ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Нет, я не верю! – воскликнул лорд Литби. – Не могу поверить. Как мне помнится, ты тогда говорила, что она больна.
– Но Шарлотта и в самом деле была больна: ее состояние казалось мне близким к помешательству, и я боялась, что она сделает с собой что-нибудь ужасное…
– Лиззи не посмела рассказать тебе об этом, папа, – добавила Шарлотта.
– Не посмела? Что значит «не посмела»?
– Пожалуйста, папа, не обвиняй ее, – взмолилась Шарлотта. – Я одна во всем виновата. Мне было так стыдно, я чувствовала себя мерзкой, гадкой и, если бы не Лиззи, наложила бы на себя руки. Лиззи спасла мне жизнь, папа, и я никогда не забуду об этом.
– Боже мой, Шарлотта! Почему ты тогда не поделилась своим горем со мной? Как ты могла так поступить? Неужели я в твоих глазах – настоящее чудовище?
– Конечно, нет, папа, но мне просто было ужасно стыдно. И я не хотела, чтобы ты узнал, что я натворила; сама мысль об этом была мне невыносима.
– Тебе не нужно было беспокоиться: ведь я – твой отец. – Лорд Литби сокрушенно вздохнул. – Впредь, когда тебе становится тяжело, ты должна немедленно являться ко мне и все рассказывать. И помни: я всегда готов тебе помочь!
– Я знаю, папа, но мне тогда было всего семнадцать лет, – Шарлотта всхлипнула, – и ты был для меня всем на свете. Когда ты женился на Лиззи, у меня появилась мачеха и я очень сильно испугалась, что ты отвернешься от меня. Вот почему я совершила эту ужасную глупость. А когда я осознала, что наделала, было уже слишком поздно. Не сомневаюсь, ты обязательно простил бы меня, если бы обо всем узнал, но… Понимаешь, мне хотелось оставаться все той замечательной дочерью, какой я была в твоих глазах прежде, и только теперь я поняла, что поступала неправильно. Целых десять лет я думала так же, как думает семнадцатилетняя девушка, и не хотела взрослеть, и все эти десять лет мой сын рос без меня.
В этот момент Шарлотте показалось, что ее сердце вот-вот разорвется. Все ее желания и чаяния, все чудесные истории, которые она придумывала о своем малыше, разлетелись в прах.
Когда горячие слезы полились по ее щекам, Шарлотта беспомощно повернулась к Дариусу, и он прижал ее к себе и крепко обнял. Хотя он не говорил ей ни слова, Шарлотта слышала, как гулко бьется его сердце.
– Все хорошо, – принялся он нежно успокаивать Шарлотту. – Одно из двух главных дел мы уже сделали.
Между тем лорд Литби продолжал стоять неподвижно, вцепившись в спинку стула так, словно хотел раздавить ее, и в итоге леди Литби пришлось заговорить первой.
– Никто не должен никого обвинять в том, что случилось, – примирительно сказала она. – Хватит казнить себя: сделанное все равно не воротишь. Мне жаль лишь, что ты так долго хранила все это в себе. Если бы я знала… – Она покачала головой. – Как бы там ни было, сейчас не время говорить «если бы». В то время мы сделали то, что считали правильным, а сейчас должны исправить ситуацию, устроив все наилучшим образом.
– Исправить ситуацию? Пожалуй. – Лорд Литби медленно кивнул; его глаза потухли, плечи опустились, и он внезапно стал выглядеть гораздо старше своих лет.
– А по-моему, для начала необходимо разыскать Пипа, – вмешался в разговор Дариус и тут же в общих чертах описал сложившуюся ситуацию с пропажей мальчика и с поисками Морелла. – Поскольку Пип исчез где-то между Литби-Холлом и Бичвудом, нам следует начинать поиски именно там и сперва подробно расспросить работников усадьбы о том, когда они в последний раз видели мальчика. Затем мы должны организовать поисковую партию, и было бы лучше, если бы вы, сэр, взяли это дело на себя.
– Да-да, конечно. – Лорд Литби рассеянно кивнул. – Я готов сделать все, что только от меня потребуется. Ребенок… Да-да, разумеется… Пип – так, кажется, его зовут? Мальчик, который гуляет с Дейзи. Один раз, когда он забирал собаку, я увидел его из окна. Это… Господи, просто поверить не могу! Как я раньше обо всем не догадался? Моя дочь… Мой внук… – Лорд Литби приложил ладонь ко лбу, словно хотел заслонить глаза от болезненно яркого света. – Прости меня, Шарлотта, но я… Сам не знаю, кто я. Десять лет! – Его лицо потемнело. – Ну разумеется, это был Блейн. Кто же еще, кроме него?
– Да, это он, – с болью в голосе сказала Шарлотта.
– А я тогда думал, что сумею отделаться от него, устроив так, чтобы его выслали за границу. Однако он все же успел подобраться к тебе, проклятый мерзавец. И все это время ты винила во всем себя. А ведь я прекрасно знал, что он за человек.
– Мне очень жаль, папа…
Сделав над собой усилие, лорд Литби взял себя в руки.
– Ладно, довольно хныкать. Как совершенно справедливо заметил мистер Карсингтон, прежде всего нам надо разыскать мальчика. Я, разумеется, тоже готов присоединиться к этим усилиям, но сперва мне нужен глоток свежего воздуха. – Лорд Литби подошел к стеклянной двери и вышел на террасу, откуда направился в сад.
Шарлотта хотела высвободиться из объятий Карсингтона и последовать за отцом, но Дариус удержал ее:
– Не надо. Сейчас ему лучше побыть одному.
– Мистер Карсингтон прав, дорогая, – поддержала его леди Литби. – Твой отец хочет побыть один, чтобы собраться с мыслями. Как ты знаешь, он всегда старался оградить тебя от огорчений, и поэтому сейчас крайне расстроен тем, что не смог уберечь тебя от беды. Дай ему время, милая, ведь даже я еще не пришла в себя. Я каждый день видела этого мальчика, но мне и в голову не могло прийти, что он твой сын.
– А вот я знала. – Шарлотта снова всхлипнула. – Знала с того самого момента, как только его увидела, посмотрела в его глаза. Увы, я не позволила себе поверить в то, что мои предчувствия – правда.
– Я тоже обратила внимание на его необычные глаза, – задумчиво проговорила леди Литби, – но это мне ровным счетом ни о чем не говорило. Я никогда не встречалась с капитаном Блейном, но даже если бы и встречалась, не уверена, что догадалась бы обо всем. Ну да ладно, теперь нам нужно как можно скорее начать поиски Пипа, поэтому расскажите мне еще раз, что именно сказал полковник Морелл.
Некоторое время лорд Литби, не разбирая дороги, шел по саду, даже не замечая, что при этом безжалостно топчет цветочный бордюр. Наконец он замедлил шаги и, подойдя к скамье на одной из тенистых аллей, тяжело опустился на нее и долго сидел неподвижно, обхватив голову руками.
Трудно сказать, сколько времени он провел, сидя на этой скамье, думал о своей бедной дочери и проклиная себя за то, что вовремя не сумел доискаться до истины.
Только услышав поблизости какой-то звук, он поднял голову. Перед ним стояла Дейзи, держала в зубах нечто похожее на кусок дерева.
– Ах ты, глупая смешная собачонка, – ласково проговорил лорд Литби. – Кто тебе разрешил портить мой сад? А может, ты пришла, чтобы предложить мне сделать это вместе?
Собака энергично затрясла головой.
– Это Лиззи подослала тебя, да? Напрасно. Я не могу с тобой сейчас играть, глупое животное, мне нужно собраться с мыслями и успокоиться. Моя семья, как никогда, нуждается в моей помощи, и первым делом я должен найти своего внука, Пипа…
Громко тявкнув, Дейзи выронила из пасти кусок дерева и тут же куда-то убежала, но вскоре вернулась и повторила представление.
– Ах вот что: ты хочешь мне сказать, что Пип – твой дружок, не так ли? – Лорд Литби снова задумался, и тут Дейзи снова нетерпеливо залаяла. – Да что с тобой такое? – Лорд Литби нахмурился, и вдруг его брови поползли вверх. – Может, ты знаешь, где Пип? – неуверенно спросил он.
Взвизгнув, Дейзи отбежала от него немного, затем остановилась и повернула к нему голову.
Лорд Литби медленно поднялся с каменной скамейки.
– Ну хорошо, я пойду за тобой, раз ты так этого хочешь. Только, пожалуйста, не веди меня к ближайшей крысиной норе.
Тем временем в библиотеке
Подробно расспросив Дариуса и Шарлотту о том, что произошло в этот день, леди Литби на время удалилась, а когда она вернулась, на голове у нее уже была надета шляпка.
Именно этого Дариус и боялся: если все разойдутся в разные стороны, им не удастся организовать поиски по единому плану. – По-моему, нам лучше разыскивать Пипа методично и организованно, – осторожно заметил он.
– Полностью с этим согласна, – заверила леди Литби. – Если полковник Морелл знает, где Пип, я заставлю его все рассказать нам.
– Нет уж, лучше я! – воскликнул Дариус. – Говоря по правде, заставить полковника отпустить Пипа – мое самое горячее желание.
– Если вы даже разорвете полковника Морелла на куски, – хладнокровно заметила леди Литби, – это ни к чему не приведет и вы только заставите его отвернуться от нас. А со мной он станет вести себя совсем по-другому. В любом случае я должна поговорить с Мореллом, и – нравится вам это или нет – вы позволите мне это сделать.
– А что тогда будем делать мы, Лиззи? – поинтересовалась Шарлотта.
Леди Литби на мгновение задумалась.
– Поищите Дейзи, – сказала она наконец. – Я выпустила ее без поводка, рассчитывая, что если Пип находится где-нибудь неподалеку, она его обязательно найдет.
По дороге домой полковник Морелл снова и снова анализировал все, что сказал леди Шарлотте, пытаясь понять, где именно он допустил оплошность. Конечно же, прежде всего не стоило называть выходку Шарлотты глупой: ее отповедь выбила у него почву из-под ног, и полковник сгоряча наговорил лишнего.
«С женщинами настоящая морока, и это совсем не то что армия, – с досадой думал он. – Там все намного проще: воинские звания, устав, приказы и предписания. Начальник дает приказы – подчиненный выполняет, и если кто-то заартачится, последствия не заставят себя ждать».
Вот почему он охотнее согласился бы подставить себя под артиллерийский огонь, чем еще раз объясняться с женщиной.
– Пропади все пропадом, – в сердцах бормотал полковник. – Жаль, что я не могу оставить все как есть, иначе она подумает… Одному Богу известно, что она подумает.
Придя к этому загадочному заключению, Морелл повернул коня и снова направился в Литби-Холл. Каково же было его удивление, когда он увидел, что ему навстречу направляется экипаж леди Литби!
Едва коляска поравнялась с ним, Морелл приветливо помахал леди Литби рукой, и экипаж, проехав еще немного, замедлил ход, а потом и вовсе остановился. Выглянув из открытого окна, леди Литби жестом пригласила полковника подойти.
«О нет!» – с тоской подумалось Мореллу, но все же нехотя он подъехал к экипажу.
– Надо же, как мне повезло, – весело сказала Лиззи, после того как они обменялись обычными любезностями. – Я как раз ехала, чтобы поговорить с вами об одном важном деле. Может быть, вы уделите мне минутку-другую?
«Не к добру все это», – подумал полковник, однако, поскольку выбора у него все равно не оставалось, он спрыгнул с лошади, открыл дверь экипажа и подал руку даме.
Они с леди Литби прошли немного вперед, чтобы их не могли услышать служанка и кучер.
– Я хотела поговорить с вами по поводу того разговора с Шарлоттой, – без предисловий начала леди Литби.
– Ну конечно, я так и думал. – В голосе Морелла звучала откровенная досада. – Уверяю вас, миледи, этот разговор получился совсем не таким, каким я его себе представлял, и теперь я собираюсь извиниться перед леди Шарлоттой зато, что наговорил лишнего.
– Рада это слышать. – Лиззи одобрительно кивнула. – Я так и знала, что леди Шарлотта увидела угрозу там, где ее и в помине не было.
– Угрозу? – Морелл выглядел крайне удивленным. – Надеюсь, вы не хотите сказать, что леди Шарлотта решила, будто я хочу ее разоблачить? Странно, очень странно: я весьма ясно дал ей понять, что имею прямо противоположные намерения.
– Шарлотта считает, что ваши уверения в верности имеют силу только при условии, что она станет вашей женой. Это так?
Полковник недовольно пожал плечами.
– Я не ставил ей никаких условий, – сказал он сухо. – Это было бы недостойно джентльмена. Если она так превратно истолковала мои слова, я могу винить в этом только мою горячность и то, что из-за волнения я плохо выразил свою мысль. Все дело в том, что я солдат и не умею говорить гладко.
– Вот поэтому-то я бы хотела внести ясность, – быстро сказала Лиззи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...