ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Даже здесь, среди толпы гостей он ловил себя на мысли о том, что не прочь прижаться губами к ее нежной шейке.
Тяжело вздохнув, он с тоской стал вспоминать те волшебные мгновения у пруда, когда его рука коснулась ее груди. Впредь ему следует обходить эту девушку стороной. Он не имел обыкновения сопротивляться искушениям и, напротив, привык им поддаваться. В этом заключалась его проблема.
– Я, кажется, знаю почему, – прервала его мысли миссис Бэджли, и Дариус обернулся; он словно только сейчас вспомнил о существовании миссис Бэджли, которую ни в коем случае не хотел обидеть. Очень часто жены священников обладают большим влиянием, и эта дама, похоже, всем здесь заправляла. К тому же она была двоюродной сестрой лорда Литби.
– Извините, что вы сказали?
– Ваша бабушка не может всерьез вас ненавидеть, но я легко могу предположить, почему она говорит вам подобные неприятные вещи. Оставим в стороне касторку. Я, разумеется, не должна напоминать вам о вашем долге как землевладельца. От вас зависит процветание вашей земли и тех людей, которые на ней трудятся.
– Если быть точным, в настоящее время я не являюсь в полном смысле этого слова законным владельцем земли, – заметил Дариус. – Видите ли, мой отец…
– Прошу вас, не морочьте мне голову всяким юридическим вздором, – оборвала его миссис Бэджли. – Вы несете ответственность за Бичвуд.
– Верно, и я собираюсь как можно скорее привести все в порядок.
– А дом? – Миссис Бэджли вскинула брови. – Я слыхала, вы остановились в «Единороге» в Олтринхеме, а в Бичвуде проживает только небольшая часть прислуги, и к тому же почти все они – лондонцы. Вы привезли лондонских слуг в деревенский дом, а местные жители, которые служили в Бичвуде на протяжении нескольких поколений, лишились работы. Представляете, сколько молодых людей были вынуждены оставить свой дом и свои семьи, чтобы заработать себе на жизнь, – и все из-за этой проволочки с тяжбой в Чансери…
Миссис Бэджли еще долго продолжала разглагольствовать о долге мистера Карсингтона по отношению к Бичвуду и его окрестностям. Она рассказала, что сделали другие, как они пытались сохранить собственность и найти работу, а также место проживания для тех, кто внезапно остался не у дел.
Не выдержав, Дариус стал возражать и попытался объяснить экономическую подоплеку вопроса. По его мнению, самое главное – земля, адом – дело второстепенное. Но миссис Бэджли была явно не в ладах с логикой, она и слушать ничего не желала.
Наконец Карсингтон бросил взгляд в сторону Шарлотты, которая стояла рядом с мачехой и полковником Мореллом. Полковник был статным привлекательным брюнетом одного возраста с Алистэром, третьим сыном лорда Харгейта. От миссис Бэджли Дариус узнал, что Мореллу принадлежало имение к югу от имения лорда Литби. Хотя семья полковника, как и семья Литби, проживала здесь на протяжении нескольких поколений, большую часть своей жизни полковник провел за границей и поселился здесь меньше года назад. Возможно, он не собирался задерживаться здесь надолго, потому что вскоре должен был унаследовать графство в Ланкашире от своего престарелого дядюшки. Нетрудно было заметить, что он наметил леди Шарлотту себе в графини. Хотя этот молодой человек не выказывал своих намерений слишком явно, Дариус видел его насквозь и не сомневался, что Морелл имел виды наледи Шарлотту.
– Вы прекрасно знаете, что случается, когда закладывают собственность, – не унималась миссис Бэджли. – Ни один нормальный человек не захочет таскаться по судам: все боятся быть втянутыми в тяжбу. Так можно погубить самые лучшие и благородные начинания. Даже лорд Литби оказался связан по рукам и ногам. Ему было сказано, чтобы он не вмешивался, так что все это просто возмутительно, сэр. Неужели вы настолько бессердечны, что готовы увековечить произвол?
Услышав слово «бессердечны», Дариус стиснул зубы – он едва сдерживал гнев. С него достаточно было однажды услышать это слово от отца, и бабушка Харгейт тоже так его называла! Лицемеры! Они говорят, что им взбредет в голову, немало не заботясь о чувствах других людей.
– У меня нет ни малейшего намерения увековечивать произвол. – Он вздохнул. – Однако ваша филантропия и добрые намерения не принимают в расчет определенные экономические законы. Этот дом стоит на земле, а не наоборот, поэтому логичнее начинать с земли и хозяйственных помещений, необходимых для скотоводства и земледелия.
– Чепуха! – Миссис Бэджли презрительно фыркнула. – Давайте выясним мнение леди Литби на этот счет.
Дариуса меньше всего интересовало, что думают женщины, большинство из которых постоянно находилось не в ладах с логикой, но он все же заставил себя успокоиться, решив, что неразумно обижаться на женскую нерациональность.
Дружелюбно улыбнувшись леди Литби, Дариус стал ждать дальнейшего развития событий, надеясь, что эта женщина не заговорит его до смерти, как миссис Стиплтон или миссис Бэджли.
Пока миссис Бэджли продолжила свою патетическую речь о доме в Бичвуде, леди Литби некоторое время терпеливо слушала, а затем сказала:
– Как и всех остальных мужчин, мистера Карсингтона никто не учил вести домашнее хозяйство. Неудивительно, что он не знает, с чего начать.
Дариус тут же подхватил брошенный ему спасательный круг.
– Я и впрямь не имею об этом ни малейшего понятия. Что я могу знать о кухарках, экономках и горничных или о том, как правильно меблировать комнаты? Когда я слышу, как женщины обсуждают подобные вопросы, это повергает меня в отчаяние. Задачи по тригонометрии кажутся мне куда менее сложными…
– Ну что ж, ваши трудности можно понять, – примирительно сказала леди Литби. – Бесполезно ожидать от мужчины, что он станет заниматься подобными вещами.
– Однако ими необходимо заниматься, – упрямо заявила миссис Бэджли. – Неужели мы обязаны извинять его только на том основании, что он – мужчина?
– Думаю, да. – Леди Литби улыбнулась.
– Благодарю вас. – Дариус с трудом преодолел мальчишеское искушение показать миссис Бэджли язык.
– Что касается меня, я буду счастлива помочь вам, – пообещала леди Литби, и Дариусу вдруг показалось, что перед ним разверзается глубокая пропасть. Маркиза Литби, привыкшая ни в чем себе не отказывать, будет заниматься ремонтом и внутренним убранством его дома!
Дариус мысленно представил длинные колонки цифр расходов, в сумме составляющие тысячи фунтов, и понял, что ему нужно как можно скорее добиться того, чтобы имение начало приносить доход. А как он может это сделать, если станет заниматься ремонтом дома? Тем не менее он был бы последним безумцем на свете, если бы завел с женщиной речь о деньгах. Во-первых, это вульгарно. Во-вторых, дамы высшего света не имеют никакого понятия об основных экономических законах. С равным успехом можно было попытаться объяснить амперовскую теорию электродинамики свиноматке лорда Литби.
В-третьих, гордость никогда не позволила бы Дариусу это сделать; он скорее умрет, чем во всеуслышание объявит, что ограничен в средствах.
– Я ни на секунду не могу допустить, чтобы к вашим многочисленным обязанностям добавилась еще и эта, – многозначительно сказал он. – Насколько я понял, в будущем месяце вы ожидаете большое количество гостей…
– Пустяки, развлекать гостей для меня не в тягость.
– Но управлять чужим домашним хозяйством, которое находится в ужасном беспорядке, где даже не имеется подходящей прислуги…
– На вашего агента Кейстеда можно целиком и полностью положиться, – заявила леди Литби. – Я поручу ему нанять прислугу. И пусть вас не беспокоит объем работы, который необходимо проделать, – работы я не боюсь. Недавно я полностью обновила убранство Литби-Холла, и сделала все одна. Кроме того, нам пришлось провести некоторые архитектурные изменения, так что лорд Литби остался доволен результатом перестройки. Тем не менее он попросил меня больше ничего не перестраивать, пока младшие дети не пойдут в университет, поэтому вы окажете мне услугу, доверив эту работу.
– Но дом в Бичвуде слишком в плачевном состоянии, – попытался отговорить леди Литби Карсингтон, хотя не имел ни малейшего представления о состоянии дома, потому что до сих пор даже не переступал его порога. – Кругом бегают крысы…
– Я приведу с собой малышку Дейзи, моего бульдога. Ей понравится ловить крыс. Шарлотту я тоже позову. – Лиззи жестом подозвала падчерицу.
– Ловить крыс? – ужаснулся Дариус. Леди Литби рассмеялась.
– Шарлотта – деревенская жительница и не боится грызунов. К тому же она очень любит решать трудные задачи, не правда ли, дорогая?
– Да, но сперва мне хотелось бы узнать, о чем речь… – Шарлотта насторожилась.
– Видишь ли, дорогая, мы собираемся привести в порядок дом в Бичвуде.
Леди Шарлотта бросила на мачеху изумленный взгляд.
– В самом деле? – недоверчиво переспросила она. – Сомневаюсь, что мистер Карсингтон горит желанием, чтобы две женщины, с которыми он едва знаком, суетились и мельтешили у него перед глазами. У него много работы, его голова занята уймой разных серьезных вещей, которые он должен спокойно обдумать. Мне кажется, ему нужен островок тишины и покоя, тихое место для уединения, и он не хочет, чтобы кто-то переворачивал его дом вверх дном. А мы приведем туда каменщиков и плотников, штукатуров и расклейщиков обоев. Вся эта орава будет шуметь и ходить по дому. Не говоря уже о том, что мы непременно станем докучать мистеру Карсингтону, постоянно спрашивая его мнение о том и о другом.
Шарлотта выразительно посмотрела на Дариуса, отчего он тут же погрузился в мечты и живо представил, как эта красивая девушка делает все, чтобы создать для него оазис тишины и покоя, настоящий островок уюта, его собственный мирок, где все устроится так, как он этого хочет.
Однако, когда Дариус заставил себя очнуться, в холодных голубых глазах Шарлотты он увидел смертельную угрозу. Ее выразительный взгляд как бы говорил ему: «Только попробуй согласиться, и я сотру тебя в порошок!»
Однако дело было не в том, что леди Шарлотта явно не горела желанием заниматься его домом; недавно она подложила ему свинью, оставив наедине с миссис Стиплтон, которая чуть не свела его с ума своей болтовней, и со сварливой каргой миссис Бэджли. Так могли он теперь уступить?
– Раз вы так ставите вопрос, леди Шарлотта, – усмехнувшись, сказал Дариус, – разве после этого я могу ответить «нет»?
Шарлотта и впрямь была готова растерзать Дариуса. Она прямо-таки кипела от негодования.
Тем не менее, мило улыбнувшись, она сказала:
– Если мистер Карсингтон не имеет ничего против того, что мы нарушим его покой, я буду рада ему помочь и уже представляю себе это весьма увлекательное занятие. Маловероятно, что леди Маргарет как положено ухаживала за домом, пока жила там.
– Да, дом весьма допотопный, – подтвердила миссис Бэджли, – там ничего не меняли со времен твоего прадедушки. Даже тогда этот дом походил на доисторическое ископаемое, но в то время он хотя бы не выглядел такой развалюхой.
– Что ж, пожалуй, здание немного старомодно, – нехотя согласилась леди Литби.
– И к тому же этот дом на редкость неудобный, – безжалостно добавила миссис Бэджли. – Когда я приехала сюда, даже жилище приходского священника выглядело более современным.
– Ну, я тоже не сразу провела у нас дома важные перемены… – заметила леди Литби.
В первые три года своего замужества Лиззи и в самом деле постоянно занималась Шарлоттой, спасая ее от самой себя, а потом одного за другим рожала лорду Литби четырех сыновей и занималась своими детьми.
– Не скромничай, – возразила Шарлотта. – С первого же дня, появившись здесь, ты внесла в нашу жизнь порядок и уют.
Хотя Шарлотта и вступилась за мачеху, все равно это было не очень хорошо со стороны Лиззи – не советуясь с ней и не спрашивая ее мнения, втянуть ее в явную авантюру с бичвудским домом.
– Уют – это очень хорошая вещь, но результат последних проведенных леди Литби работ просто великолепен, – заявила миссис Бэджли. – Очень жаль, что вы, мистер Карсингтон, не видели Литби-Холл три года назад и не можете сравнить его с тем, каким он стал сейчас.
Шарлотта подумала, что такой мужчина, как мистер Карсингтон, едва ли в состоянии понять, что именно в доме устроено не так или что там неудобно расположено.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...