ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы их, как положено, допросим, «расколем», может быть даже задержим…
— Шутите? — Догадался собеседник.
— Пожалуй, — вздохнул гость.
Выбора практически не было. Все варианты со скандалом, размахиванием красной «ксивой» и силовым изьятием «телефонистов» у местной службы безопасности следовало отбросить сразу же — очевидно, хозяева были к ним готовы и что-нибудь на этот случай предусмотрели. А встать и уйти, забыв о состоявшемся разговоре, не позволяла профессиональная гордость.
— Куда идти? Где тут у вас пыточные камеры?
— Ну, зачем же так, Олег Михайлович…
Савицкий встал, и вслед за начальником службы безопасности пересек зал в направлении бара. Затем они друг за другом шагнули через порог неприметной двери, расположенной рядом с главным входом, спустились куда-то вниз, миновали почти не освещенный, заставленный множеством ящиков и коробок коридор.
Неожиданно сопровождающий обернулся и приложил палец к губам:
— Т-с-с… Тихо.
Потом он поманил спутника поближе и ладонью сдвинул чуть в сторону неприметную для постороннего глаза металлическую планку:
— Вот, здесь… Посмотрите. Ничего страшного, это всего лишь мой кабинет.
Олег Михайлович наклонился к замаскированному «глазку». Широкоугольная оптика позволяла рассмотреть почти все помещение за стеной: письменный стол, несколько стульев, громада сейфа… Окон, разумеется, не было — их заменял светильник, «утопленный» в потолок и забранный металлической сеткой.
В помещении находились двое. Бледные от затянувшегося на несколько часов тревожного ожидания, они молча, опустив головы сидели плечом к плечу. Впрочем, и в правду — никаких следов физического воздействия на лицах и одежде обоих мужчин заметно не было.
Того, что постарше, Савицкий ни разу не видел, а вот молодого парня в черной брезентовой куртке узнал сразу. Поставив на место планку, он обернулся к спутнику:
— Отпускайте. Пусть идут от греха подальше.
Собственно, то, что он делал, вполне можно было расценить, как нарушение конспирации и профессиональной этики. Может быть даже, назвать предательством интересов службы и разглашением сведений, ставших известными в ходе…
— Это ваши? Точно? — С видимым облегчением переспросил начальник службы безопасности.
— Расписку с печатью я дать не смогу, извините. Придется поверить на слово…
— Понял. Спасибо. Пойдемте обратно, я отдам распоряжения.
Возвращаясь вслед за хозяином наверх, Савицкий в очередной раз от души поблагодарил судьбу за то, что Питер, несмотря на его многомиллионное население, в сущности — город маленький и довольно тесный.
Ну, Наталья Борисовна! Стакан с тебя, по меньшей мере…
Думал ли Олег Михайлович, тогда ещё совсем молодой лейтенант милиции, «вытаскивая» из уголовного дела о случайной подростковой драке сына соседки, что он встретится с ним при подобных обстоятельствах?
Хотя, собственно, к этому все и шло. Парень отправился в армию, отслужил, а на «привальной», куда они с матерью пригласили по старой памяти соседа-милиционера, сам завел разговор о том, куда ему теперь податься.
Савицкий тогда же и посоветовал: иди, мол, к нам, в органы… Здоровый, холостой, не трус, голова работает — почему бы нет? В общем, примерно через полгода Олег встретил парня в только что выданной форме патрульно-постовой службы.
Но долго «топтать асфальт» соседу не пришлось. Видимо, его присмотрели ещё на курсах первоначальной подготовки, потому что однажды вечером парень заглянул к Савицкому посоветоваться:
— Вот, Олег Михайлович. Предлагают учиться поступать, в среднюю школу милиции. Какой-то спецфакультет… Кстати, а что такое «наружка»?
В следующие три года они встречались редко. Потом сосед женился, переехал на Петроградскую сторону — и Олег окончательно потерял его из виду. Наталья Борисовна же на вопросы о сыне отвечала охотно, но скупо — мол, вроде все нормально: служит… Ничего удивительного в этом, конечно, не было — формы и методы деятельности сотрудников «милицейской разведки», да и сам факт её существования, во все времена считались одной из главных тайн оперативно-розыскной работы.
Так что, посвящать в неё членов семьи было по меньшей мере не принято…
… Столик, за которым они сидели в баре, был уже убран и тщательно вытерт, а пустая пепельница блестела прозрачными гранями.
— Присаживайтесь, я сейчас… — начальник службы безопасности проводил Савицкого до кресла и вновь скрылся за служебной дверью. Очевидно, чтобы отдать срочные распоряжения о судьбе задержанных.
— Что-нибудь желаете? — Сразу же вырос рядом бармен.
Олег задумался. Ладно, буржуи не обеднеют:
— Еще один кофе. Покрепче. И пару бутербродов.
— Хорошо… У нас, вообще-то, бутербродов нет, но я принесу из ресторана.
— Пожалуйста, — разрешил Савицкий, и приготовился ждать.
Но в одиночестве он пребывал недолго. Еще до возвращения бармена со стороны игровых залов появилась симпатичная худенькая девушка с работающим радиотелефоном в руке:
— Да… Да, конечно… Извините, но вам придется перезвонить мне в офис. Приблизительно через полчаса… Хорошо!
Все в ней соответствовало избранному стилю поведения: короткая прическа, деловой, и в то же время нарядный костюмчик, минимум дорогой косметики — этакая бизнес-вумен с обложки модного журнала.
— Вы из милиции? — Девушка внезапно остановилась напротив Савицкого и щелкнула крышкой «моторолы».
— А что, похоже? — Ответил Олег вопросом на вопрос. Это вовсе не было грубостью — просто он несколько растерялся и не представлял даже, следует ли вставать в присутствии дамы. Или же это всего-навсего кто-то из обслуживающего персонала…
Но девушка сама разрешила его затруднения, опустившись в кресло напротив:
— Здравствуйте. Я — Алиса Демидова.
— Очень приятно! Олег Михайлович.
Видимо, собеседница рассчитывала на несколько иную реакцию. Убедившись, что её имя не производит на гостя должного эффекта, она добавила:
— Я здесь — начальник отдела рекламы и связей с общественностью. Но после известных… событий на меня возложены обязанности директора фирмы «СВЕТ».
— Вместо господина Зайцева? — Удивился Савицкий.
— Нет, — в свою очередь подняла брови девушка. — Андрей Иванович — наш генеральный директор, вместо него сейчас господин Полищук. А вот я как раз исполняю обязанности Полищука.
— Понял. Поздравляю, это серьезное повышение.
Судя по выражению лица Алисы, она окончательно убедилась в идиотизме милицейского гостя. Впрочем, уже давно замечено, что в присутствии красивых и умных женщин представители «сильного пола» тупеют больше обычного.
— В первую очередь, это большое горе для всех нас, — напомнила девушка собеседнику. — Надеемся, преступники будут найдены и наказаны.
— Я тоже… надеюсь.
— Этого мало. Нужно работать!
— Хорошо. Постараемся.
Савицкого спасло появление бармена:
— Кофе, бутерброды… Что-нибудь для вас?
— Нет. Спасибо, — госпожа Демидова взглянула на бедолагу так, что тот предпочел сразу же испариться — без следа и остатка. — Как продвигается расследование?
Олег растерянно глянул в сторону служебного выхода:
— Ну, мы только что общались с начальником вашей службы безопасности…
Девушка поморщилась:
— Да, конечно. Очень толковый молодой человек. И все-таки? Что нового?
— Видите ли… — дверь за стойкой отворилась, и к неописуемой радости Савицкого в бар вышел его недавний собеседник. — Вот, кстати! Вот и он.
Госпожа Демидова даже не повернула головы. Лишь когда начальник службы безопасности приблизился к столику, она удостоила его кивком:
— Добрый день. Как здоровье?
— Не дождетесь! — Ответил подошедший фразой из популярного анекдота.
Это было сказано так, чтобы не оставалось сомнений — дядя шутит. Но все же Савицкий заметил, что за улыбкой начальника службы безопасности прячется плохо скрытая неприязнь и явное неудовольствие от появления Алисы.
— Вы уже познакомились? — Уточнил он, присаживаясь.
— Да, конечно.
— Алиса — добрый гений нашей фирмы. Так сказать, ангел-хранитель…
Возникла пауза. Видимо, собеседник Савицкого ожидал, что теперь девушка оставит их одних — но не тут-то было:
— Знаете, пожалуй… — госпожа Демидова жестом остановила вновь возникшего рядом со столиком бармена. — Сок. Апельсиновый. Безо льда.
— Мне тоже, — сдался начальник службы безопасности. — Только, будьте любезны, со льдом — и томатный.
Поняв, что светской беседы не избежать, он обратился к оперативнику:
— Видели «мерседес» у входа?
— Обратил внимание, — кивнул Олег.
Действительно, не заметить серебристое чудо на колесах, припаркованное прямо в холле, рядом с гардеробом, было невозможно.
— Новенький, в смазке, модель SLK-230, верх откидной! Сколько он стоит, Алиса? Тысяч шестьдесят долларов?
— Какая разница? — Пожала плечами девушка. — Семьдесят.
Начальник службы безопасности аж крякнул:
— Да уж… Всех сделали!
Савицкий не совсем понял, о чем идет речь, поэтому переспросил:
— А что это за машина?
— Приз. Главный суперприз финального розыгрыша.
— Видите ли, Олег Михайлович…
В конце концов из рассказа собеседников, который больше напоминал продолжение какого-то их старого спора между собой Савицкий усвоил главное.
Дело в том, что в разное время в разных казино и «ночниках» чего только не разыгрывали: начиная от бесплатного коктейля, и заканчивая автомобилем. То есть, сама идея различных рекламных лотерей среди посетителей была не нова и придумана отнюдь не в фирме «СВЕТ» — например, ещё года три назад любой посетитель казино «Днепр» по жетончику, который давался на входе, мог запросто выиграть телевизор или видеомагнитофон. Если, конечно, на рулетке выпадала «его» цифра.
То же самое происходило и в «Конти», и в «Премьере», да и во многих других заведениях. Подобные широкие жесты предпринимались администрацией вовсе не от того, что некуда было деньги девать. Цель была простой и банальной — подогреть интерес народа к посещению казино и ублажить уже собравшихся. То есть, широкая, массовая информация об этих событиях не распространялась — большого количества новых клиентов после розыгрышей никто не ожидал, поэтому и суммы на них выделялись вполне разумные.
Но конкуренция — штука суровая. И постепенно, спустя некоторое время, в ход пошли более серьезные призы. Казино «Слава», например, выставило в холле сначала водный мотоцикл, а потом и снегоход. «Конти» соорудило перед входом чуть ли не стационарную платформу для автомобилей. «Премьер»… Словом, понеслось!
Что ни воскресенье — то розыгрыш. Только правила , естественно, ужесточили, ведь нельзя же каждую неделю по автомобилю кому-то отдавать. Стали делать так: за выигрышную комбинацию на рулетке или карточном столе посетителю начислялось определенное количество очков. Чем больше — тем реальнее шанс. А уже люди набравшие заранее оговоренную сумму очков, участвовали в розыгрыше, который проходил, допустим, через месяц-полтора.
В общем,ясно, что в течение этого срока претендентам на приз рекомендовалось в казино захаживать как можно чаще. Теперь подобные мероприятия уже рекламировались довольно широко и направлены были, в отличие от тех, первых, как раз на привлечение дополнительной публики, которая при грамотной рекламе «отбивала» затраты на приобретение снегохода или автомобиля быстро и многократно.
Выбор главных призов зависел не только от финансовых возможностей хозяев заведения, но и от их фантазии. Скажем, «Слава», выставив снегоход, грамотно использовала любопытство посетителей — подобных машин в городе тогда было ещё мало. На руку сыграл и развертывающийся вокруг них ажиотаж — в тот период продавцами товара достаточно активно велась собственная рекламная компания. По тому же пути пошел «Премьер» — снегоход уж очень пришелся к сезону, в то время как «Талион» сделал ставку на новенький джип, решив, видимо, ошеломить всех присущей столице дороговизной…
— Так что, Олег Михайлович, мы теперь даже москвичей обставили… — начальник службы безопасности попробовал всплеснуть руками, но тут же перекосился от боли:
— Черт, мать его душу!
— Осторожно, — запоздало напомнил Савицкий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...