ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К тому же она не смогла найти никакой уважительной причины для того, чтобы не пойти на свадьбу. И еще ей ужасно хотелось познакомиться с последней модой, по которой наверняка будут сшиты наряды лондонских дам. В конце концов, после мучительных размышлений, старушка подавила угрызения совести, отбросила сомнения и решила насладиться вечером, о котором, как она знала, будут говорить даже спустя годы.
Среди других членов семьи Карсингтон, которые пришли на свадьбу, была правнучка вдовствующей леди Харгейт, Оливия Уингейт-Карсингтон, тринадцати лет от роду.
После торжественной церемонии Пип повел Оливию любоваться чудо-свиноматкой Гиацинтой и нечаянно упал в загон для свиней. Оливия помогла ему подняться, после чего, дурно пахнущие и грязные, дети вернулись в Литби-Холл, где им пришлось выслушать немало неприятных слов от своей прабабки. Только после чего детей помыли и переодели, и они перешли в учебную комнату, где Оливия научила Пипа некоторым хитрым фокусам при игре в карты и в наперсток. Затем пришла ее мать, леди Ратборн, и положила этому конец.
– Но, мама, как же Пип поймет, что его обманывают? Он должен знать, как делаются эти хитрые трюки, – заявила Оливия, глядя на мать невинными глазами.
– А чему ты научишь его потом? Как заложить мамины фамильные драгоценности? – усмехнулась леди Ратборн. – Сейчас же перестань, Оливия, иначе я не разрешу тебе смотреть фейерверк.
Стоя в тихом уголке сада, новобрачные любовались фейерверком, устроенным в честь их свадьбы. При этом Дариус нежно обнимал Шарлотту.
– Полагаю, ты думаешь о том же, о чем думаю я? – спросил он.
– Нет, я ни о чем не думаю, – ответила она. – Я просто счастлива.
– Грандиозное зрелище, – снова попытался завязать разговор Дариус. – Достойное самых важных событий, например коронации короля или совершеннолетия сына.
– Или долгожданной свадьбы единственной дочери.
– Или свадьбы – не менее долгожданной – младшего сына, вызывавшего опасения у всей семьи.
– Папа и Лиззи обожают устраивать праздники, – заметила Шарлотта. – Когда дело доходит до праздников, они веселятся как дети.
– А по-моему, они совсем не похожи на детей. Я подозреваю, что против нас существует тайный семейный сговор. Никто даже бровью не повел и ничуть не удивился, когда я объявил, что мы собираемся пожениться. Я также до сих пор не могу понять, что привело мою бабушку в Дербишир: она терпеть не может деревню.
– В прошлом году все хотели, чтобы я вышла замуж за лорда Ратборна, – вспомнила Шарлотта.
– Но это же смешно. – Дариус пожал плечами. – Любой человек, имеющий хоть каплю здравого смысла, поймет, что вы абсолютно не подходите друг другу. Ты для него недостаточно скандальная особа, и хотя леди Ратборн происходит из рода ужасных Делюсиусов, по сравнению с ними ты – образец чистоты и целомудрия.
– В любом случае твой брат, вероятно, решил, что я настоящая зануда. Бьюсь об заклад, что папа и Лиззи впали в отчаяние, потому и остановили свой выбор на тебе. В конце концов, их можно понять. – Шарлотта рассмеялась.
– Конечно, им было отчего впасть в отчаяние, – прищурился Дариус. – Ты ведь практически уже старуха, и хотя еще не вышла из возраста, подходящего для рождения детей, но находишься в конце этого периода – Он крепче обнял Шарлотту. – А посему, может быть, нам не стоит терять время и следует начать производить на свет детей как можно скорее.
– Но, кажется, мы уже начали…
– Я имел в виду занятия этим на регулярной основе, – объяснил Дариус.
– Прямо сейчас? – удивилась Шарлотта – Здесь? Боже, какая… прелесть!
– Ну нет, все-таки не здесь. – На этот раз даже Дариус был смущен. – И не сейчас, не скрытно и в спешке, как мы делали это раньше. На этот раз все произойдет на удобной постели и так, как положено.
– Методично, да? – съязвила Шарлотта.
– Не смейся над методичностью, пока не опробуешь этот подход на деле. Итак, домой!
«Домой… Теперь это и мой дом», – думала Шарлотта, пока Дариус вел ее в спальню Бичвуд-Хауса.
Она приложила немало сил к тому, чтобы создать уют в запущенном доме леди Маргарет, но впереди ее ждало еще немало работы. Однако, несмотря на то что время от времени в доме можно было наткнутся на леса или стремянки, Лиззи позаботилась о том, чтобы хозяйская спальня перед свадьбой была завершена и молодожены могли провести здесь свою первую брачную ночь, не опасаясь, что им на головы обрушится кусок потолка.
Сегодня, когда слуги находились в имении Литби, вместе с гостями, они могли вдоволь насладиться роскошью полного уединения. Пип находился с бабушкой и дедушкой, знакомясь со своими новыми родственниками, и в последний раз Шарлотта видела его в обществе вдовствующей леди Харгейт и ее кузины Оливии, которые учили его играть в вист.
В Бичвуд-Хаусе было тихо, и шаги Шарлотты и Дариуса отчетливо раздавались в тишине опустевшего дома. Шум фейерверка стих, и только птицы продолжали свой ночной концерт.
Большая комната, роскошно убранная, выглядела чистой и удобной.
– Какой замечательный дом! – воскликнула Шарлотта. – Мне кажется, что он просто мечтает о том, чтобы здесь поселилось счастье. – Она повернулась к Дариусу: – Я уже говорила тебе, что ты сделал меня счастливой?
– Да, по-моему. – Дариус развязал шейный платок и швырнул его на стул. – Но мне бы хотелось сделать тебя еще счастливее, дорогая. Бабушка сказала, что если я не исправлюсь, мне придется жестоко за это поплатиться.
Шарлотта погладила Дариуса по щеке, и он, задержав ее ладонь, нежно поцеловал каждый палец. А затем повел возлюбленную к брачному ложу.
Кровать, огромная, с витиеватой отделкой, видимо, сохранилась еще с со времен Стюартов. Дариус поднял Шарлотту на руки, словно она была невесомой, как перышко, и бросил ее на середину постели, отчего Шарлотта рассмеялась.
– Я мечтал об этом моменте еще тогда, в библиотеке Литби-Холла…
– Помню. Вот почему ты слушал меня не слишком внимательно.
– Верно. – Дариус снял сюртук – щегольской, изысканный в своей простоте, но вместе с тем мастерски сшитый. За сюртуком последовал жилет, и Шарлотта залюбовалась сильным, красивым телом Дариуса, которое просвечивало сквозь тонкую рубашку. Хотя они уже занимались любовью, она ни разу не видела его полностью обнаженным и чувствовала, что эта их первая брачная ночь обещает ей захватывающие открытия. Они будут узнавать друг друга, словно впервые.
Как ей все-таки повезло! Все совершают ошибки, и подчас эти ошибки ужасные, но не всем судьба дает шанс начать все сначала.
Дариус опустился на колени на постели и, наклонившись, приблизил свои губы к ее губам так близко, что она ощущала его дыхание.
– Я хочу прильнуть к твоим губам и не отрываться – как пчела прилипает к цветку, когда пьет нектар. – Он поцеловал ее так нежно, словно губы Шарлотты и впрямь были нежнейшими лепестками диковинного цветка.
– Я помню, – призналась Шарлотта. – Ты стоял до неприличия близко.
– Я чуть не поцеловал тебя. – Он слегка коснулся губами ее губ.
– Я чуть не поцеловала тебя в ответ. – Она ответила на его поцелуй, стремясь выразить всю силу любви, которую он в ней пробудил.
Отдавая любовь и нежность, Шарлотта чувствовала, что они возвращаются к ней сторицей. Волной тепла и ощущением счастья, которое переполняло ее душу.
– Я хочу видеть тебя, – сказал Дариус. – Всю тебя целиком.
– Да, я тоже хочу видеть тебя. Дариус поднял голову и улыбнулся:
– Откуда мне начать развертывать этот чудесный подарок?
– Откуда тебе больше нравится. Безропотно отдаю себя в твои руки – они такие большие и ловкие…
Одно долгое мгновение Дариус смотрел на нее так, как умел смотреть только он, затем наклонился, взял лицо Шарлотты в ладони и поцеловал ее. Его руки заскользили по ее обнаженным плечам, отчего Шарлотту бросило в дрожь. Нащупав застежку на лифе, Дариус расстегнул ее и благоговейно прикоснулся губами к нежной коже.
Потом, рассмотрев местоположение завязок и крючков, он под хихиканье Шарлотты стал снимать с нее платье. Она поднялась, чтобы ему помочь, и когда он отшвырнул платье в сторону, то по ее лицу заметил, что ей интересно за ним наблюдать.
Через мгновение Дариус снова стал серьезен, изучая ее нижнее белье, вероятно, с такой же абсолютной сосредоточенностью, с какой демонстрировал результат своих научных экспериментов. Шарлотта не сводила с него глаз и чувствовала, что от одного его взгляда ее бросает в жар.
Затем Дариус стал ласкать Шарлотту через тонкую ткань ее белья, словно все, что к ней прикасалось – даже ее белье, – было для него священно. Именно это Шарлотта видела у него на лице, читала в его глазах, слышала в его голосе.
Она закрыла глаза и позволила себе беззаботно купаться в его теплоте и нежности. Ее нижняя юбка полетела прочь, а за ней – короткий корсет. Когда распахнулась сорочка, Шарлотта издала долгий, судорожный вздох. Она ощутила его губы на своем плече, потом на груди… Движения Дариуса были медленными и очень естественными. Когда он снял с Шарлотты всю одежду, то принялся ласкать ее бережно и неторопливо, словно она была самой большой драгоценностью на свете, а Шарлотта смотрела на него с нежностью и робким удивлением. Когда он расстегнул рубашку и, сняв, отбросил ее, Шарлотта затаила дыхание. Ей казалось, что Дариус мог бы стать моделью для величественных изваяний древнегреческих атлетов и языческих богов, которые она видела когда-то. Но сейчас, рядом с ней, он был настоящим, живым и теплым на ощупь, а его изумительная кожа при свете свечи казалась золотистой.
Шарлотта положила руку ему на грудь и слушала, как гулко и ровно бьется у нее под ладонью его сердце.
Неожиданно Дариус поднес ее руку к губам.
– Я не могу больше ждать, – неторопливо сказал он, – я не могу откладывать этот момент. Но теперь я должен добраться до этих смешных малюток из шелка, которые ты называешь туфельками.
Он расшнуровал одну ее туфлю, снял ее с ноги Шарлотты и бросил туда же, куда швырнул остальные ее вещи, после чего его рука скользнула вверх, туда, где заканчивался чулок. Развязав подвязки, Дариус немного спустил чулок и покрыл поцелуями кожу, которую только что обнажил.
Шарлотта затрепетала, а он продолжал опускаться все ниже, к ее щиколоткам и наконец снял чулок окончательно, после чего так же медленно и неторопливо повторил все с другим чулком.
К этому моменту все тело Шарлотты изнывало от любовного томления.
– Надеюсь, ты счастлива? – тихо спросил Дариус, и для Шарлотты его голос прозвучал словно звук виолончели.
– Да, – выдохнула она.
Отойдя от Шарлотты, Дариус снял с себя остатки одежды, после чего он снова приблизился к ней и их губы встретились. Поцелуй длился так долго, словно это был последний поцелуй на земле.
Затем он ласкал ее и занимался с ней любовью – неспешно, словно впереди их ждала целая вечность. Так же медленно он подвел ее к самому прекрасному мгновению, когда больше не существовало «я» или «ты», а была только одна любовь, и она возносила их туда, где жила волшебная радость. Тело Шарлотты вибрировало, наслаждение охватило ее всю, и в этот миг ей уже трудно было понять, где он, а где она.
Впрочем, теперь это было не так уж и важно, и Шарлотта, спрятав лицо на груди любимого, отдалась бесконечному и не нарушаемому ничем покою.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...