ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Я знаю, даже хорошо воспитанные девочки не всегда строго придерживаются правил – например, ездят верхом, садясь на лошадь по-мужски.
Шарлотта мгновенно поняла, что он предлагает ей выход, еще один шанс, но… Шанс для чего? Для того, чтобы снова солгать? Чтобы выйти замуж за мужчину, который согласен пожертвовать своей гордостью ради того, чтобы защитить ее так называемую честь? Но разве может быть счастливым брак, который с самого начала основывается на обмане?
Покачав головой, Шарлотта неуклюже слезла со стола.
– Я имела в виду, – проговорила она медленно, – что вы у меня не первый.
Дариус молчал. Приготовившись к приступу гнева и отвращения, склонив голову набок, он, прищурившись, смотрел на нее.
– Это случилось недавно? – спросил мистер Карсингтон.
– Н-нет. – Шарлотта принялась нервно барабанить пальцами по столу, но, заметив это, спрятала руки за спину. – Это было давно.
Снова наступила неловкая пауза.
– Так, значит, я второй? – спросил он.
– Что? – не поняла она. Я у вас – второй?
Шарлотта ничего не говорила и только моргала. Господи! Он еще что-то анализирует.
– Да, – наконец ответила она. – Вы у меня второй.
– И вы похоронили свое сердце вместе с вашим бывшим возлюбленным?
– Нет, разумеется, нет.
– Вы поклялись хранить ему вечную верность.
– С чего вы взяли?
– В таком случае нам лучше пожениться. Девственница вы или нет, в любом случае возможность забеременеть для вас остается.
Шарлотта невольно попятилась. Оказывается, как и в первый раз, она упустила кое-что. Правда, тогда она была на удивление невежественна, но сейчас совсем другое дело.
Дариус придвинулся к ней ближе, его взгляд выдавал напряженную работу его ума.
– Расскажите мне все. Я знаю: это что-то ужасное, иначе бы вы не сообщили мне правду. Разве мы с вами не взяли за правило говорить друг с другом начистоту? Сегодня я поделился с вами тем, что, кроме вас, никогда никому не рискну сказать.
Сердце Шарлотты учащенно забилось, глаза наполнились слезами. Ее захлестнула горячая волна стыда.
– У меня был ребенок, – с трудом выдавила она.
Никогда еще Дариусу не приходилось прилагать таких усилий, чтобы сохранить внешнее спокойствие. Даже во время трудных разговоров с отцом его сердце билось ровно. Но теперь он понял, что эта женщина нужна ему настолько, что он даже согласен предстать перед ее отцом. Но что он скажет? «Я обесчестил вашу прелестную дочь, и теперь ей придется выйти за меня замуж»? Ужасно. И все равно он пойдет на это. Он выдержит гнев лорда Литби, его разочарование, потерю его уважения, а также презрение собственного отца, иначе Шарлотта из-за него всю свою жизнь будет сожалеть о своей минутной слабости… А ведь она уже и так страдает.
«У меня был ребенок». Эти четыре слова как гром среди ясного неба обрушились на него. Не находя слов, Дариус привлек Шарлотту к себе и нежно обнял ее. Теперь ему все стало ясно. Когда он услышал эти четыре слова, все части головоломки мгновенно встали на свои места.
Для любой женщины потерять ребенка либо быть разлученной с ним – тяжкий груз, который она должна нести в одиночку. Разумеется, Шарлотте наверняка пришлось воспользоваться чьей-то помощью для того, чтобы скрыть случившееся, и ей это удалось: ни одна сплетня, ни один слух не вышли за пределы ее дома, и случившееся с Шарлоттой осталось только ее печалью, тайной, которую ей наверняка было нелегко хранить.
Дариус вспомнил рисунок, изображавший мать и дитя, и грусть, которая охватила Шарлотту, когда она его увидела.
– Мне очень жаль, – сказал он. – Очень. Шарлотта опустила голову, ее плечи вздрагивали от беззвучных рыданий. Прошло немало времени, прежде чем она стала успокаиваться.
– У меня нет чести. – Шарлотта уткнулась в его сюртук. – Выходит, я лицемерная, трусливая женщина. Я родила ребенка и сразу же отдала его чужим людям, чего никогда себе не прощу.
– Но ведь это было давно. – Дариус погладил Шарлотту по спине. – Тогда вы были еще совсем юной.
– Мне было тогда семнадцать. – Шарлотта всхлипнула, достала носовой платок из складок юбки и вытерла глаза. – Его звали Джорди Блейн, и он был офицером. Ему очень шла военная форма, и он казался мне таким добрым и чутким… Увы, я стала всего лишь очередной победой: добившись от меня того, чего хотел, он бросил меня, а вскоре его застрелили на дуэли. Я тогда была настолько глупа и наивна, что очень долго даже не подозревала о том, что меня ждет. Первой обо всем догадалась Молли и тут же сказала Лиззи. Я умоляла их ничего не рассказывать отцу, поэтому они забрали меня в Йоркшир, сказав всем, что я заболела и мне нужна перемена климата. Говорят, я чуть не умерла во время родов. Я же помню только одно: мне очень хотелось умереть, но, к несчастью, я не умерла и после этого еще долго болела.
Дариус бережно убрал непокорную прядь со щеки Шарлотты.
– Мы еще поговорим об этом, – ласково сказал он, – когда придет время для задушевных разговоров. А пока мы слишком долго находимся наедине за закрытыми дверями; гораздо дольше, чем это позволяют приличия. Сейчас я хочу только одно: прошлое мы не в силах исправить, зато можем постараться сделать лучше наше настоящее. И в этом настоящем лучший выход для нас с вами – пожениться.
– Но я не могу выйти за вас замуж, – грустно сказала Шарлотта. – Разве можно допустить, чтобы вы отказались от всего, что для вас важно, из-за случайной оплошности?
– Оплошность? О чем вы говорите? Сейчас для меня нет никого важнее вас, поверьте.
– Но я – богатая наследница. – Шарлотта печально вздохнула. – У меня куча денег. Вы сами раньше говорили…
– Вот именно, раньше.
– И тем не менее, я хочу, чтобы вы сделали все, что собирались. Я хочу, чтобы вы восстановили Бичвуд. Меня до глубины души взволновало то, какой серьезный вызов вы осмелились принять. Я… горжусь вами. Вы не можете жениться на мне, по крайней мере пока не завершите то, что начали.
– Но это же нелепо. А вдруг вы и вправду забеременели?
– Об этом мы узнаем через две недели. Если я…
Шарлотта замолчала и прислушалась, а потом и Дариус тоже услышал голоса, которые становились все громче.
Приоткрыв дверь, Дариус заговорил намеренно громко, чтобы его голос услышали в коридоре:
– Я хорошенько подумал и решил все же оставить этот письменный стол, леди Шарлотта, поскольку с ним у меня связаны дорогие моему сердцу воспоминания.
Дариус хотел непременно еще раз поговорить с Шарлоттой, но в Бичвуде такая возможность ему так и не представилась. После того как Эндикотт стала экономкой, леди Литби редко оставалась здесь после полудня; ей нужно было готовиться к домашнему вечеру, от которого зависела дальнейшая судьба Шарлотты.
Были приглашены самые богатые женихи Великобритании. До сего дня Дариус не придавал этому большого значения, тем более что внимание Шарлотты было целиком посвящено ему одному. Единственным соперником до сих пор выступал полковник Морелл, но Шарлотта, казалось, не обращала на него никакого внимания, а стало быть, и волноваться было не о чем.
И вот теперь… Не исключено, что Шарлотта забеременела и будет вынуждена выйти замуж – хочет она того или нет. Из этого факта следовало, что теперь ему предстоит сложная задача: сделать так, чтобы Шарлотта вышла замуж именно за него и чтобы она сама этого захотела. Он должен доказать ей, что брак с ним не будет ошибкой, и пока Шарлотта будет думать, не терять времени даром.
К тому времени, когда прибыл экипаж, Дариус уже разработал план действий.
Проводив леди Литби и Шарлотту до экипажа, перед тем как закрыть дверцу, он решительно произнес:
– Мне непременно нужно зайти к лорду Литби. Шарлотта удивленно посмотрела на него.
– Видите ли, все дело в козах… – не моргнув глазом объяснил Дариус. – Я хочу завести коз, но сперва должен посоветоваться по этому поводу с лордом Литби.
– В таком случае сегодня вечером приходите к нам на ужин, – любезно предложила Лиззи. – Лорд Литби будет рад отвлечься от бесконечных разговоров об этикете, а домашние животные – его любимый конек. Мистер и миссис Бэджли тоже прибудут, так что вы окажете лорду Литби неоценимую услугу.
Литби-Холл, вечер того же дня
Как вскоре выяснилось, леди Литби не шутила: ужин в Литби-Холле в тот вечер был определенно похож на пытку. Даже улыбка добродушного лорда Литби казалась натянутой. Мистер Бэджли нудно жужжал, рассказывая об одном из приглашенных на вечеринку – морском офицере, который служил с племянником мистера Бэджли. Его супруга была еще более надоедливой и замучила хозяев бесконечными советами о том, как следует правильно проводить домашние праздники.
Дариус с нетерпением ждал момента, когда можно будет пойти в гостиную, где отдыхали дамы; он даже не мог уделить должного внимания ценным наблюдениям лорда Литби, касающимся разведения коз.
Однако фортуна улыбнулась ему быстрее, чем он предполагал.
– Шарлотта, сыграй нам что-нибудь, пожалуйста, – предложила леди Литби. – Думаю, джентльмены устали от бесконечных разговоров о том, как украшать комнаты и составлять букеты.
– Охотно, – согласилась Шарлотта. – Мистер Карсингтон, может быть, вы поможете мне выбрать ноты?
– Разумеется. – Дариус поднялся, и Шарлотта села за фортепиано.
– Вы так долго были в столовой! – шепнула она, листая ноты. – Только не говорите мне, что мистер Бэджли заснул над своей рюмкой и вы воспользовались моментом, чтобы потолковать с папой о нас с вами.
– Что? Наверное, вы в самом деле переутомились, – хмыкнул Дариус. – Я размышлял над тем, что теперь делать, и в конце концов решил: пусть вечер все же состоится, как это и было запланировано.
Голубые глаза Шарлотты широко раскрылись. – Да? В самом деле?
– Да. Так будет лучше по двум причинам. Во-первых, к концу ее вы будете знать наверняка, произошло или нет… То есть произошло или нет зачатие. Во-вторых, я должен успеть убедить вас в том, что подхожу вам лучше, чем кто бы то ни было.
Шарлотта, прищурившись, посмотрела на него:
– Как точно вы все расставили по полочкам.
– Еще бы! Мы не должны давать волю эмоциям. По крайней мере один из нас должен оставаться спокойным и рассудительным.
– Когда же мы наконец дождемся музыки? – подала голос миссис Бэджли. – Неужели так трудно выбрать?
– Согласна с вами, мистер Карсингтон, – произнесла Шарлотта громче, чем обычно, – ведь ее должны были услышать все сидящие в гостиной. – Произведения Бетховена слишком… пафосны и не подходят для исполнения после ужина в небольшой компании. Тем более музыка Бетховена не позволит представить в выгодном свете мои музыкальные способности. Кстати, на нашем домашнем вечере будут выступать несколько прекрасных музыкантов из Лондона.
– На вашем месте, лорд Литби, я бы ни на минуту не спускала глаз с заезжих артистов, – заявила миссис Бэджли. – Поскольку в доме будет много впечатлительных молодых особ…
– Я старался также щадить чувства вашего отца, – продолжил Дариус шепотом. – Ему будет приятно сознавать, что его план удался. К тому же, когда мы с вами обручимся, помолвка не будет выглядеть подозрительно поспешной. В дальнейшем мне представится возможность ухаживать за вами, как того требуют правила приличия.
– Но не будет ли это выглядеть фальшиво? – усомнилась Шарлотта.
– Это наш последний решительный бой, – возразил Дариус. – Я уже не раз проходил через это, но все равно…
– Если вы остановите выбор на Генделе, вы не прогадаете. Гендель всегда к месту, – услышали они голос миссис Бэджли.
– Ненавижу Генделя, – в один голос пробормотали Шарлотта и Дариус, затем удивленно переглянулись и чуть не расхохотались.
– Благодарю вас, миссис Бэджли, – чопорно проговорила Шарлотта. – Великолепное предложение. Она обожает все, что напоминает церковную музыку, – шепнула Шарлотта Дариусу. – И дремлет во время исполнения, точно также как в церкви. Но стоит музыке стихнуть, у нее рот не закрывается.
Шарлотта тут же начала исполнять что-то из Генделя, и миссис Бэджли, словно в подтверждение ее слов, через некоторое время стала клевать носом, но как только Шарлотта доиграла этюд до конца, снова завладела разговором.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...