ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если вы снова встретитесь, то это может плохо кончиться для вас обоих. Кто-нибудь обязательно раскроет ваш обман.
– Выходит, вы действительно ее знаете, – улыбнулся Чарльз.
– Знаю настолько, что могу вас заверить: она больше не желает иметь с вами ничего общего. Генриетта ненавидит мошенничество, а еще меньше она жалует человеческую жадность, – выпалила Мелисса.
– Тогда она поймет то положение, в котором я оказался, – грустно промолвил Чарльз. – Я действительно дорого заплатил за тот необдуманный поступок. Бабушка обещала мне наследство, но только при условии, что я женюсь на Генриетте не позже следующего Рождества. Если я не сдержу слова, то все деньги будут перечислены каким-то благотворительным заведениям.
У Мелиссы закружилась голова. После этого он уже никогда не простит ей обмана. «Мое финансовое положение не изменилось». В тот день он сказал чистую правду. Чтобы скрыть дрожание рук, она положила их на колени и постаралась придать голосу больше твердости:
– Тогда меня удивляет, что вы делаете в городе. Почему вы не ищете Генриетту?
– Я пытался, – при этих словах гримаса боли исказила его черты. – Она не дала мне своего адреса. Я потратил месяцы на то, чтобы найти эту девушку, но она как сквозь землю провалилась. Эти женщины, они как привидения, появились и ушли обратно в свой мир.
При этих словах Мелисса слегка поежилась. Чарльз даже не догадывался, как близко он подошел к истине.
– Она как будто бы знала Линкольншир. Так вот, я тщательно прочесал ту местность. Теперь я знаю, что она заезжала к вам.
Он неожиданно бросился в кресло прямо напротив Мелиссы. Его прозрачно-голубые глаза поймали ее взгляд, и под этим настойчивым и долгим взором девушка просто оцепенела. Мелисса и раньше замечала на себе этот обманчивый взгляд, под действием которого она теряла самообладание.
– А потом я встретил вас и влюбился, – нежно продолжал Чарльз. – Теперь, милая Мелисса, наследство ничего для меня не значит. Мне нужны только вы. Но долг предписывает мне найти Генриетту и попросить у нее прощения. Я должен убедиться, что с ней все в порядке. Если своим поступком я заставил страдать эту девушку, то я никогда себе этого не прощу.
– Она ни капельки не страдает, – поспешила вставить Мелисса. – Но мне кажется, вы заблуждаетесь. Если вы снова встретитесь с Генриеттой, неужели вы не сделаете ей настоящее предложение? Ведь потом вы горько пожалеете о том, что упустили целое состояние.
– Никогда! – Он резко тряхнул головой в ответ на ее заявление. – Мне вовсе не хочется с ней общаться. Но я должен успокоить свою совесть и попросить у нее прощения, ведь она наверняка все еще презирает меня за то, что я заставил ее пойти на эту подлость.
– Ничем не могу помочь, – сердито ответила Мелисса, пытаясь отвести от него взгляд. – Но мне интересно: если бы леди Лэньярд знала о вашем обмане, чувствовали бы вы себя теперь виновным?
– Не знаю, – честно признался он. – Наверное, нет.
– Как же вы надеялись уговорить Генриетту выйти за вас замуж, если она терпеть вас не могла?
– Да не знаю я! Хорошо еще, что я не знал ее прежде. Мы бы не подошли друг другу, потому что она была бы вовсе не такой женой, какая мне нужна.
Слова Чарльза придали решимости Мелиссе. Случилось то, чего она так боялась. Он любил не ее, а портрет молодой леди Лэньярд. Он знал, что Генриетта ему не подходит. Тем не менее разница между Генриеттой и Мелиссой заключалась лишь в том, что они немного различались внешне и что одна из них обладала светскими манерами, а другая нет. Сердце Мелиссы подсказывало, что она не права, но девушка не стала прислушиваться к его голосу. Она считала, что влюбилась в Чарльза только из-за его несомненной красоты.
– Тем не менее, я не скажу, где она, – уклончиво ответила Мелисса. – Но, если хотите, могу написать ей письмо.
– Напишите, что я извиняюсь, и передайте, что если ей что-нибудь понадобится, то пусть только попросит, и я с удовольствием приду на помощь.
– Отлично, милорд.
– Не могли бы вы оставить этого постоянного «милорда»? – попросил он. – Меня зовут Чарльз. Называйте меня по имени.
– Но я не могу, милорд, – мягко возразила она. – Это будет звучать слишком фамильярно.
– Черт побери, Мелисса, я люблю вас! – воскликнул Чарльз. – Я хочу, чтобы вы стали моей женой. И, несмотря на ваше поведение, я знаю, что вы тоже меня любите.
– Достаточно, милорд. Признаюсь, вы мне нравитесь. Вы знаете, что вы очень привлекательный мужчина, но мне нравится только ваша внешность, не более того. Что касается нас, то вы просто заблуждаетесь на мой счет. Вы влюбились в оживший портрет своей покойной бабушки, но для того чтобы жениться, этого недостаточно. Внешняя оболочка изменится, уверяю вас, а с вами на всю жизнь останется то, чего вы не видите, то, что скрыто в душе. Именно сердце управляет нашими поступками и поведением, а ваша жизнь, кстати, печальное этому подтверждение. Я не хочу выходить замуж за человека, к которому не испытываю элементарного уважения. А вас, как я уже упоминала раньше, я уважать не могу. Даже тот приступ безумия, о котором вы теперь так жалеете и который привел вас к тому, что вы обманули свою бабушку, был вызван обыкновенной жадностью и желанием продолжать беззаботно развлекаться. Я не хочу повторить судьбу моей матери. Восемнадцать лет она не жила, а мучилась, а потом пьяный отец, находясь в невменяемом состоянии, убил ее. Тоби проиграл все свое наследство и даже больше. Но он нашел выход из положения, решив продать меня Хефлину, которому нужна этакая племенная кобыла для того, чтобы она нарожала ему таких же распутных отпрысков, как и он сам. Но я хочу от жизни большего.
– Вы неправильно меня поняли, Мелисса. Я могу предложить вам больше, – оправдывался Чарльз. – Я вас люблю. Поверьте, я никогда не причиню вам боль и ничем вас не обижу. Меня привлекла не только красота вашего лица. Я знал много красавиц, но ни одну из них не любил. Меня притягивает именно ваша душа, а не внешняя оболочка. Я, правда, не могу предложить вам шикарную жизнь. Купаться в деньгах мы, конечно, не будем, но мы будем следовать по намеченному пути и добиваться своих целей. Понимаю, для вас это не очень заманчивая перспектива, но нам хотя бы будет интересно так жить. Я горы сверну, если вы будете рядом. Вы нужны мне, поймите. Пожалуйста, согласитесь стать моей женой.
«Можно ли ему доверять?» – думала Мелисса. Он произнес слова, которые она хотела от него услышать, предложил ей жизнь, которую она была готова с радостью принять. Но потом в душу девушки закралось подозрение, что он узнал в ней Генриетту и теперь намеренно скрывает это, чтобы посмеяться над ней. Она дала ему потрясающую подсказку, заметив, что презирает прожигателей жизни, и сказав, что ей нужен серьезный мужчина, имеющий какие-то цели в жизни. Но она была не так доверчива, как ему казалось. Правда очевидна. Он не мог поверить, что Генриетта, которая презирала обман всем сердцем, способна согласиться на новую авантюру. Его предложение – всего лишь очередная уловка, ведь он все еще хотел запустить руки в кошелек леди Лэньярд. Чарльз не изменился. Даже это трогательное признание своей вины было лишь продуманной игрой на ее чувствах.
Как легко он, должно быть, догадался! А ведь она сама подсказала ему правду, обнаружив такие сведения, которые могла бы узнать только от самой Генриетты. Как ни старалась Мелисса выглядеть светской дамой, но время приступов гнева ничто не сдерживало в ней резкость Генриетты Шарп. Она все еще не научилась держаться невозмутимо в любой ситуации и не размахивает в споре руками, как старый Джек. Неожиданно к Мелиссе вернулись воспоминания о том дне в галерее леди Лэньярд. Он тогда пробормотал что-то насчет осуждения идеалов и взглядов своей бабушки, но ведь Мелисса полностью разделяла большую часть убеждений леди Лэньярд. А теперь он превозносит ее принципы до небес. Нет, никто не может измениться за такой короткий срок.
Но внутренний голос подсказывал Мелиссе, что она не права. Ничто не доказывало, что Чарльз догадался, кем была Генриетта. Может быть, она слишком придирчива к своему будущему мужу? Возможно ли найти мужчину, который отвечал бы всем ее требованиям? Умный, серьезный, преданный Джордж был вполне подходящей парой для Мелиссы. Единственное, чего ему не хватало, это страстности. Однажды Чарльз назвал его скучным, и Мелисса вскоре убедилась, что это действительно так. Но это был его единственный недостаток, остальные черты характера Джорджа полностью устраивали Мелиссу. Но должна ли она рисковать своим спокойствием, связывая жизнь с человеком, к которому испытывала физическое влечение? Нет, она вовсе не хотела жить как на вулкане. Только единение душ сделает ее жизнь безопасной.
Новость о коварном пункте в завещании порадовала Мелиссу своей справедливостью. Он провалил проверку, устроенную бабкой, и леди расплатилась с ним за притворство. Самым забавным было то, что эта девушка лишь плод его воображения и он никогда не сможет на ней жениться. Но если бы Чарльз не стал усложнять себе жизнь, то, возможно, бабушка сжалилась бы над внуком и он получил бы какую-то часть своего наследства.
Пришло время принять окончательное решение. Она должна честно признать, что любит его. Но пока она не избавится от презрения к Чарльзу, счастье ее не будет полным. Мелисса считала, что если она выйдет замуж за человека, в характере которого столько ненавистных ей черт, то перестанет уважать самое себя. Ее любовь превратится в мучение, а сама она станет этакой гарпией, которая сделает жизнь своего мужа невыносимой. Вряд ли он будет любить ее так, как она этого заслуживала. Мелисса не могла себе представить, что еще, кроме взаимного вожделения, может их связывать, ведь ни одна леди не задерживалась в его объятиях слишком долго. Увы, ничего не поделаешь!
– Это слова. Просто слова. Очень просто произносить их, не подкрепляя никакими поступками. Мне очень жаль, милорд, но вы уже слышали мой ответ. Мы друг другу не пара. Ваши интересы и склонности не те, которые я хочу видеть в собственном муже.
– А вы когда-нибудь задумывались над тем, чем для вас обернется этот отказ? – спросил Чарльз. – Заявления Хефлина навредят вам еще больше.
– Я не стану вашей невестой только для того, чтобы расстроить планы этого мерзавца, – выпалила Мелисса, вновь подумав, что он ей не пара, в то время как сердце девушки яростно противилось этому решению. – Вы унизили меня, милорд.
– Простите, дорогая, – взмолился Чарльз. – Я сказал это не подумав. Но мне больно видеть, как этот подлец обливает ваше имя грязью.
– Хватит, милорд! Я не желаю больше обсуждать этот вопрос. Если вы продолжите свои ухаживания, то мы будем вынуждены закрыть перед вами двери. А мне бы не хотелось доводить дело до такой крайности. О нас тут же поползут сплетни.
«Опять отказ, – думал Чарльз по дороге домой. – Все-таки нельзя было так спешить». Теперь он твердо решил запастись терпением и не вести такую открытую игру. Прежде всего, ему надо, во что бы то ни стало убедить Мелиссу в том, что она ошибалась. Принимая во внимание поведение Тоби и его дружков, не удивительно, что она привыкла не доверять мужчинам. А уж его собственное вранье в ее глазах было чем-то сверхъестественно ужасным. Но она права. Простыми словами не разрушить это предубеждение. Для этого надо было что-то делать, но теперь добрые поступки не заставят себя ждать.
Итак, со следующего дня Чарльз начал новую жизнь, обращаясь с Мелиссой как с другом и воздерживаясь от всяких замечаний личного характера. Он обсуждал с ней свои серьезные увлечения, спрашивал совета и удивлялся тому, что она обнаруживала незаурядные познания в той или иной области. Цель этих бесед – дать Мелиссе понять всю ошибочность ее суждений. Он хотел, чтобы она поверила в него, чтобы поняла, наконец, что в прошлом он не только развлекался, но еще и занимался серьезными делами.
Они часто обсуждали Суонси и его проблемы. Ее, казалось, удивило то, что он говорил о своем поместье с любовью и боялся за него. Другой темой их разговоров был интерес Чарльза к железным дорогам и его желание участвовать в их строительстве.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...