ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Виллингфорд собрал гостей, чтобы найти жениха своей дочке. Праздник был рассчитан на две недели. Чарльз тоже был в числе приглашенных, но в тот день уехал куда-то по своим делам. Так вот именно тогда его лошадь сломала ногу, а он упал и вывихнул запястье. Какие-то сердобольные соседи подобрали его и привезли к себе, где он и оставался, пока Виллингфорды не прислали за ним экипаж. К сожалению, Найтсбридж понятия не имеет, кто эти соседи.
– Итак, мы все еще топчемся на одном месте, – сердито пробормотала леди Лэньярд. – Вполне возможно, что он просто выдумал историю знакомства с Генриеттой.
– Лично я думаю именно так, – заявил лорд Лэньярд. – Есть кое-что еще, о чем мы не знали.
– Что же?
– Чарльз не дождался конца праздника, а внезапно уехал примерно через неделю после его начала. Он, правда, утверждал, что у него в Суонси что-то случилось, но многие гости полагают, что дело обстояло иначе. Просто лорд Виллингфорд вышвырнул Чарльза из своего дома после того, как застал его в постели с леди Виллингфорд.
Глаза леди Лэньярд гневно засверкали.
– Мне надо поговорить с ним. – Она замолчала на минуту и задумалась. – Нет. Позови лучше мисс Шарп.
– Вы хотели меня видеть, миледи? – спросила Генриетта, войдя в комнату леди Лэньярд.
– Да, моя милая. Я только что услышала такую ужасную вещь про Чарльза, что хочу попросить тебя кое-что мне объяснить.
«Теперь-то что? Неужели кто-то подслушал нас в гостинице?» – ужаснулась Генриетта.
– Что же такое вам рассказали? – прошептала она еле слышно.
– Мой сын получил письмо; в котором его друг упоминает о том, что Чарльз раньше времени покинул тот праздник у Виллингфордов потому, что хозяин дома чуть ли не выгнал его на улицу. Так ли это было?
Генриетта заставила себя громко рассмеяться, а в голове ее с быстротой молнии носились разные мысли. Очевидно, они пытались разузнать, как Чарльз с ней познакомился. Интересно, что еще рассказал им этот «друг»? Ей не понадобится много времени для того, чтобы выдумать смесь из правды и лжи, опровергающую эти слухи. Если же и это не пройдет, они с Чарльзом скажут, что все это лишь досужие сплетни, придуманные, чтобы шокировать таких невинных девушек, как Генриетта.
– Да, было такое, – ответила, наконец, девушка. – Но Чарльз в этом не виноват, я уверена. Однажды леди Виллингфорд сама подошла к нему и поцеловала, а ее муж как раз появился в дверях и подумал невесть что. Чарльзу повезло, он еще легко отделался. Дело в том, что это был уже не первый случай, когда она наставляла рога лорду Виллингфорду.
– Как? Неужели леди Виллингфорд ему изменяет? – изумилась леди Лэньярд.
– Ну, я, по крайней мере, знаю много тому доказательств. О ней ходят легенды. Одно время она даже пыталась пользоваться мной, когда я была еще ребенком. Мужу она клялась, что едет присматривать за маленькой беззащитной девочкой, а на самом деле посещала сэра Вильяма.
– Какой ужас! А ты уверена, что Чарльз ни в чем не виноват?
– Конечно, нет. Вы же знаете его репутацию. Но еще лучше знаю леди Виллингфорд я. Она бы просто не позволила такому красавцу оставить ее без внимания. И она бы ни перед чем не остановилась, чтобы соблазнить Чарльза. Он же терпеть не мог ее пустоголовых дочерей и избегал их как только мог. Однако правила приличия не позволяли нам проводить вместе слишком много времени. Меня тоже поразило это известие, поразило настолько, что я даже отказывалась с ним встречаться какое-то время. Но он убедил меня в своей невиновности. А то, что было у него раньше с другими женщинами, то это было до меня, и я не имею права обижаться. Теперь он клянется, что любит только меня и что другие женщины его не интересуют. Я дала ему шанс исправиться, потому что убеждена: любовь способна изменить любого. Но поверьте, он проклянет тот день, когда появился на свет, если только посмеет меня обмануть. Я не прощу ему измены.
Леди Лэньярд понравилось это объяснение, и она разрешила девушке идти.
Генриетте требовалось срочно переговорить с Чарльзом, но он по-прежнему был прикован к постели. Она долго топталась в нерешительности у него под дверью, но наконец, убедившись, что поблизости нет слуг, осторожно заглянула в комнату Чарльза. Он был один, и солнечные лучи, проникающие сквозь плотные портьеры, ласкали его усталое лицо.
– Какого черта ты здесь делаешь? – хрипло прокричал он, вскакивая с постели.
– Замолчи и послушай, – прошептала Генриетта. – Твоей бабушке известно, почему ты покинул дом Виллингфордов в такой спешке.
– Что?! – завопил он, уставившись на Генриетту, как на сумасшедшую.
– Да замолчишь ты наконец? Она узнала, что Виллингфорд застал тебя со своей женой и выставил из дома. Я клялась, что ты всего лишь целовался с ней, не больше, а остальное придумали злые языки. Еще я сказала, что это она пыталась тебя соблазнить. Не уверена, что это правда, но, учитывая ее репутацию, вполне возможно. Ты провел у них девять дней, так что вы с ней, наверное, встречались уже не раз. Ну, Чарльз, расскажи, что еще ты успел натворить? Я сомневаюсь, что ты проводил все время, наслаждаясь обществом ее дочерей, ведь более интересной для тебя компании там не было. Виллингфорды ни за что бы не позвали кого-нибудь, кто был бы красивее их собственных дочерей. Честно говоря, я вообще не понимаю, почему тебя туда пригласили. Но хотя бы из-за этого скандала ты должен был поставить меня в известность о своих похождениях.
Он стоял, раскрыв рот от удивления, и не мог произнести ни слова.
– Генриетта, я… – начал было он.
– Успокойтесь, милорд. Меня нисколько не волнует, правда это или нет. Но вы могли бы предупредить меня, чтобы это не стало для меня такой неожиданностью. Конечно, я понимаю, что в приличном обществе не принято рассказывать невинным девушкам такие пошлости.
Не дожидаясь ответа, Генриетта тихо выскользнула в коридор, где, к счастью, не было ни души.
Оставшись один, Чарльз еще долго не мог прийти в себя. Его мысли беспорядочно путались, голова пылала, и казалось, что смысл сказанных Генриеттой слов так и не дошел до него. У Чарльза всегда было дурное предчувствие, что когда-нибудь этот скандал еще даст о себе знать. И вот, пожалуйста, бабушке все известно. Но, не дай Бог, ей вздумается узнать чуть больше! Найтсбридж также был в числе гостей, кроме того, он – лучший друг его дяди. Как было глупо с его стороны заводить интрижку с хозяйкой дома!
Генриетта была недалека от истины. Леди Виллингфорд и в самом деле повсюду следовала за ним в тот день, но он этому не противился. Стиснув руками голову, Чарльз с горечью вспоминал все, что произошло в тот день, как вдруг еще один вопрос возник в его воспаленном сознании.
Откуда Генриетте стало известно о похождениях леди Виллингфорд? Ни дядя, ни бабушка не могли бы ей этого рассказать. А еще она знала все подробности того праздника, хотя он, Чарльз, никогда не говорил ей, к примеру, зачем лорду Виллингфорду понадобилось его устраивать. Кто же эта девушка, и насколько хорошо она знает Линкольншир?
Не в силах более выносить сильнейшую головную боль, Чарльз тяжело опустился на кровать. Холодный чай из опрокинутой чашки струйками сбегал по простыне на пол.
* * *
– Как поживает лорд Расбон? – спросила Беатриса, когда Генриетта спустилась в гостиную выпить горячего шоколада.
– Прекрасно. Ему все еще нельзя выходить из комнаты. Но, если бы не болезнь, уверена, он бы уже что-нибудь натворил. Недавно он попытался насильно меня поцеловать и очень расстроился, когда я сказала, что он напоминает мне лорда Хефлина.
На этот раз реакция ее тела была во много раз сильнее, чем когда ее целовал Хефлин. Поэтому-то девушку так радовало, что Чарльз был не в состоянии подняться с постели. Теперь она была в безопасности.
– Не может быть! – воскликнула, смеясь, Беатриса.
– Боюсь, что может, – серьезно ответила Генриетта. – Надеюсь, они с Хефлином не такие уж близкие друзья, потому что он просто взбесился, когда я попыталась их сравнить.
– Что еще ты ему наговорила?
– Сказала, что все знаю о них с леди Виллингфорд.
– Ну, это не страшно, – с облегчением вздохнула Беатриса.
– Одно мне непонятно, – резко произнесла Генриетта. – Если он такой же матерый распутник, как и Хефлин, почему его так задело мое сравнение?
– Да не очень-то его это волнует, – ответила Беатриса. – Вчера вечером он подкараулил меня в оранжерее и пытался добиться моего расположения. Но он хотя бы не стал применять силу, когда я ему отказала.
– Ну, это уж слишком! – воскликнула Генриетта. – Ты – гостья в доме его бабушки, кроме того, ни один порядочный джентльмен не стал бы ухаживать за понравившейся ему женщиной таким образом.
– Да нет же! Ты неправильно все поняла, – возразила Беатриса. – Мне кажется, он просто вышел прогуляться и даже не знал, что в оранжерею зайду я. А потом он решил воспользоваться случаем и проверить, как я к нему отношусь. Теперь он это знает и не будет больше мне докучать. Но я рада, что ему не удалось силой добиться твоей любви.
– Ты так спокойна, как будто все, что он делает, в порядке вещей! Я, конечно, не знаю, может быть, у вас в Америке так принято, но в Англии это просто чудовищно. – Беатриса хотела было возразить, но Генриетта не дала ей вставить ни слова. – И не говори мне, пожалуйста, как много в нашем обществе неверных супругов, я это уже слышала. Мы – другое дело. Мы живем в доме умирающей женщины и заодно помогаем ему получить проклятое наследство. А эта идиотская попытка соблазнить тебя лишний раз доказывает, что он не только бабник, но еще и дурак. Честно говоря, я не знаю ни одного знакомого мне мужчину, кто мог бы по праву называть себя джентльменом. Все они думают, что это передается им по наследству вместе с титулом, и считают, что могут позволить себе все что угодно, прикрываясь своим званием джентльмена.
– Довольно странно слышать это от тебя, дочери графа. Кстати, ты тоже носишь его титул, – заметила Беатриса.
– Я ношу его по обычаю, а не по закону. Едва ли леди Мелисса обладает более сильной властью, чем господствующие в нашем обществе лорды. Я постоянно имела перед глазами пример отца, который знал, что его положение оставляет желать лучшего, но не хотел даже пальцем о палец ударить, чтобы хоть как-то изменить свою жизнь. Брат повел себя не лучшим образом. Так за что мы должны их уважать? Только за то, что они мужчины и имеют дальнее родство с каким-нибудь правящим монархом?
– Тебе не помешает съездить в Америку, – посоветовала Беатриса. – Идеи свободы и равенства у нас только приветствуются. Оставаясь здесь с подобными мыслями в голове, ты подвергаешь опасности свое доброе имя.
– Не бойся, Беатриса. У меня хватит ума, чтобы держать рот на замке в присутствии других, но тебе я могу не боясь излить душу. К тому же я вряд ли вообще когда-нибудь выйду замуж, так что о моих смелых идеях никто, кроме тебя, не узнает.
Когда врач разрешил Чарльзу подняться с постели, он сразу почувствовал, что Генриетта стала как-то сдержаннее в общении с ним. Она, хоть и вела себя достаточно вежливо на глазах у его родственников, но все-таки старательно избегала встреч наедине. Эта перемена немного сбила Чарльза с толку, но девушка продолжала сторониться его, так что ему никак не удавалось расспросить ее. Он подозревал, что причина холодности Генриетты крылась в его интрижке с леди Виллингфорд. Больше всего на свете он хотел знать, что еще известно этой девушке, но не представлял себе, как ее об этом спросить.
Наконец приехал адвокат леди Лэньярд и провел несколько часов, закрывшись со старой дамой в ее комнате. Чарльз слонялся по дому, не в состоянии присесть ни на минуту, и больше всего боялся, что, когда бабушке вздумается позвать его к себе, никто не сможет его найти. Она уже расспросила его о том скандале у Виллингфордов и, казалось, была вполне удовлетворена его версией случившегося. Однако Чарльзу было ясно: Генриетта знала о нем гораздо больше, чем бабушка, и это лишь подстегивало его интерес к ее прошлому.
Слуги тоже избегали Чарльза. После болезни он стал более нервным и придирчивым, а неуверенность в завтрашнем дне сделали его просто невыносимым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...