ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Всего в десяти футах от него сидела девушка; когда из травы показалась голова Дариуса, она вскрикнула и вскочила с места. Земля вокруг была скользкой, и девушка, споткнувшись, заскользила прямо к грязной воде пруда.
Опасаясь, что она упадет в воду, Дариус поспешил ей на помощь. При этом птицы испуганно слетели с веток, и их щебетание слилось с жужжанием насекомых.
Дариус схватил незнакомку за талию в тот момент, когда от воды ее отделяло всего несколько дюймов, и тут она закричала еще громче, а затем пнула его каблуком ботинка так, что от удара он чуть не свалился в воду.
– Да успокойтесь вы, черт побери! – рявкнул Дариус. – Вы что, хотите утопить нас обоих?
– Не смейте тискать мою грудь! – Она с негодованием оттолкнула его руки, и они оба чуть не упали в воду.
– Но я же не…
– Довольно, отпустите меня сейчас же!
Дариус потянул изо всей силы, пытаясь вытащить строптивицу на твердую землю.
– Пустите же! – Девушка толкнула его локтем в живот, и когда Дариус отпустил ее, внезапно потеряла равновесие, а потому, чтобы не упасть, ухватилась за его руку. – Негодяй, вы сделали это нарочно! – задыхаясь, проговорила она, не отпуская его руку.
– Вы же сами сказали мне, чтобы я вас отпустил, – с невозмутимым видом заметил Дариус.
Девушка, подняв голову, посмотрела на него, и он сразу же попал в плен небесной синевы ее глаз. Стоило ему взглянуть в эти глаза, как в то же мгновение все исчезло вокруг; Дариус лишь отметил про себя безупречный овал ее совершенного, как камея, лица с изящно очерченными скулами, поражавшего красотой кожи цвета слоновой кости и нежно-розовым румянцем на щеках…
Глядя в голубые глаза красавицы, Дариус на мгновение позабыл, где он и как его зовут, но, к счастью, она тут же опустила ресницы. Только сейчас девушка осознала, что все еще держится за своего спасителя, и резко отдернула руку.
Теперь Дариус мог бы отступить от нее на шаг-другой, но он не сделал этого, решив проявить твердость и не сдавать позиций.
– Вот и спасай после этого несчастных дамочек, попавших в беду! Пусть это будет для меня уроком, – насмешливо сказал он.
– Скажите лучше, что вы прятались здесь, а потом выпрыгнули на меня из кустов, как… – Девушка провела рукой по роскошным волосам цвета шампанского и нахмурилась, а затем стала оглядываться по сторонам, словно что-то ища. – Моя шляпа! Где моя шляпа? О, только не это!
Улыбка Дариуса стала шире, когда он увидел, что головной убор незнакомки – кусок соломы с кружевами – плавает в пруду у самого берега.
В конце концов Дариус, пожав плечами, направился к воде.
– Нет, не утруждайте себя. – Шарлотта поспешила за ним, и в результате они нагнулись одновременно, но благодаря тому, что руки у Дариуса были длиннее, он схватил шляпу первым.
Выпрямляясь, они столкнулись лбами, и Шарлотта, отпрянув назад, схватилась за голову, но оступилась, после чего, взмахнув юбками, стала соскальзывать вниз. От пытливого взгляда опытного натуралиста не смогла укрыться изящная девичья лодыжка, на короткое мгновение мелькнувшая из-под нижней юбки.
Карсингтон твердо встал обеими ногами на склон берега, подхватил девушку под мышки, а затем стал пятиться вместе с ней по скользкой земле; при этом он чувствовал легкий и приятный аромат. Глядя на ее шею, он неожиданно поймал себя на мысли, что ему ужасно хочется прикоснуться к этой гладкой белой шейке губами.
Отпустив незнакомку, Дариус нарочито сурово проговорил:
– Если вы будете продолжать вести себя столь возмутительным образом, я буду вынужден позвать констебля.
Девушка обернулась:
– Констебля?
– Я могу выдвинуть против вас обвинение в незаконном вторжении в чужие владения, – заявил Карсингтон, – и в нападении.
– Вторжении? Нападении? Но вы сами дотронулись до моей… – Красавица показала пальцем на свою грудь, до которой Дариус и в самом деле дотронулся в пылу борьбы. Впрочем, возможно, это случилось не совсем случайно. – Вы трогали меня руками. – Сказав это, она стыдливо зарделась.
– Не исключено, что мне придется сделать это снова, – невозмутимо заметил Дариус. – Если вы и впредь будете нарушать покой этих мест.
Девушка удивленно округлила глаза:
– Нарушать?
– Я опасаюсь, что вы можете спугнуть стрекоз во время одного исключительно деликатного процесса, – проговорил Дариус елейным голоском. – Как раз в этот момент бедняжки спариваются. Может быть, вы не в курсе, но когда во время столь деликатного процесса самец пугается, это влияет на его половые функции неблагоприятным, а порой губительным образом.
Девушка смотрела на Дариуса словно загипнотизированная, она не могла вымолвить ни слова.
– Теперь мне становится ясно, почему в стаде остались только самые стойкие особи, – невозмутимо продолжал настойчивый естествоиспытатель. – Вероятно, вы регулярно распугиваете их, и в результате ухудшили их репродуктивные способности.
– Ухудшила их… что? Ну и чушь! – Взгляд девушки упал на шляпу, которую Дариус все еще держал в руках. – Отдайте мне это немедленно! – потребовала она.
Дариус повертел шляпу в руках, с любопытством разглядывая ее.
– В жизни не видел ничего более легкомысленного, – неожиданно вырвалось у него. Дариус и сам не знал, соответствует ли то, что он сказал, действительности. На самом деле он не имел ни малейшего понятия о том, какими должны быть женские шляпки, так как никогда не обращал внимания на женскую одежду: в его глазах любая одежда была всего лишь препятствием, от которого следовало как можно скорее избавиться. Тем не менее он воспринимал то, что держал в руках, как откровенную нелепость: кусок соломы, куски кружева, идиотские ленточки… – Для чего служит эта штука? Она не может защитить ни от солнца, ни от дождя…
– Это шляпа. – Незнакомка презрительно усмехнулась. – Она не должна ни от чего защищать.
– Тогда для чего же вы ее носите?
– Как для чего? Разумеется, для… – Она сосредоточенно сдвинула брови, видимо, не зная, что ответить, но Карсингтон не торопил ее. – Для красоты, разве не ясно? – произнесла она наконец. – Отдайте, мне надо идти.
– Скажите хотя бы «пожалуйста». Девушка гневно сверкнула глазами.
– Нет!
– Хорошо, я сам подам вам пример хороших манер. – Дариус спрятал шляпу за спину. – Мое имя – Карсингтон. – Он вежливо поклонился. – Дариус Карсингтон…
– Мне все равно.
– И Бичвуд передан мне во владение.
– Очень хорошо. Если хотите, можете добавить к нему мою шляпу, у меня полно других. – Незнакомка повернулась; она явно собиралась уходить.
Некоторое время Дариус смотрел на нее словно завороженный, затем сделал несколько шагов в ее сторону.
– Полагаю, вы живете неподалеку…
– К сожалению, не так далеко от вас, как хотелось бы. – Она также сделала несколько шагов, видимо, торопясь отделаться от него.
– Это место в течение многих лет было заброшенным. Наверное, вы ничего не знали о последних изменениях.
– Папа говорил мне, но я… просто забыла.
– Папа? – деревянным голосом повторил Карсингтон, и его хорошее настроение начало постепенно улетучиваться. – И кто же он?
– Лорд Литби, – сухо пояснила девушка. – Мы только вчера приехали из Лондона. Западной границей нашего владения служит ручей, и я привыкла приходить сюда…
Правильный выговор, одежда, манера держаться – все выдавало в ней благородную даму, леди. Разумеется, Дариус не имел ничего против благородных дам; в отличие от некоторых богатых молодых людей, его не слишком влекло к женщинам легкого поведения. К несчастью, эта красотка не слишком остроумна и, видимо, не отличается большим чувством юмора. Впрочем, ему-то какая разница? Этот факт не имел для Дариуса решающего значения, ум или отсутствие ума у женщины не играли для него никакой роли.
Но кажется, она упомянула о том, что с землей Дариуса граничит частное владение, принадлежащее ее отцу. Хорошо хоть не законному супругу! Из этого можно было заключить, что данная особа, вероятнее всего, незамужняя дочь маркиза Литби.
Как ни странно, на этот раз Дариус совершил промах, и это было ужасно досадно. Обычно его наметанный глаз распознавал девственницу на расстоянии пятидесяти шагов. Пойми он раньше, что прелестная незнакомка – незамужняя девица, а не почтенная мать семейства, он бы дал деру сразу после того, как поставил ее на твердую почву. Хотя он и не соблюдал глупые правила приличия, которых придерживались в высшем обществе, совращение невинных созданий шло вразрез с его нравственными принципами.
Дариус молча протянул девушке шляпу.
– Извините, что испугал вас, – сказал он на прощание. – Разумеется, вы можете гулять по моей земле сколько вашей душе угодно, я не имею ничего против. А теперь – всего хорошего. – С этими словами Дариус повернулся и, подойдя к берегу пруда, снова улегся в траву, рассчитывая продолжить наблюдение за стрекозами.
Глава 2
На протяжении многих лет его самым верным другом и неизменным компаньоном, строгим судьей и учителем была холодная, беспристрастная логика. Объективный и благоразумный до мозга костей, мистер Карсингтон привык все и вся подвергать анализу и очень быстро обнаружил брешь в цепочке своих рассуждений. Как ни старался он сосредоточиться на жизни стрекоз, его мысли снова и снова возвращались к случайной встрече. Словно бы какой-то невидимый коварный искуситель нашептывал ему на ухо, что у лорда Литби могут быть не только незамужние дочери, но и замужние. Может быть, как раз в эти дни у старика отца гостит его дочь, которую безмерно тяготит ее несчастливое замужество. Еще лучше молодая горемычная вдовушка, которая после смерти мужа вернулась в родительский дом.
В сердце Дариуса слабо затеплилась надежда. В конце концов, девушка и впрямь чудо как хороша; так почему ее сестры не могут походить на нее?
Вздохнув, Дариус поднялся на ноги, но незнакомка как сквозь землю провалилась.
– Чертовщина какая-то! – недовольно пробормотал он, проклиная себя за медлительность. Он столько времени пролежал здесь, в траве, поглощенный жизнью насекомых, прежде чем заметил гостью, а ведь мог бы среагировать и пораньше. Все ясно: он слишком долго прожил в пыльном Лондоне и теперь ему необходимо больше времени проводить на свежем деревенском воздухе.
Тем не менее девушка не могла уйти далеко, и Дариус не спеша пошел по той же тропинке, по которой пошла она, невольно чувствуя себя хищником, преследующим добычу.
Так он дошел до ручья, который отделял два владения друг от друга, но незнакомки нигде не было видно, поэтому, вконец раздосадованный, Дариус бросил камешек в ручей и, махнув на все рукой, направился домой, или, скорее сказать, в конюшню. Ему нужно было помыться и перекусить, для чего он должен был отправиться верхом в гостиницу. С первого же дня опытный сердцеед заприметил в гостинице пару смазливых служанок, которые, в свою очередь, также не скрывали своего желания поразвлечься, и он вовсе не желал упустить благоприятную возможность провести время в постели с одной из местных красоток.
Литби-Холл, некоторое время спустя
Поднимаясь по лестнице, Шарлотта столкнулась с мачехой.
– Боже милостивый, что случилось? – воскликнула Лиззи.
– Так, ничего особенного…
– Ничего? Неправда! Я же вижу: у тебя грязь на носу и платье перепачкано. А где твоя шляпка?
– Я подарила ее Гиацинте, – ответила Шарлотта с обидой в голосе. Она и в самом деле на обратном пути завернула в свинарник и выбросила шляпу, которую новый сосед подверг осмеянию. – Что?
– Гиацинта съела ее за милую душу. – К величайшему неудовольствию лорда Литби, его любимая свинья была неразборчива в пище и поедала все что ни попадя, причем до сих пор делала это без видимого вреда своему здоровью. Наверняка солома гораздо лучше переварится ее желудком, чем книга проповедей, которую назойливые родственники всучили Шарлотте в подарок и которую она недавно также скормила свинье.
Лиззи повернулась и молча пошла следом за Шарлоттой.
– Боже мой, ваша светлость, что случилось? – всплеснула руками служанка Шарлотты, Молли.
– Ничего не случилось, – невозмутимо ответила леди Литби. – Оставь нас ненадолго вдвоем, милая. Мы позвоним в колокольчик, когда ты нам понадобишься.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...