ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А вот и маслобойня, – удовлетворенно заметил он. – Одна из вещей, по которым я скучаю в Лондоне, – это парное молоко и свежее масло. Городское молоко на вкус совсем другое.
– Тогда вам не обойтись без коров. – Шарлотта наступила Дариусу на ногу и постаралась надавить посильнее, но Дариус не уступил.
– Я – деревенский житель, – сказал он, – и прекрасно знаю, откуда берутся молоко и сливки.
Шарлотта перенесла весь свой вес на ногу, и Дариусу стало больно. На этот раз он чуть не вскрикнул и сдался.
– Я думал, что вы – лондонец, – удивился полковник Морелл, внимательно разглядывая чертеж дома. – По-моему, вы там часто читаете лекции.
Следя затем, чтобы носки его туфель находились вне пределов досягаемости для Шарлотты, Дариус взял со стола еще один лист бумаги; при этом выполненный цветным карандашом рисунок, который был прикреплен сверху чертежа, упал на стол.
Шарлотта потянулась к рисунку, но Дариус ее опередил.
– В Лондоне я действительно читаю лекции, а в деревне я учусь. Это в Дербишире, недалеко отсюда. Скажите, кто это прелестное создание, леди Шарлотта? Никак не разберу надпись. На рисунке какая-то женщина сидела на крылечке домика, качая на руках маленького ребенка. Шарлотта вырвала рисунок у него из рук.
– Наверное, этот листок случайно упал на пол, – раздраженно объяснила она. – Скорее всего одна из служанок подняла его, когда убирала комнату, и по ошибке положила вместе с другими бумагами. Рисунок не имеет никакого отношения к этой папке. Здесь изображена одна жительница деревни со своим малышом: что-то наподобие деревенской пасторали. Итак, я оставляю вас, джентльмены, чтобы вы без помех обсудили все детали молочного скотоводства. – С этими словами Шарлотта поспешила прочь из библиотеки.
Все это как-то странно. Дариус задумчиво покрутил в руках карандаш.
Морелл, вероятно, подумал то же самое. Недоуменно сдвинув брови, он повернулся и посмотрел вслед удаляющейся Шарлотте, однако воздержался от каких-либо замечаний по этому поводу.
Подчеркнуто вежливо мужчины обменялись мнениями относительно маслобоен, пивоварен. Они дружно согласились, что двор кухни Литби-Холла расположен и организован очень удобно. Затем вошла миссис Бэджли и разбудила своего супруга, после чего они все вернулись в гостиную.
Теперь Дариус держался на значительном расстоянии от Шарлотты; он до сих пор не мог поверить, что пошел на огромный риск и позволил себе в библиотеке ужасные дерзости. Ему же не пятнадцать, и он отлично знал, как нужно себя вести с леди. Сейчас, как никогда, от него требовалось сохранять трезвую голову: он собирался возродить Бичвуд, а не влипнуть в историю с незамужней девицей благородного происхождения.
Однако его неприятности уже начались. Винить никого, кроме себя, в этом он не мог. Каким образом он собирается оплачивать ремонт и обновление интерьера дома, затеянное леди Литби, интересно узнать?
Пожалуй, ему пора как-то выпутываться из этой истории.
Пока Карсингтон обдумывал то, как именно он собирается отделаться от участия в делах леди Литби, вечер подошел к концу. Прощаясь с хозяевами, он все время мрачно размышлял о том, что сегодня его ждет ночь, полная бесконечных самообвинений, и тут ему неожиданно подвернулось решение проблемы.
– Супруга сообщила, что собирается заняться вашим домом, – добродушно сказал лорд Литби. – Я советую вам быть осмотрительным, сэр. Леди Литби выглядит утонченной и милой, однако, если вы потеряете бдительность, она станет помыкать вами.
– Надеюсь, на самом деле я не столь опасна! – смеясь, сказала Лиззи. – Я только желаю создать уютный дом для мистера Карсингтона – настоящий островок спокойствия, куда можно возвращаться после тяжелого дня.
– Боюсь, ваши с мистером Карсингтоном представления об уюте и удобстве кардинальным образом расходятся, – заметил лорд Литби. – Мистер Карсингтон – человек науки; не думаю, что он будет развлекать в своем доме многочисленных гостей, как это делаем мы. И, разумеется, он едва ли станет гнаться за модой. – Граф перевел взгляд на Дариуса: – Вы должны постоять за себя, молодой человек. Скажите моей жене прямо, чего вы хотите.
«Чтобы она не прикасалась к моему дому», – хотелось сказать Дариусу, но это было бы крайне невежливо.
– На сегодняшний момент немного: чтобы место, где я обитаю, стало мало-мальски пригодно для жилья. А уже потом можно подумать над внутренним убранством.
– Вот видишь, Лиззи: чистота и порядок – все, что нужно мистеру Карсингтону на данном этапе. – Лорд Литби довольно потер руки. – Надеюсь, ты позволишь молодому человеку продолжать заниматься своей работой, которая намного важнее для него, чем шторы на окнах.
Завидев приближающуюся Шарлотту, Дариус не стал больше медлить и, вежливо попрощавшись, решил, пока не поздно, спастись бегством.
Но убежать от мыслей о Шарлотте ему так и не удалось: он непрерывно думал о ней, возвращаясь в Олтринхем. Наряду с первой тайной возникла новая головоломка: странное поведение девушки при виде рисунка женщины с ребенком… На ее красивом лице он неожиданно увидел глубокую печаль.
Впрочем, что в этом удивительного? Она потеряла мать, и рисунок матери и дитя мог напомнить ей об этом скорбном событии. Наверняка Шарлотта до сих пор горюет о ней, несмотря на то что с тех пор прошло много лет.
Однако…
– Черт бы ее побрал, – пробормотал Дариус. – Какое мне до всего этого дело?
Но с другой стороны, эта шея… эта грудь… То, как Шарлотта нечаянно прикоснулась к нему…
– Ну все, хватит, – сказал Дариус вслух. – Из этого все равно ничего не выйдет. Она девственница, и нужно просто выбросить ее из головы.
Вот только как это сделать?
Неясность сбивала с толку, сводила с ума. Она красива, высокого происхождения, богата, ей уже двадцать семь лет, и она до сих пор не замужем… Это по меньшей мере ненормально. Такие вещи должны запрещаться законом.
Дариусу было уже не до гостиницы с ее удобной кроватью и даже не до двух служанок, готовых согреть ему постель. Всю ночь он провел в одиночестве, мучительно размышляя над столь неожиданно возникшей проблемой.
Истхем-Холл, окрестности Манчестера
Вечер воскресенья, 16 июня
Вернувшись из Лондона, полковник Морелл все выходные проводил с дядюшкой, графом Истхемом, который жил в окрестностях Лондона, в огромном доме, передававшемся по наследству из поколения в поколение.
Полковник прибыл утром, как раз вовремя, чтобы проводить сварливого старика в церковь. Он собирался пробыть в доме у дядюшки до позднего вечера или даже до утра понедельника и поступал так вовсе не из-за того, что питал к дядюшке большую и трогательную любовь; напротив, он на дух его не переносил. В его глазах единственным достоинством лорда Истхема было женоненавистничество, из-за которого он так и остался старым холостяком. Благодаря тому, что старик не произвел на свет собственное потомство, его старшему племяннику, полковнику Мореллу, после смерти графа предстояло унаследовать графский титул, несколько больших имений и огромное состояние.
Год назад лорд Истхем решил, что племянник должен оставить службу за границей и занять административную должность на родине, для того чтобы целиком сосредоточиться на поисках жены, а впоследствии – на продолжении рода. Он даже пустил в ход свои многочисленные связи для того, чтобы все это устроить.
Хотя полковник привык выполнять приказы вышестоящих начальников, он не был готов к тому, чтобы капризный и сварливый штатский старикашка перекраивал его жизнь на свой лад; вот почему Морелл прибыл в Англию в состоянии, близком к бешенству. И тут один из вышестоящих офицеров, благоволивший к его дядюшке, пригласил полковника на один бал в Лондоне, где Морелл впервые встретил леди Хейуард.
По-прежнему не пылая любовью к дядюшке, полковник все же смирился с тем, что ему придется скучать без дела в Англии в компании со скучными людьми.
Зато леди Шарлотта вовсе не показалась полковнику скучной особой; напротив, она была просто великолепна и сразу же покорила его сердце. Морелл восхищенно замирал, наблюдая за ней. Никогда еще он не видел, чтобы девушки так ловко обращались с мужчинами. Как ей это удавалось? Впрочем, это важно: полковник мгновенно сообразил, как может быть полезна такая жена честолюбивому солдату, обладающему ограниченным опытом общения с высшим светом. Старших сыновей дворян обычно специально готовили к тому, что однажды они унаследуют титул, тогда как полковник Морелл был новичком и в высшем обществе чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Шарлотта же, напротив, была там своей; казалось, она знала всех и вся и умела выйти победителем из любой ситуации. Такая женщина могла бы помочь полковнику стать своим в среде аристократов, облегчить переход от жизни солдата к жизни светского льва.
К тому же Шарлотта была красива, и Морелл был не прочь переспать с ней. Однако он не знал, как подступиться к женщине, которая так виртуозно умеет обращаться с мужчинами. Какого обхождения она требует? Как подчинить ее себе, если она так ловко вертит мужчинами?
Так как полковнику требовалось проводить больше времени с объектом своих желаний и семья Шарлотты обитала неподалеку от его старого фамильного дома, волей-неволей Мореллу пришлось сблизиться со своим дядюшкой, который, по счастью, проживал не более чем в десяти милях от дома Хейуардов. Старый придира ко всему прочему был невероятным сплетником, и Морелл жертвовал воскресными днями для того, чтобы разузнать все, что можно, обо всех мужчинах, входивших в круг общения леди Шарлотты.
В тот вечер лорд Истхем и его племянник встретились за воскресным ужином.
– Я слышал, что семья Хейуард уже приехала в Литби-Холл, – сказал дядюшка. – Думаю, скоро ты мне сообщишь о вашей помолвке с дочерью лорда Литби. Нерешительность тут ни к чему: ты весьма недурен собой, и если будешь медлить, найдутся другие – не такие разборчивые.
Полковник Морелл и впрямь был замечательным красавцем – высокий, статный, хорошо сложен. Его военной выправке завидовали многие мужчины, а женщины ею восхищались.
Лорд Истхем пригубил вино из бокала и нахмурился:
– Лучше попытать счастья с молоденькой девушкой, только-только из-за школьной парты – такие легче поддаются дрессировке и обучению.
Но Мореллу вовсе не хотелось иметь легко поддающуюся дрессировке жену: это навевало бы на него скуку, и только. Свою женщину ему хотелось завоевать.
– Что проку в этих красотках, у которых молоко на губах не обсохло? – заметил полковник. – Девичья красота быстро блекнет. Другое дело – ум, манеры и сила личности. Это непреходящие ценности, особенно для женщины, которая однажды станет леди Истхем. Леди Шарлотта – само совершенство, она со всеми неизменно обходительна и сердечна, мила и любезна с другими дамами, что в наше время редкость. Она всегда знает, что сказать и как сделать, чтобы человек почувствовал себя непринужденно в ее обществе. Даже если она когда-нибудь и бывает не в духе, то умело это скрывает.
«А еще она так ловко дает от ворот поворот своим многочисленным поклонникам, проделывая все это с таким умом и учтивостью, что они Уходят, даже не догадываясь, как им не повезло». Морелл сомневался, что был единственным, кто заметил ее хитрые уловки, и в любом случае не собирался разглашать ее секреты.
Если и был кто-то на этом свете, кто смог бы терпеть старого брюзгу, так это, несомненно, леди Шарлотта с ее ангельским характером. Она даже как-то умудрялась общаться с миссис Бэджли, которая славилась своим вздорным характером и отличалась вызывающими выходками и провокационными высказываниями, совсем как лорд Истхем.
– Мне нужна жена опытная и искушенная в житейских вопросах, – продолжал полковник Морелл. – Едва ли можно ожидать такого от юной девушки и вряд ли можно научить.
Что касается обучения леди Шарлотты, это казалось ему более интересным занятием, достойным затраченных усилий. Девушка привыкла к тому, что ей предоставляют слишком много свободы, и так просто она от этой свободы не откажется. Но полковник Морелл имел дело и с целым полком избалованных аристократов, и с представителями самых нижних слоев общества.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...