ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Колесо застряло в рытвине, и экипаж опрокинулся, – спокойно объяснила Шарлотта. – В общем, ничего страшного не произошло: просто Белинда испугалась, взбрыкнула и ушибла ногу об оглоблю.
– Надеюсь, вы и леди Литби не пострадали?
– О, с нами все в порядке. К нам на помощь подоспел полковник Морелл – и очень кстати.
При упоминании имени полковника Дариуса передернуло, но тут же он напомнил себе, что человек не животное, а существо, наделенное разумом. Неразумно смотреть на Морелла как на врага или соперника.
Тем не менее он с горечью осознавал, что где-то в темном, затаенном уголке его сознания примитивная собственническая часть его существа не находит себе места от смутного беспокойства.
– Морелл освободил Белинду от упряжи и отодвинул коляску с дороги, – продолжала Шарлотта. – Жаль только, что Белинда поранилась…
– И еще позвольте мне заметить, сэр, – вмешался кучер, – что кобыла находится в моем ведении. Просто ее светлость сейчас вне себя после пережитого волнения…
– Неужели? Ты хочешь сказать, что моя хозяйка после аварии потеряла разум и ничего не понимает? – воскликнул конюх, выставив вперед квадратный подбородок и надвигаясь на кучера. – Да она в сто раз лучше соображает, чем ты!
– Прекратите, Дженкинс, я не потерплю никаких перебранок, – твердо заявила Шарлотта, и конюх тут же остановился, но не успокоился.
– Черная мазь в таком случае, как этот… – буркнул он и с надеждой посмотрел на Дариуса: – Могу я спросить у вас, сэр…
– Я порекомендовал бы сначала применить припарки, – со знанием дела проговорил Дариус. – Мелкие отруби следует размешать в кипятке вместе с массой из льняного семени.
Дженкинс с видом триумфатора взглянул на кучера, лицо которого из красного стало пунцовым.
– Ваша светлость, не хочу проявлять неуважение к джентльмену, но мы всегда применяли черную мазь, – обиженно сказал он.
– Мы сделаем так, как посоветовал этот джентльмен, и поставим припарки. – Шарлотта снова перевела взгляд на кобылу. – Возможно, вы не знаете, Фьюкс, но перед вами сам знаменитый мистер Карсингтон, который написал научный трактат, посвященный разведению свиней. Всем нам известно, какого высокого мнения лорд Литби об этой брошюре, а значит, все, что ни скажет мистер Карсингтон по поводу скота, необходимо воспринимать как откровения из Святого Писания.
Фьюкс промямлил что-то нечленораздельное и, бросив на Дженкинса испепеляющий взгляд, гордо прошествовал к выходу.
– Может быть, после того как этот вопрос благополучно решился, джентльмен поможет мне объяснить простую истину: ее светлости будет куда лучше, если за больной кобылой буду ухаживать я, а не этот горе-знахарь? – Дженкинс расправил плечи.
Шарлотта бросила конюху сырую тряпку.
– На будущее я прошу вас вести свои споры вне пределов конюшни, там, где другие не смогут вас услышать. Своими пререканиями вы пугаете лошадей и подаете дурной пример остальным служащим.
Дженкинс извинился, поклонился, после чего Шарлотта гордой походкой вышла из конюшни. Дариус последовал за ней.
– Насколько я понял, сегодня кучер причинил вам много беспокойства…
Шарлотта свернула на посыпанную гравием дорожку.
– Ума не приложу, какая муха укусила Фьюкса, – пожаловалась она.
– Судя по его красному лицу и неуравновешенному поведению, этого господина одолел недуг пьянства, – заметил Дариус.
– Да? Но он никогда раньше не пил, – удивилась Шарлотта. – По крайней мере не так много, чтобы было особенно заметно. Он никогда не был таким воинственным, как сегодня. Впрочем, возможно, все дело в том, что раньше я не имела с ним дела напрямую. Сейчас отца нет дома, а я всего лишь молодая леди, которая куда лучше разбирается в нарядах и безделушках…
– Все равно кучер не должен оказывать давления на других слуг, – заявил Карсингтон.
– Просто я была недостаточно жесткой, – Шарлотта пожала плечами, – я совсем не знала, что делать. С одной стороны, мне необходимо прислушаться к мнению Фьюкса, потому что он очень долго работает здесь, но с другой – он…
– Не прав. – Дариус кивнул. – К тому же он пьян в стельку. Мой отец ни за что не стал бы терпеть подобное поведение: у него Фьюкс не успел бы и глазом моргнуть, как его выгнали бы взашей.
– Вы правы. Я должна поблагодарить вас за то, что вы вмешались.
– Ну что вы! Мне приятно было оказать вам поддержку. Ваши конюхи не воспринимают вас всерьез, а мой отец не воспринимает всерьез меня, точнее, мою работу. По его мнению, это не что иное, как бумагомарание. – Дариус вздохнул, вспоминая, с какой непростительной легкостью отнесся его отец к годам кропотливых исследований и сложных экспериментов, усилий, которые его сын потратил на то, чтобы облечь плоды своего труда в простую форму, понятную любому фермеру, а не только образованному человеку.
Хотя Дариус давно уже привык к тому, что отец его недооценивает, когда он снова об этом вспомнил, в его душе вспыхнуло негодование.
Впрочем, подумал он, зачем так волноваться? Совсем не дело давать волю чувствам и позволять им возобладать над разумом.
Последовало неловкое молчание, затем Шарлотта сказала:
– Возможно, отец не признает ваши заслуги, потому что ожидает от вас чего-то большего…
Карсингтон горько усмехнулся:
– Ничего он от меня не ожидает – просто старик уверен, что я ни на что не годен.
– Нет-нет, вы заблуждаетесь. Ваш батюшка ожидает от вас очень многого, – с жаром проговорила Шарлотта.
Дариус повернул голову и посмотрел на ее точеный профиль.
– А вы, оказывается, сентиментальны, – насмешливо заметил он.
– Я не член вашей семьи и сужу со стороны, а со стороны виднее. К тому же хорошо знакома с лордом Харгейтом…
Дариус словно услышал щелчок в сознании, он наконец понял, в чем дело. Это был ответ на вопрос, но он решил отложить его на время для того, чтобы при случае рассмотреть все более подробно.
– И что же такое вы увидели со стороны, интересно знать?
– Лорд Харгейт предъявляет к сыновьям более высокие требования, чем все остальные аристократы к своим детям, – убежденно сказала Шарлотта. – Если он недоволен вашими достижениями, то это происходит, потому что он верит: вы способны на большее. Согласна, он очень требователен; некоторые даже находят его деспотичным. Но если вы огорчили или разочаровали его, он так прямо и говорит вам об этом.
– Да, верно. Вот только речи весьма пространны и изобилуют подробностями. Если он услышит о состоянии моей дороги и об аварии, в которую вы попали, мне не поздоровится! – Дариус рассмеялся. – Собственно говоря, почему «если»? Слух об этом неприятном инциденте обязательно дойдет до его ушей. К тому же нельзя сбрасывать со счетов мою бабушку, которая знает все обо всем на свете: уж она-то всенепременно доложит ему о случившемся.
Шарлотта кивнула:
– Скорее всего так и будет, но вы не должны обращать внимание на то, что они скажут. В том, что произошла авария, виноваты не вы, а я. Я не в первый раз ехала по дороге, изрытой ухабами, и это сельская местность, в конце концов. Несчастье случилось, потому что я отвлеклась. – Шарлотта слегка покраснела, и на этот раз Дариус не удивился.
Вскоре она вновь сделалась бледна, ее губы сжались в тонкую линию.
– Вы расстроились из-за лошади, – догадался он.
– Да, очень! – В глазах Шарлотты стояли слезы. – Просто поверить не могу, что я была так глупа, беспечна и подвела ее, бедняжку. Наши животные доверяют нам, и мы несем за них ответственность. Белинда полагалась на меня, думала, что я ее не подведу, а я обманула ее доверие. Впрочем, могло получиться еще хуже, если бы этот ужасный Фьюкс причинил ей еще больший вред.
– С вашей кобылой не случилось ничего страшного, – утешил Шарлотту Дариус, – и вы не должны думать о том, что могло бы случиться, но не случилось, потому что это бессмысленно.
– Конечно, бессмысленно. – Шарлотта вытерла глаза и попыталась улыбнуться. – Не обращайте на меня внимания. Я чувствую себя сейчас как последняя идиотка, и мне это противно. – Она огляделась по сторонам. – Господи, да куда же это я иду, дом ведь совсем в другой стороне!
– Я и сам засомневался, но боялся спросить. В глубине души я надеялся, что вы ведете меня «налево».
– Налево? – удивилась Шарлотта.
– Ну да, так сказать, сбиваете с пути истинного на путь греха.
Шарлотта вопросительно смотрела на него, словно пытаясь понять, шутит он или нет.
– Любой мужчина втайне всегда на это надеется, – усмехнулся Карсингтон.
Щеки Шарлотты покрылись румянцем, и от этого она стала еще привлекательнее.
– Я так и знала, – с досадой сказала она.
– Что вы знали?
– Какая разница? Не обращайте внимания. – Она повернулась так резко, что, зацепившись каблуком за подол, порвала платье, да еще при этом чуть не упала.
Дариус бросился к ней, но наступил на юбку и еще сильнее порвал ее. Шарлотта вскрикнула, но Дариус, потеряв равновесие, все же сумел схватить ее. Они упали вместе, причем Шарлотта приземлилась прямо на него.
Именно в этот день после долгих уговоров Гудбоди Дариус в первый раз в жизни надел шляпу, которая, хотя и съехала набок, все же смягчила удар при падении и, возможно, спасла Дариуса если не от сотрясения мозга, то уж наверняка от шишки и синяка.
Шарлотта сразу же попыталась подняться, и в тот же момент Дариус услышал треск рвущейся материи.
– Вставайте же! – резко скомандовала она. – Вы лежите на моем платье.
– Нуда, платье подо мной, но вы-то на мне, – раздраженно отозвался Дариус.
– Приподнимите ногу, идиот! – Потеряв терпение, Шарлотта изо всей силы дернула за юбку как раз в тот момент, когда Карсингтон слегка сдвинулся с места, освобождая платье. В итоге она потеряла равновесие и опрокинулась головой вниз, смешно взмахнув ногами: подол ее платья соскользнул, и под ним обнаружились не только грязные ботинки, но и стройные ножки в тонких чулочках.
Хотя Шарлотта напоминала сейчас перевернутую вверх тормашками черепаху, у Дариуса не было времени на то, чтобы посмеяться или вдоволь полюбоваться открывшимися щиколотками, потому что ему пришлось защищаться от Шарлотты, которая попыталась его ударить. К счастью, он опередил ее, схватив за руку.
– Пустите! – Шарлотта ни на миг не прекращала сопротивление. – Не смейте меня трогать!
Дариус зажал ей рот рукой.
– А вы не орите! – прошипел он, понимая, что его в любой момент могут застукать с девицей в компрометирующем положении.
Однако Шарлотта не слушала его: она извивалась как змея, пинала его и махала руками во все стороны.
В конце концов Дариусу все это стало страшно надоедать, он, отпустив ее руку, попытался оттолкнуть Шарлотту.
Резко дернувшись, она попыталась встать на четвереньки, но вместо этого оказалась верхом на Дариусе, что ввергло ее в еще большую панику. Шарлотта засуетилась и, неловко пытаясь с него сползти, нечаянно угодила коленкой ему в пах.
Карсингтон взвыл, согнулся, и тут сквозь боль услышал:
– Извините, прошу вас! Извинить? Да он готов был убить ее!
С трудом выпутавшись из юбок, Дариус вскочил и, решив не дожидаться, пока Шарлотта поднимется сама, резко поставил ее на ноги, а потом схватил за плечи и стал трясти.
– Да угомонитесь вы наконец, черт возьми?! – в сердцах выкрикнул он.
Шарлотта сразу затихла, и только после этого Дариус убрал руки с ее плеч, однако лишь для того, чтобы закрыть ей рот поцелуем.
Затем, немного подумав, он снова поцеловал ее – уже по-настоящему.
Глава 6
В то самое мгновение, когда они оба упали на землю, перед мысленным взором Шарлотты промелькнула картинка из другой жизни. Она – такая юная, веселая и счастливая – в объятиях Джорди Блейна, и они, смеясь, падают в траву.
После этого все превратилось в хаос. Охваченная паникой, Шарлотта попыталась подняться и убежать, но все было тщетно.
Когда Карсингтон вошел в конюшню – прекрасный, как молодой бог, весь в золотом сиянии, весь мир вокруг словно вспыхнул яркими красками. При одном звуке его уверенного, чарующего голоса даже раненая лошадь успокоилась.
Однако Шарлотта не могла успокоиться. Как только она увидела Карсингтона, сердце затрепетало у нее в груди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...