ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эта тема вызывала у Мелиссы скуку, но она задавала тщательно продуманные вопросы и разыгрывала любопытство. Кроме того, она не думала, что это увлечение принесет Чарльзу какую-то выгоду.
– Зачем вам это нужно, Чарльз? – спросила она, выслушав его рассказ о некоей группе предприятий, занимающейся поиском вкладчиков. – Вы и так уже много знаете.
– Да нет, я знаю, что такие грандиозные планы вряд ли принесут скорую прибыль, – пожал плечами Чарльз. – К тому же чтобы ее получить, нужно вложить немало денег, а у меня лишних нет. Возможно, скоро появится новый, более разумный план, и тогда я окажусь в выгодном положении. Впрочем, я, наверное, никогда не смогу спокойно идти на риск, потому что отец часто показывал плачевные познания в бизнесе, и я боюсь, что унаследовал от него эту способность.
– Но я так не думаю, – ответила она. – По-моему, вы довольно сведущи в этих делах.
Ее слова приятным бальзамом разлились по его сердцу. Но, несмотря на растущую теплоту в их отношениях, он еще не почувствовал, что она изменила свое отношение к браку с ним. Чарльза ждало одно разочарование за другим. «А не было ли у нее других причин отвергать мою любовь?» – неожиданно пришло ему в голову.
Глава 13
– Почему Хефлин говорит, что вы его невеста? – спросила Мелиссу леди Хартфорд на Ривертонском балу.
– Он все еще старается погубить меня, – произнесла в ответ Мелисса. – А я-то думала, он уже бросил эту затею.
– Томас слышал об этом у Буддлов прошлой ночью. – С этими словами она увела Мелиссу в беседку, чтобы спокойно поговорить без посторонних.
– Господи, что же мне делать? – с горечью воскликнула Мелисса. Пытаясь сохранять на лице подобие улыбки, она еле удерживалась, чтобы не разрыдаться. Ведь в обществе не принято выглядеть грустной. – Этот человек – сущий дьявол.
– Я с вами согласна. Но почему же он привязался именно к вам?
– Мой брат должен ему уйму денег, – объяснила Мелисса. – Хефлин пообещал простить долг, если Тоби выдаст меня за него. Но Тоби отказался. Может, это его своеобразная месть, а может, Хефлин думает, что я стала по-другому к нему относиться.
– Даже не вздумайте менять свое мнение о нем, – строго пригрозила леди Хартфорд. – Некоторые распутники со временем исправляются и становятся прекрасными мужьями, но Хефлин явно не из их числа.
– Да я и не собираюсь. Но не могу же я отрицать, что его заявления причиняют мне боль. Несмотря на то, что всему Лондону известна его грязная репутация, все невольно задаются вопросом, а почему это Хефлину понадобилось преследовать именно меня? Как говорится, нет дыма без огня, – заключила она.
Даже Джордж стал относиться к ней несколько настороженно, а это лишний раз доказывало, что претензии Хефлина имели под собой крепкую основу. Некоторые поклонники Мелиссы отвернулись от нее и поспешили к другим девушкам. Не то что она хотела их сохранить, но терять окружение ей было вовсе не приятно.
– Может, Томас что-нибудь сделает для того, чтобы Хефлин убрался из города, – предложила леди Хартфорд.
– Сомневаюсь. Хефлин не из тех, кто прислушивается к мнению общества.
«Когда же все это кончится?»– думала Мелисса, провожая взглядом уходящую леди Хартфорд. Тоби оставался ее единственной надеждой, хотя от него по-прежнему не было никаких вестей. Она начала опасаться, что брат совершенно отбился от рук и что даже силой им не удастся его урезонить. Дело в том, что они с братом никогда не были особенно близки и теперь не виделись уже десять месяцев. С тех пор как Сондерс отправился за ним в Дрэйтонское поместье, Мелисса с бабушкой получили от Тоби только одно короткое письмо. Леди Каслтон просто кипела от возмущения, наблюдая за поведением своего внука, и неустанно молила Бога о том, чтобы тот послал-таки просветление на бедную его голову. Мелисса так и не узнала бы о его ответе, если бы не тот роковой визит лорда Хефлина. Неужели Хефлин действительно заставил Тоби подписать бумаги? Видимо, это так, поэтому-то брат и боится показаться на глаза своей бабке.
Представив себе подобное, Мелисса содрогнулась. Но дела, видимо, не зашли слишком далеко. Хефлину так и не удалось составить контракт. Когда он покидал Дрэйтонское поместье, все были убеждены, что Мелисса уехала в Америку. Вряд ли он догадывается, как все было на самом деле. Но ее смелой выходки оказалось вполне достаточно, чтобы задеть его самолюбие.
Мелисса спохватилась, что на балу не время предаваться печальным мыслям. Хмурость и морщины не прибавят ей привлекательности. Поэтому, когда очередной партнер пригласил ее на контрданс, она беззаботно ему улыбнулась и охотно приняла приглашение.
– Вас сегодня что-то беспокоит? – тихо спросил ее Чарльз во время кадрили.
– Я просто не могу поверить, – произнесла она. С ним, по крайней мере, она могла быть откровенной. Чарльз стал одним из самых близких ее друзей. – Хефлин продолжает настаивать на своем, и, кажется, нет ничего, что могло бы его остановить. Его заявления, конечно, портят мне репутацию.
Чарльз вздохнул и сочувственно сжал ей руку.
– Знаю, но, поверьте, он еще пожалеет о своих словах, когда все это кончится. Я тоже слышал его прошлой ночью. Он не только повторяет старую сказку, но и выдумывает разные небылицы, чтобы она звучала более правдоподобно. Что думает ваш брат?
– Откуда я знаю! Прошло уже две недели, как бабушка послала за ним своего секретаря, и я жду его со дня на день.
– Неужели он откажется защитить вас. Возможно, Хефлин именно так и думает. Он замолк на время, потому что хотел посмотреть, что предпримет Дрэйтон в ответ на его болтовню.
Взвесив то, что сказал Чарльз, Мелисса заметно повеселела. Сама она боялась даже подумать об этом, но Чарльз произнес эти страшные слова так уверенно, что страх и угнетенность постепенно покинули сердце девушки.
– Если так, то Сондерс уже давно бы вернулся. Наверное, Тоби просто-напросто выехал куда-нибудь из Дрэйтона и его не смогли застать дома. Это объясняет то, что он до сих пор не приехал.
Восхищенный ее грацией, Чарльз улыбнулся.
– Куда, по-вашему, он мог поехать?
Мелисса задумалась. Его улыбка была чересчур теплой и пробудила в ее душе массу приятных чувств. Она уже отказалась танцевать с ним вальсы и теперь подумывала о том, что надо бы лишить его еще кадрилей и котильонов. Усыпив страх, он пробудил в ее душе другие чувства.
– Не знаю, – ответила наконец Мелисса. – Все наши знакомые сейчас в городе.
Заметив ее смущение, Чарльз обрадовался, но тут же поспешил выбросить из головы мысли о ее симпатии. Если он надеется завоевать ее, сердце, то должен действовать не спеша. Заговорив о керамике, Чарльз начал обсуждать с Мелиссой свои планы насчет расширения гончарной мастерской недалеко от Суонси. Таким образом он хотел обеспечить работой жителей своего поместья. Несколькими днями раньше она подала ему эту мысль.
Несмотря на то, что большинство поклонников оставили Мелиссу, она вовсе не страдала от отсутствия компании. Только один партнер спросил ее во время танца о лорде Хефлине, и она повторила ему то, что чуть раньше сказала леди Хартфорд. После ужина Джордж вывел ее прогуляться. До сих пор он был единственным джентльменом, с которым она не боялась танцевать вальсы.
– Мелисса, можете меня поздравить, – радостно объявил он. – Клара приняла мое предложение.
– Поздравляю, – искренне произнесла Мелисса, сочувственно улыбаясь. – Очень за вас рада.
– Я даже не знаю, как вас благодарить, – продолжал он. – Вы были совершенно правы, дорогая. Теперь я понял, что испытывал Томас все эти годы.
– Значит, вы по-настоящему ее любите?
– О да! У меня даже слов не хватает, чтобы выразить это чувство.
Мелисса увидела в его глазах счастливый блеск и поняла, что он говорит чистую правду.
– Желаю вам всего наилучшего, Джордж. Во всем, – сказала Мелисса, быстро совладав с легким приступом ревности. – Как папа.
Джордж тут же погрустнел.
– Получше, но он уже никогда не поправится. Доктор сказал, что он вряд ли доживет до конца этого года.
– Да, терять родителей нелегко, – призналась Мелисса, положив руку ему на плечо – Особенно когда так сильно к ним привязан. Пусть Клара поможет пережить эту боль. Это только сблизит вас.
– Спасибо, Мелисса. Вы, как всегда, правы.
– Когда свадьба?
– Мы еще не назначили точную дату, но, думаю, мы поженимся где-то в конце сезона. Понимаете, нам не хотелось бы с этим затягивать.
– Можно поздравить Клару? – спросила Мелисса во время следующего танца. – Или вы еще не объявляли о помолвке?
– Она знала, что я вам расскажу. Ведь это вы нас познакомили.
– Тогда я ее поздравлю. Вы даже представить себе не можете, как я за вас рада.
– Очень даже могу, – мягко возразил Джордж. – Надеюсь, что вы тоже скоро обретете свое счастье.
Она отыскала Клару и отвела ее в пустую комнату.
– Джордж рассказал мне о вашей помолвке. Поздравляю.
– Он самый удивительный человек на свете! – радостно воскликнула Клара. – Я не могу поверить, что он действительно меня любит!
Увидев, как светится от счастья лицо девушки, Мелисса порывисто обняла ее.
– Он будет превосходным мужем. А ты станешь самой лучшей женой. Заботься о нем хорошенько, он все-таки мой друг.
– А ты не ревнуешь? – испуганно спросила Клара. – Я слышала, он за тобой ухаживал, пока я не приехала в город.
– Именно так все и думали, – уклончиво ответила Мелисса. – Но мы с Джорджем не больше, чем друзья. Он тебя любит, и я рада, что он нашел себе достойную пару. Правда, я всегда подозревала, что вы подойдете друг другу. Поэтому-то я вас и познакомила.
Выслушав Мелиссу, Клара окончательно успокоилась, и, перед тем как вернуться в бальную залу, девушки обсудили предстоящую свадьбу. Клара вышла, а Мелисса задержалась и прихожей. Виски ее пылали, голова раскалывалась от мучительной боли не только из-за поведения Хефлина. Несмотря на искреннюю радость за своего друга, известие о его помолвке немного огорчило Мелиссу. «Надеюсь, что вы тоже скоро обретете свое счастье». Нет, этого не будет. Ей не повезло, она влюбилась и охотника за состоянием. Оставалось надеяться, что это увлечение временное и скоро пройдет. К сожалению, Мелисса по-прежнему недооценивала Чарльза. Он обнаружил серьезные интересы. Правда, оставалось непонятным, когда он собирался их реализовывать, так как сейчас он всего лишь произносил громкие слова, а в прошлом не выражал ни малейшего намерения хоть как-то изменить свою жизнь. «Грандиозные проекты требуют капиталовложений…»
– Так-так! Кто это тут у нас? – послышался вкрадчивый голос. Мелисса резко вскинула голову и огляделась вокруг.
В дверях стоял лорд Хефлин. «Как он сюда попал? – гадала Мелисса. – Леди Ривертон ни за что не пригласила бы его».
– Простите, милорд, но этот танец уже кончился, а на следующий я уже приглашена, – процедила сквозь зубы Мелисса, направившись к двери. Но он даже с места не сдвинулся, а оттолкнуть его она не отважилась.
– Ах, какая застенчивая у меня невеста, – пропел Хефлин, после чего запер дверь и направился к Мелиссе. Он был одет во все черное, и это еще сильнее делало его похожим на дьявола.
– Я вам не невеста и никогда ею не стану, – заявила Мелисса, отбросив страх и думая лишь о том, как выбраться из комнаты. Она могла бы громко и пронзительно закричать – это обязательно привлекло бы чье-нибудь внимание. Но если их застанут наедине, у нее не останется никакого выхода, кроме как выйти за него замуж. Мелисса была бессильна перед этим грубым мужчиной. Закрытая дверь не давала ей никакой надежды на спасение.
– Ошибаешься, Мелисса, – злобно произнес Хефлин. – Ты выйдешь за меня. Ты – единственное, что я получу после той проклятой вечеринки. Дрэйтон – не джентльмен. Он играл, но заплатить не мог. Он много лет лгал нам, что его отец богатый, но скупой. Тех крох, которые он мне предлагает, недостаточно. Так что ты должна расплачиваться за его ошибки.
Она отступила в глубь комнаты и присела на краешек дивана.
– Я не несу ответственности за моего брата и его долги, – ответила Мелисса и, схватив со стола вазу, запустила ею прямо в Хефлина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...