ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Но барышня вся в грязи…
– Не важно, – сказала Шарлотта. – Тебе вовсе не обязательно стирать и чистить мою одежду. Можешь скормить ее… – Она осеклась. Да что с ней такое творится! Пожалуй, ей следует попридержать язык.
Ручей, отделявший Бичвуд от имения Шарлотты, находился примерно в двух милях от Литби-Холла, и во время прогулок она преодолевала это расстояние от двух до четырех раз за день, поскольку прогулки хорошо успокаивали нервы. Бывали дни, когда ей приходилось прилагать гораздо больше усилий, чем обычно, чтобы успокоиться и преодолеть душевный разлад.
Сейчас она тоже была охвачена смятением, и Молли, внимательно оглядев ее, укоризненно покачала головой.
– Не сейчас, Молли, – твердо сказала леди Литби. – Ступай и не забудь закрыть дверь.
Продолжая качать головой, служанка вышла из комнаты и плотно прикрыла за собой дверь.
– Ну, что с тобой, дорогая? – ласково спросила Лиззи.
– Ничего особенного, – ответила Шарлотта. – Я просто прогуливалась и случайно забрела на территорию соседнего владения, в Бичвуд. Там я встретилась с его новым обитателем.
– Ты имеешь в виду мистера Карсингтона? Мне все уши о нем прожужжали. Говорят, он только вчера приехал. – Лиззи окинула Шарлотту внимательным взглядом. – Ты столкнулась с ним до или после того, как упала в загон для свиней?
Шарлотта в детстве и в самом деле часто падала, подскользнувшись в загоне для свиней; так почему бы не воспользоваться удобным поводом и не солгать. Таким образом она могла бы избежать нежелательных расспросов. Загвоздка заключалась лишь в том, что мачеху невозможно было обмануть; она видела Шарлотту насквозь и всегда безошибочно определяла, когда падчерица говорит неправду.
– Он лежал в высокой траве, – сказала Шарлотта, – и сначала я его не заметила. Когда он поднял голову, я чуть на него не наступила, от неожиданности испугалась, споткнулась обо что-то и… упала.
Шарлотта посчитала неуместным подробно описывать, что случилось в отрезок времени между тем моментом, когда она споткнулась, и тем, когда она упала в грязь.
На протяжении десяти лет ее физический контакт с мужчинами не заходил дальше рукопожатий или ограничивался тем, что партнер по танцам держал ее за талию, кружа в вальсе. Обычно мужчины, которые к ней прикасались, были в перчатках, но на соседе перчаток не было, и она до сих пор чувствовала его сильные руки, их тепло, а еще испытывала странное, будоражащее душу чувство, похожее на смутное томление.
Впрочем, то, что с ней приключилось, было довольно просто объяснить: к тому моменту, когда Шарлотта наткнулась на мистера Карсингтона, она уже была до предела взвинчена и раздосадована, так что сосед застал ее врасплох, когда она пребывала в состоянии, близком к панике. Из-за волнения она на время утратила способность рассуждать здраво и не смогла понять простую вещь: этот человек просто опасался, что она свалится в декоративный пруд, превратившийся в болото.
Паника же ее была вызвана бредовой идеей отца выдать дочь замуж, тогда как Шарлотта боялась начинать брак с позора. Она не хотела из-за своего греха, совершенного в юности, разрушать счастье всех, кто ее любил: не только счастье отца, но и счастье, душевный покой Лиззи, которая из добрых побуждений, ради спасения Шарлотты, обманула своего супруга в самом начале замужества.
Неудивительно, что она повела себя как испуганный маленький зверек, пойманный в ловушку.
Под завораживающим взглядом золотистых глаз Карсингтона, при звуке его волнующего голоса, от которого по спине у нее побежали мурашки, она совсем потеряла разум. На мгновение ей даже показалось, как будто бог Аполлон сошел с небес и заговорил с ней.
– Что ж, понятно.
Услышав голос Лиззи, Шарлотта очнулась от мечтаний и тут же вспомнила, что мачеха имела опасную привычку видеть и понимать больше, чем ей этого хотелось. Темноволосая, небольшого роста, Лиззи внешне являлась полной противоположностью покойной матери Шарлотты и совсем не походила на классическую английскую розу, но все ценили ее за доброту души и за живость нрава. Лиззи была жизнерадостной, смешливой и не боялась подтрунивать над собой, а когда она смеялась – искренне и заразительно, – ее глаза зажигались огнем, а веселье передавалось окружающим.
В тот момент, когда лорд Литби познакомился с Элизабет Бентли, он еще не думал искать замену своей покойной супруге; которую нежно любил. Более того, в то время ему не верилось, что однажды кто-то сможет занять ее место. Однако он чувствовал себя слишком одиноким, и судьба улыбнулась ему, послав Лиззи, которая вскоре стала его женой.
Шарлотта отлично понимала, что если бы десять лет назад она не нашла поддержку и сочувствие у своей мачехи, репутация любимой дочери лорда Литби была бы запятнана, а семья – опозорена. Но на этот раз ей не хотелось, чтобы мачеха проникла в сокровенные тайны ее души и догадалась о том, в каком смятении она пребывает.
– Несомненно, ты предполагала, что укромные уголки природы еще долго останутся в твоем полном распоряжении. – Лиззи улыбнулась. – Однако странно, что отец не сообщил тебе о появлении нового соседа.
– Нет, он мне рассказал о нем, – призналась Шарлотта. – Но увы, я не обратила на это должного внимания. – Она тихонько вздохнула и стала стягивать с рук грязные перчатки.
– Наверное, маркиз сначала сообщил о хитроумном плане сосватать тебя, не так ли? – догадалась Лиззи. – Представляю, как тебе было трудно это переварить. Неудивительно, что после этого ничего другое не лезло тебе в голову.
– Да, его намерение застало меня врасплох. Хотя чему тут удивляться: папа, будучи здравомыслящим человеком и любящим отцом, хочет выдать меня замуж, и он прав. Все мои подруги давно уже замужем и многие имеют детей.
Сердце Шарлотты больно сжалось. Если бы ее ребенок выжил, ему было бы сейчас десять лет. Она до сих пор оплакивала свое дитя, когда оставалась одна. Узнав об этом, Лиззи непременно расстроилась бы, а Шарлотта еще много лет назад поклялась никогда не огорчать свою добрую и чувствительную мачеху.
– Я просила маркиза позволить мне самой рассказать тебе о его замысле, – сказала Лиззи, – но он заявил, что это его долг. Думаю, дорогая, маркиз прав: тебе давно пора создать собственную семью. Не век же горевать о прошлом, его все равно не воротишь. Когда ты была совсем юной, тебе пришлось пережить две тяжелые потери одну за другой, но теперь мы не должны позволить горю сломить твой дух.
– Да, я понимаю. – Шарлотта вздохнула. – Он умер, как и моя мать, но, несмотря ни на что, жизнь продолжается.
Лиззи улыбнулась:
– Кажется, Бог послал нам спасение в лице мистера Карсингтона. Сама знаешь, как твоего отца угнетал упадок, в который пришло соседнее владение. Нетрудно представить себе, в каком он был восторге, узнав, что теперь за Бичвудом будет следить специалист в области агрономии.
Шарлотта молча кивнула: ей нетрудно было представить, что чувствовал ее отец. Через несколько месяцев после рождения ребенка, когда она была нездорова и чувствовала себя подавленной, Лиззи увезла ее в Швейцарию. Длительные прогулки по горным тропам, по альпийским зеленым лугам, вдоль горных речушек, водопадов и озер с прозрачной водой наконец сделали свое дело: Шарлотта воспрянула духом, и потом, по возвращении в Англию, она восстанавливала душевное равновесие, гуляя среди заброшенных земель Бичвуда. При этом ее маршрут неизменно пролегал через ручей, который разделял два владения. Конюх, приставленный к Шарлотте, не решался переходить через ручей и смиренно ожидал ее возвращения на берегу, тогда как девушка продолжала свой путь по тропинке, ведущей к заброшенному пруду. Ей нравилось приходить туда, потому что ее никто не мог там увидеть и она могла ненадолго позабыть про правила, которые десять лет назад поклялась больше никогда не нарушать.
В Бичвуде она могла делать, что ее душе заблагорассудится: бесцельно шагать по тропинке или произносить обвинительные речи относительно всего, что ей досаждало или выводило ее из себя.
И вот прощай, свобода. Теперь с ее тайным убежищем покончено.
Подойдя к камину, Шарлотта бросила грязные перчатки на каминную решетку и только тут осознала, что пауза в разговоре затянулась. Так о чем только что говорила Лиззи? Ах да.
– Может быть, мистер Карсингтон и специалист в области агрономии, – наконец сказала Шарлотта. – Но вот насчет родственной души – это большое преувеличение. Я практически не знаю мистера Карсингтона и не могу пока об этом судить.
Лиззи кивнула:
– В таком случае забудем о том, что произошло сегодня, и не будем рассказывать об этом маркизу, тем более что он горит желанием познакомить всех со знаменитым мистером Карсингтоном и собирается представить его соседям на сегодняшнем вечере.
– Ничего удивительного, что папа желает оказать новому соседу радушный прием, дать ему понять, что он здесь желанный гость, – заметила Шарлотта.
– Скажу тебе по секрету, дело тут не только в гостеприимстве, – замявшись, проговорила Лиззи. – Хотя этот джентльмен всего-навсего младший сын графа, но граф не кто иной, как лорд Харгейт, а это уже говорит о многом.
У Шарлотты заныло под ложечкой – слишком рано она решила, что благополучно отделалась от сыновей лорда Харгейта! В прошлом году ее пытались сосватать за вдовствующего наследника лорда Харгейта, лорда Ратборна, но тогда ей не составило большого труда отвадить жениха, поскольку лорд Ратборн был к ней совершенно равнодушен и не обращал на нее никакого внимания. Ей оставалось только сделать так, чтобы и впредь не возбуждать в нем интерес к себе, и в результате прошлой осенью он женился на другой.
– Также имей в виду, что мистер Карсингтон пользуется значительным авторитетом в философском обществе, – продолжала леди Литби. – Этот уважаемый джентльмен теперь распоряжается соседним имением, на которое всегда имел виды твой отец. Объединяет их родство душ или нет, но в глазах лорда Литби все, вместе взятое, делает мистера Карсингтона вполне приемлемым кандидатом в женихи, и мы не можем не добавить его в список выгодных партий. – Произнеся эти слова, Лиззи удалилась, оставив падчерицу одну.
Некоторое время Шарлотта стояла посреди комнаты, уставившись на дверь неподвижным взглядом, затем гордо вскинула голову и расправила плечи.
– Какая разница, подходит он мне или нет, – пробормотала она себе под нос. – До сих пор я всегда ухитрялась успешно избавляться от женихов; не сомневаюсь, что и на этот раз мне удастся благополучно избежать нежелательного развития событий.
Тем временем в Бичвуде
Иллюзии Дариуса по поводу соседки развеялись через несколько мгновений после того, как он добрался до конюшни, где столкнулся с ее отцом: тот пришел, чтобы поздороваться и пригласить его на праздничный ужин.
Вскоре из разговора Дариус понял, что у графа есть только одна дочь, и, к сожалению, она не замужем. Кроме нее, у лорда Литби имелось еще четверо сыновей, двое из которых находились в гостях у своих кузенов в Шропшире.
Дариус тут же постарался выбросить девушку из головы и сосредоточил внимание на ее отце. Будучи верным сторонником логики, прежде чем приехать в Чешир, Дариус две недели занимался анализом проблемы, которую необходимо было решить, и сбором полезных сведений. Так он узнал, что на много миль вокруг лорд Литби был единственным достойным человеком, с которым следовало поддерживать знакомство. Его семья жила в этих краях на протяжении нескольких поколений, маркиз был тут самым крупным землевладельцем, причем, так же как и Дариус, он увлекался агрономией и философией.
Но самым приятным было открытие, что, в отличие от отца Дариуса, лорд Литби высоко ценил научные труды мистера Карсингтона. Он даже процитировал написанную Дариусом брошюру о свиноводстве. Изрядная доля лести, на которую лорд Литби не поскупился, улучшила настроение Дариуса, и молодой человек с удовольствием принял приглашение на ужин.
Обычно Дариус избегал светского общества, предпочитая круг общения, в котором придерживались свободных нравов: там мужчине не приходилось впустую тратить время на неприступных женщин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...