ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вы правы, – пробормотала Шарлотта, делая вид, что перебирает ноты, пытаясь найти следующую пьесу. – Один из нас должен сохранять здравый смысл. Что касается меня, то я… слишком эмоциональна. Благодарю, что вы так добры.
Однако Дариусу этой благодарности было недостаточно: ему так много нужно было сказать Шарлотте. К сожалению, он не мог сделать это сейчас, на глазах у всех, когда их то и дело прерывали, и поэтому с нетерпением ждал подходящего момента.
Воскресенье, 7 июля
– Поверить не могу, что вы это делаете, – призналась Шарлотта.
– Я и сам с трудом в это верю, – согласился Дариус. – Уж и не припомню, когда в последний раз переступал порог церкви. Я никогда до конца не понимал логику религии.
– Тем не менее вы все-таки сюда пришли.
– Да, потому что нам надо поговорить с глазу на глаз, и это первое место, которое пришло мне в голову.
Накануне Шарлотта и леди Литби не ездили в Бичвуд, потому что на субботу леди Литби запланировала разбор счетов вместе с экономкой, а также одобрение меню на следующую неделю и ведение корреспонденции.
Вот почему Шарлотта не надеялась встретиться с Дариусом раньше понедельника. До этого она провела без сна две долгие ночи, размышляя над тем, не лучше ли было бы просто сказать ему «да».
Но сейчас, когда он шагал рядом с ней, такой спокойный, такой уверенный, она убедилась в том, что поступила правильно.
В прошлую пятницу Шарлотта всю ночь не могла заснуть, вспоминая, каким добрым и великодушным оказался Дариус. А еще она думала о том, какой камень свалился с ее души, когда она ему во всем призналась.
И не в ее привычках платить людям за доброту черной неблагодарностью. Он не должен ради нее жертвовать гордостью и репутацией.
Если они поженятся в спешке, поползут слухи. Может быть, Дариусу это безразлично, но ей – нет. Она не вынесет, если кто-то будет думать, что Дариус Карсингтон – бессовестный охотник за богатым приданым.
Так как церковь находилась неподалеку от Литби-Холла, лорд и леди Литби обычно ходили туда пешком. Сейчас они шли впереди Шарлотты и Дариуса, поэтому не могли слышать их разговор.
– Надеюсь, вы понимаете, что предоставили отцу пищу для размышлений. – Шарлотта скосила на него глаза. – Надеюсь, вы также отдаете себе отчет в том, что все теперь будут о нас судачить.
– Еще как понимаю. – Дариус энергично кивнул. – Хотя мне не слишком часто приходилось вращаться в подобных кругах, я прекрасно осведомлен, как ухаживают за дамами. Мои родственники мне все уши прожужжали о том, как элегантно обхаживали леди во времена наших бабушек и дедушек.
– Почему же тогда вы не подождали встречи наедине, а не на глазах у всех?
– Потому что я не вижу никаких причин что-либо скрывать. Вчера вы сказали, что никогда не простите себе грех, совершенный когда-то; но разве можно казнить себя всю жизнь? Если вы сами не можете с этим справиться, значит, я должен помочь вам обрести душевный покой. Впредь я намерен ухаживать за вами по всем правилам и уже в ближайшие дни сумею найти способ облегчить вашу душу.
Шарлотта ответила не сразу.
– Вы удивительно хороший человек. – Она попыталась улыбнуться. – Может быть, мне лучше сказать «да» и разом покончить со всем этим? Раньше я без труда распознавала все расставленные мужчинами ловушки и всегда могла устоять перед мужскими чарами – этому научил меня первый горький опыт моей жизни, но теперь мне трудно устоять перед вашим золотым сердцем и вашей беспредельной добротой.
Дариус серьезно посмотрел на нее:
– Сейчас мне нужно именно ваше искреннее «да» – и ничего больше. Никаких вопросов, никаких сомнений! Я полон решимости сделать так, чтобы вы поверили: ваша жизнь без меня будет подобна бесплодной необитаемой пустыне.
Шарлотта невольно улыбнулась.
Она не видела, что как раз в этот момент ее отец оглянулся и они с Лиззи обменялись понимающими взглядами, зато хорошо видела идущего бок о бок с ней высокого сильного мужчину и понимала одно: когда он рядом, на душе у нее легко и спокойно.
Вечером в воскресенье
– Что он делал сегодня? – поинтересовался полковник Морелл, наливая виски из графина.
– Провожал леди Литби после обедни из церкви, – сообщил Кеннинг.
Полковник с размаху швырнул стакан, и тот вдребезги разбился о каминную решетку.
Кеннинг и глазом не моргнул.
– Принеси мне другой стакан, – спокойно приказал полковник.
Кеннинг кивнул.
– Я и сам не поверил своим ушам, когда услышал это, сэр, – сказал он, перед тем как выйти. – Все вокруг только и судачат об этом происшествии. Некоторые даже заключили из-за этого пари. Люди говорят, что в следующее воскресенье объявят о помолвке и вечер закончится свадьбой, если, конечно, он с нее и не начнется.
Почти год полковник Морелл, держась от леди Шарлотты на почтительном расстоянии, исподволь наблюдал за ней, изучал ее характер, тщательно обдумывал, как завоевать ее доверие. Все это время он терпеливо выносил критику и придирки своего старого дядюшки: «Что ты так долго? Какой-нибудь лоботряс – наглый, напористый и хитрый – уведет красотку прямо у тебя из-под носа. Лучше руби сук по себе и найди себе девчонку попроще, а эта девушка тебе не по зубам».
И вот теперь ситуация зашла так далеко, что, того и гляди, несравненная леди Шарлотта выйдет замуж за никчемного пройдоху, младшего сына лорда Харгейта.
Шарлотта, конечно же, ни в чем не виновата, это он ее окрутил. И она на время потеряла здравомыслие, вот и все.
Полковник не сердился на нее, просто он лицемерно считал, что Шарлотта в опасности, в очень большой опасности, и теперь ему придется спасти ее от самой себя.
Глава 12
Понедельник, 8 июля
Дариус уставился на аккуратно разлинованный листок бумаги, который держал в руках. Почерк выглядел четким и понятным, цифры – разборчивыми.
Это был список расходов на мальчика, которые он велел составить Тайлеру.
– Дешевле было бы послать ребенка учиться в Итон, не так ли? – с досадой проговорил он.
Тайлер повертел в руках фуражку.
– Моя хозяйка ведет учет по платежным чекам, сэр, – сообщил он. – Говорит, парень так быстро вырастает из старой одежды, что она едва поспевает шить для него новую. Девчонки донашивали вещи за старшими сестрами, поэтому одевать их всех стоило не намного дороже, чем одного парня. И с обувью прямо беда. А видели бы вы, сколько он ест. Хозяйка говорит: с таким аппетитом мальчик непременно вырастет очень быстро.
Слушая эту болтовню, Дариус подумал, что сумма не такая уж заоблачная. Дело было лишь в том, что он не знал, где достать наличные деньги прямо сейчас, как этого хотела жена Тайлера.
– А что с теми деньгами, которые Пип получает за ловлю крыс? Я слышал, мальчик зарабатывает по десять пенсов вдень.
– Это так, сэр, но пока он их ловит, учеба стоит, а значит, мне придется обучать ремеслу другого мальчика. Я искал нового ученика, но большинство из них никуда не годятся.
Дариус прекрасно знал, что сироты не отличаются хорошим здоровьем, к тому же не все из них трудолюбивы и старательны. Однако чутье ему подсказывало, что Тайлеры хитрят: они явно завышают расходы и хотят представить дело сложнее, чем оно есть на самом деле.
– Я поговорю наконец с управляющим, – сказал Дариус, решив, что по дороге непременно заглянет к миссис Тайлер.
В тот день Дариус вернулся в Бичвуд поздно, его голова раскалывалась. Совершенно неожиданно он расстроил миссис Тайлер, а когда она была чем-то огорчена, то непременно повышала голос до визгливого крика. Правда, Дариус был джентльменом, и к тому же являлся работодателем ее мужа, поэтому вместо мистера Карсингтона она кричала на своих дочерей:
– Опять ты кашляешь, Салли! Как ты режешь овощи, Энни? Ты же сейчас расплещешь ведро, Джоан! – И так далее и тому подобное, без конца и края.
Ее дочери огрызались и всячески защищались, но миссис Тайлер тут же снова кричала на них.
«Если такое в их семье происходит каждый день, то удивительно, как Тайлер до сих пор еще не оглох», – подумал Дариус.
Но несмотря на шум и крики, в целом дом Тайлеров был не самым плохим местом для бедного мальчика-сироты. Пипу разрешали садиться за стол вместе с членами семьи, а не заставляли дожидаться, когда все закончат обедать, чтобы подобрать остатки еды, как это обычно бывало в других семьях. Спал он на кухне, а не в сыром подвале и не одевался в лохмотья. Какие бы ни были недостатки у крикливой миссис Тайлер, она гордилась тем, что была хорошей хозяйкой. Все жившие с ней под одной крышей, включая мальчика, были обуты, одеты, сыты и знакомы с мылом.
Однако при этом мальчик больше не мог ходить в школу, и это его очень угнетало, хотя он старался не подавать виду.
Необходимо срочно отдать Пипа в школу, думал Дариус по дороге домой. А если это у него не получится, он, как и покойный мистер Уэлтон, будет обучать мальчика сам.
Конечно, школа лучше: Пип должен общаться с другими детьми. Трудность заключалась в том, что за школу опять пришлось платить, а Дариусу и так необходимы были деньги, чтобы компенсировать расходы Тайлеров на содержание Пипа. Пусть миссис Тайлер считает, что с мальчиком не везет, – она ни за что не согласится расторгнуть договор об ученичестве, пока ей не возместят убытки звонкой монетой.
Подходя к конюшне, Дариус в десятый раз обдумывал свое финансовое положение, когда его размышления прервали чьи-то крики и звуки борьбы. Он тут же поспешил туда, откуда они доносились.
Недалеко от конюшни двое мальчишек катались по земле, тузя друг друга кулаками.
– Ах ты, маленький ублюдок с уродливыми глазами!
– Когда я сломаю тебе нос, ты будешь выглядеть еще уродливее, чем я!
– Твоя мать – шлюха!
– А твой отец спит с мужиками!
Дариус спрыгнул с коня и, подбежав к драчунам, разнял их, но мальчики продолжали угрожать друг другу и обмениваться ругательствами, так что Дариусу пришлось по очереди встряхнуть обоих.
– Ну же, довольно! – строго проговорил он, и дети сразу же притихли.
Дариус вздохнул и посмотрел на Пипа: его нос был в крови, под глазом красовался синяк.
– Он не слышал о Вильгельме Завоевателе, – возмущенно сказал Пип. – Проклятый невежда и паршивая задница!
– Ну все, хватит. – Дариус перевел взгляд на другого мальчика: у того тоже текла кровь из носа. – Как тебя зовут?
– Роб Джоуэтт, сэр.
В драке Роб явно пострадал больше, и виду него был плачевный. На память о драке у него останутся громадный синяк под глазом и вспухшая щека.
– Ступай домой, Роб, – сказал Дариус, отпуская его.
– Разве в палате лордов все ублюдки, сэр? Правда же нет? А вот он так говорит! – Роб возмущенно ткнул пальцем в Пипа.
– Я не говорил, что там все до одного – внебрачные дети, – презрительно заявил Пип. – Я только сказал, что некоторые из них. Наверное, ты так же плохо слышишь, как и дерешься.
– Ладно, иди домой, Роб, нам с Пипом надо поговорить.
На этот раз Роб послушался, но по дороге все время оглядывался и корчил рожи Пипу.
Когда он скрылся из виду, Дариус поинтересовался:
– Из-за чего вы затеяли драку?
– Роб – невежда, – убежденно сказал Пип. – Он заявил, что Дейзи – уродливая собака. – Мальчик вытер окровавленный нос рукавом куртки, и Дариус подумал, что миссис Тайлер явно не будет от этого в восторге.
– А где Дейзи?
– Я отвел ее обратно, в Литби-Холл. Они велят мне приводить Дейзи обратно, когда леди Литби возвращается домой, а вот уже несколько дней, как дамы уезжают из Бичвуда около полудня.
– Выходит, Роба ты ударил из-за собаки? – поинтересовался Дариус.
Пип покачал головой:
– Нет, сэр, сначала я пытался его образумить. Я сказал, что Дейзи – бульдог, и собаки этой породы всегда так выглядят. Кроме того, как можно говорить про животное, что оно уродливое, если только оно не искалечено? И еще Роб сказал, что я – урод, а я ему – что не урод, а просто у меня необычные глаза. А когда он заявил мне, что глаза у меня уродливые, потому что моя мать – шлюха, больная сифилисом, я хорошенько ему врезал. – Пип снова посмотрел в ту сторону, куда ушел Роб, и на его лице появилась довольная улыбка.
Та самая улыбка!
Только тут Дариус вдруг понял, откуда ему знакома эта улыбка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...