ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он, конечно же, в состоянии справиться с молодой леди, чьим капризам и желаниям всегда чрезмерно потакали. Какой бы умной ни была Шарлотта, полковник не сомневался в том, что впоследствии она сама скажет ему за это спасибо. С ее блестящим умом она обязательно оценит преимущество ситуации, когда есть человек, который тебя опекает, перекладывает на свои плечи все твои заботы и волнения и принимает за тебя решения.
– Если под словом «искушенная» ты подразумевал «старая», я согласен, – сказал лорд Истхем. – Шарлотте Харгейт уже давно пора быть замужем. – Нахмурившись, пожилой джентльмен пригубил вино. – Раз уж речь зашла о ложке дегтя в бочке с медом, я слыхал, что по соседству с ними поселился Дариус Карсингтон. Я бы на твоем месте смотрел в оба. Сыновья Харгейтов знают, как окрутить девушек с богатым приданым, а потом выгодно жениться.
– В самом деле? – Морелл сразу же вспомнил, что в тот вечер леди Шарлотта и мистер Карсингтон мило беседовали, когда он вошел в библиотеку. Тогда Шарлотта, казалось, была чем-то взволнована, а это не добрый знак. – Я встречался с двумя старшими сыновьями Харгейта во время лондонских балов, но об остальных братьях мне ничего не известно. Подозреваю, вы кое-что про них знаете.
Разумеется, лорд Истхем был в курсе всего и поделился с племянником сведениями о братьях Харгейт. Полковник Морелл слушал, отмечая про себя каждую подробность, для того чтобы в дальнейшем использовать ее в своих целях.
Обдумав все как следует, Дариус решил в воскресенье отправиться в Бичвуд-Хаус. Поскольку ему нельзя было пометить свою территорию, как это делают животные, он мог разместить вещи в стратегически важных местах, чтобы дамы знали, кто в этом доме хозяин.
Леди Литби, не теряя времени даром, приступила к работе. Они с Шарлоттой прибыли в Бичвуд-Хаус рано утром в понедельник, свежие, как две розы. Леди Литби спешно отослала лондонских слуг обратно к леди Харгейт и наняла местных жителей, которые скребли, чистили, вытирали пыль, полировали и ремонтировали, выгребая из дома груды мертвых насекомых.
Что касается грызунов, их не было обнаружено: либо их истребил кошачий дозор, патрулировавший дом все это время, либо они разбежались, испугавшись появления леди Литби.
Карсингтон старался не мешать леди Литби и ее многочисленным помощникам вплоть до второй половины дня пятницы: как раз в то время он находился возле домашней фермы и разговаривал с новым управляющим. Внезапно к нему вбежал Гудбоди, он тяжело дышал и с трудом выговаривал слова.
Этот слуга был на редкость спокойным и уравновешенным человеком, которого никто бы не смог упрекнуть в назойливости. Тем более странным казалось, что он так взволнован; вероятно, на это у него имелись веские основания.
– Что случилось? – поинтересовался Дариус. – В доме начался пожар или прачка положила слишком много крахмала в таз с моими воротничками?
– О, сэр… – пробормотал, задыхаясь, Гудбоди. – Ваши книги…
Дариус похолодел.
Из Лондона он привез с собой только те книги, которые могли понадобиться ему для неотложных консультаций. Книги он хранил в спальне, и туда было запрещено входить даже Гудбоди.
Неужели Дейзи незаметно прокралась в его спальню и…
– Объясните толком, что случилось с моими книгами, – спокойно попросил Дариус.
– Сегодня утром сюда доставили несколько ящиков книг, – взволнованно сообщил Гудбоди. – Мне ничего не сказали, сэр, иначе бы я дал вам об этом знать в ту же минуту. Я обнаружил все только что, когда случайно проходил мимо библиотеки: ящики открыты, и леди Шарлотта разбирает книги и расставляет их по полкам. – Он замолчал. – Я был не вправе делать замечания леди, сэр, но, боюсь, вы не успели рассказать ей о системе, которую применяете.
– Ящики книг? – У Дариуса засосало под ложечкой.
– Да, сэр. Судя по количеству томов, похоже, что прислали все ваши книги, – сказал Гудбоди.
Коллекция книг Дариуса включала в себя несколько сотен томов, многие из которых являлись раритетными изданиями.
– Но я не просил, чтобы их присылали. – Карсингтон пожал плечами. – Разве что мать… Точно, это ее рук дело!
Итак, мать решила прислать ему его книги, не спросив, нужно ли это делать.
Впрочем, все было как обычно, практически с рождения Дариусу приходилось отстаивать свои права, потому что его мать имела привычку решать за него, что для него хорошо, а что нет.
И вот теперь его книги, его бесценные сокровища, попали в руки женщины, которая явно считала, что у него слишком мало хлопот в жизни, и решила поправить дело.
В конце концов, решив, что сожалениями здесь не поможешь, Дариус вскочил на лошадь и галопом помчался к дому.
Глава 5
Ворвавшись в библиотеку, Дариус остановился на пороге как вкопанный: леди Шарлотта, покрытая пылью и паутиной, стояла на приставной библиотечной лесенке и держала в руках книгу; ее белокурые волосы выбились из-под чепца, а бретелька фартука спустилась сплеча. При этом плотно облегающие ногу ботинки подчеркивали изящную форму ее щиколотки, а когда Шарлотта потянулась вверх, чтобы поставить книгу на место, Дариус успел увидеть ее чулок.
Шарлотта удивленно взглянула на него.
– Что-то случилось, мистер Карсингтон? – вежливо спросила она. – Неужели загорелась пивоварня? Или, возможно, вы в конце концов вспомнили, куда спрятались орды крыс, которыми вы нас пытались запугать? Бедная Дейзи изнывает от скуки.
Дариус перевел взгляд с лодыжек леди Шарлотты на собаку, которая лежала на полу возле лесенки и что-то сосредоточенно грызла. Услышав свое имя, Дейзи подняла голову и с надеждой посмотрела на хозяйку.
Дариус уставился на то, что лежало у нее в лапах.
– То, что ваша собачка только что кушала, раньше было книгой?
– Это Нагорная проповедь, – невозмутимо сообщила Шарлотта.
Дариус с облегчением вздохнул, а затем, с трудом пробираясь через груду ящиков, прошел в глубь комнаты.
– Значит, это не моя книга. – Он стряхнул пыль с рукава. – В моей книжной коллекции таких нет.
– Даже не знаю, почему меня это ничуть не удивляет, – хмыкнула Шарлотта.
– Что, простите?
– Разумеется, эта книга не ваша, – сказала Шарлотта нарочито громко, словно он был глухим. – Я не позволила бы Дейзи сгрызть книгу, которая принадлежит вам, – это было бы крайне невежливо с моей стороны. Книга – моя, однако, по-моему, Дейзи извлечет из нее гораздо больше пользы, чем я.
В голове у Дариуса что-то щелкнуло, но женские прелести, находящиеся прямо перед его носом, слишком затрудняли мыслительный процесс.
– Означает ли это, что я могу быть спокоен и вы не позволите собачке писать на мои фолианты?
Шарлотта закашлялась.
– Никогда и ни за что, – с трудом проговорила она. Карсингтон перевел взгляд на ее лицо и заметил маленькие капельки пота у нее на лбу. Не то чтобы он никогда раньше не видел потных женщин благородного происхождения, но обычно в таком состоянии они находились в то время, когда занимались с ним любовью.
От этих мыслей Дариуса мгновенно бросило в жар.
«Не теряй времени даром», – шепнул ему ангел-искуситель. В его воображении уже рисовались картины разгоряченной в пылу страсти Шарлотты с растрепанными волосами, занимающейся с ним любовью на смятых простынях.
– Что вы там делаете на этих ступеньках? – раздраженно спросил он. – В доме полным-полно слуг. Разве не лучше сидеть в кресле, попивая лимонад и раздавая приказания?
– Я и руковожу, – спокойно ответила Шарлотта. – Лондонские слуги просто прошлись по комнате с тряпкой и назвали это уборкой; поэтому я заставила деревенских слуг сделать все как следует, а тем временем взялась разбирать ваши книги. Это совсем другое. Не все слуги умеют читать, и хотя некоторые читают, но очень плохо. Вот почему мне показалось проще сделать все самой. – Она вытерла лоб ладонью, после чего на лбу осталась грязная полоса.
– Но это тяжелая работа, – сочувственно заметил Дариус. – У вас все лицо красное, и вы вспотели.
– Джентльменам не подобает упоминать подобные вещи. – Шарлотта поджала губы.
– Кто вам это сказал? Как раз такие вещи мужчины замечают прежде всего.
– Я сказала «джентльмены», а не «мужчины».
– Какая разница! По-вашему, мне следует притвориться, будто я ничего не заметил? Но это всего лишь одно из нелепых правил поведения в обществе…
– А правила вы привыкли игнорировать, – с иронией прервала его Шарлотта.
– Не больше, чем вы. Разве настоящим леди позволено делать что-то своими нежными ручками? А вы тем не менее сами разбираете книги.
– Я только хотела, чтобы работа была выполнена как следует. – Держа в руках том «Илиады» Гомера, Шарлотта спустилась с лесенки на пол. Дариусу было любопытно, знает ли она, что это за книга, и он решил проверить свои подозрения, поскольку сомневался, что Шарлотту обучали греческому языку. За исключением редких случаев – таких, как с его снохой Дафни, – классические языки не были включены в программу обучения для барышень, а по своему опыту он знал, что чем выше стояла дама на социальной лестнице, тем меньше значили для нее ум и эрудиция.
Получить ответ на его вопрос было проще простого.
– Интересно, куда лучше всего будет поставить греческую эротическую поэзию? – спросил он.
Шарлотта опустила глаза на книгу; ее лицо и шея мгновенно покраснели. По ее реакции он догадался, что по-гречески она читает не лучше, чем он разбирается в египетских письменах.
На Шарлотте было платье с высоким вырезом и с большим количеством рюшек и оборок; несколько верхних пуговиц расстегнулись, выставляя на обозрение ее шею и верхнюю часть груди.
– Под буквой «и», – ответила Шарлотта.
– «И»… – задумчиво повторил мистер Карсингтон; в этот момент он мог думать только о ее нежной шейке и груди, ощущать слабый мускусный запах, который казался ему чертовски приятным. В мире животных нечто подобное – запах разгоряченной самки – заставляло самцов совершать подкопы под заборами и перепрыгивать через высокие стены. – Возможно, вы захотите вытереть… э-э… Боюсь оскорбить ваш слух, назвав это… это самое… – Дариус вынул носовой платок.
– Благодарю вас. – Шарлотта взяла из его руки платок и вытерла пот со лба, а Дариус тем временем перевел взгляд на полки у нее за спиной. Определенно там что-то было не так. Впрочем, сейчас Дариус находился в чересчур расслабленном состоянии и не мог сразу определить, в чем дело.
Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы сосредоточиться.
– «И»… – повторил он. – Что-то я не пойму: слово «греческий» начинается с буквы «г», «поэзия» – с «п», «эротика» – с «э».
– «И» означает «иностранная литература».
– Ах вот как, иностранная литература! Шарлотта кивнула.
Дариус недоуменно огляделся по сторонам, затем подошел к одной из полок и стал разглядывать корешки стоящих на ней книг.
– Вы расставили все в алфавитном порядке, – заметил он.
– Да. – Шарлотта явно гордилась собой.
– По названиям книг.
– Да, кроме произведений иностранных авторов. Я хотела расставить все остальные по фамилиям, но решила, что вам легче будет запомнить книги именно по их названиям.
Дариус продолжал внимательно разглядывать книги на полках.
– Я вижу, здесь очень много книг под буквой «о», – задумчиво заметил он. – «Основы законодательства», «Основы политики», «Основы сельского хозяйства», «Основы растениеводства», «Основы химии».
– Да я и сама удивилась, как много их тут оказалось, – беспечно согласилась Шарлотта. – Но под литерой «н» также оказалось немало книг: «Научные основы земледелия», «Научные основы скотоводства», «Научный анализ», «Наука и мораль», «Научный подход к лечению переломов у животных», «Научный метод в изучении природы». – Она показала рукой на другой стеллаж: – Вон там находится изрядное количество томов на букву «п» на самые разнообразные темы: это всевозможные практические пособия.
– Значит, под буквой «и» помешается иностранная литература?
– Да. – Шарлотта улыбнулась ему лучезарной улыбкой. – Но прошу вас, не благодарите меня: уверяю, это доставило мне истинное удовольствие. – Она вернула Дариусу носовой платок, положила томик Гомера на соседний стеллаж и с чувством хорошо исполненного долга направилась к двери.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...