бежевый итальянский кафель на стене ванной комнаты, то краешек мягкой мебели в стиле прошлого века, то экран «Панасоника»…
— Простите… Туалет здесь есть?
Сопровождающий кивнул и не удержался:
— Даже три. Для «самого», для обслуги и для гостей. Вот сюда! Я подожду.
Савицкий справил нужду, и мужчины двинулись дальше по коридору под комментарии сотрудника службы безопасности:
— Это зал с тренажерами, тут же и массаж… Это — помещение для отдыха медицинского персонала, а там обычно охрана спит… Водные процедуры… В этой комнате обычно селят членов семьи…
— А сейчас там кто живет?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...