ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Все складывалось как нельзя лучше вплоть до последней ссоры. Каждое его слово обвиняло ее в том, что она лишила его денег. Для Чарльза, видимо, богатство было не просто важным, а жизненно необходимым. Знал ли он о том, что она может помочь ему завладеть деньгами леди Лэньярд? Если так, то его ухаживание было ни чем иным, как превосходной актёрской игрой, а все признания в любви – лишь пустыми, ничего не значащими фразами. Борис рассказал ей о посещении Чарльза и заметил, что тот, должно быть, раскаивается. На обороте визитной карточки Мелисса прочитала: «Я тебя люблю» – и провела несколько часов, закрывшись в комнате с измятой карточкой, зажатой в кулаке, горько и безутешно рыдая.
– Я хочу немедленно вернуться домой, – заявила она бабушке этим же вечером. Заплаканная и расстроенная, она не, могла больше появляться в обществе. Тем более что он начнет разыскивать ее, так как только женитьба на ней давала ему возможность получить долгожданное наследство.
Леди Каслтон молча смотрела на опухшее лицо внучки и думала о том, что Мелисса, должно быть, унаследовала чувство собственного достоинства, присущее всем потомкам леди Тендере.
– Что ж, будь по-твоему, – согласилась она. – Но мне казалось, ты будешь счастлива в браке с Чарльзом. Моя кузина, леди Лэньярд, тоже считала, что лучшей жены ему не найти, а она редко ошибалась в людях.
– Спасибо, бабушка, – ответила Мелисса, проигнорировав ее замечание насчет Чарльза. Но выбросить из головы ее слова она так и не смогла. «Лучшей жены ему не найти…» – эхом звучало у нее в ушах.
Внезапно ей вспомнился последний разговор с леди Лэньярд. Теперь Мелиссе стало ясно, как миледи догадалась о том, кто она на самом деле. Если не брать во внимание одежду и крашеные волосы, то было видно, что восемнадцатилетняя леди Лэньярд была очень похожа на Генриетту. Знай Мелисса свои родственные связи, она бы постаралась замаскироваться получше и выдумала бы себе более убедительное прошлое. Но об этом Мелисса не подумала, поэтому-то ей и пришлось рассказать о своей жизни в поместье чуть ли не всю правду. Сопоставив известные ей факты, хитроумная леди Лэньярд пришла к выводу, что между невестой ее внука и Мелиссой Стэплтон слишком много общего.
Теперь она поняла, какой смысл вложила леди Лэньярд в свои последние слова: «Надеюсь, ты направишь Чарльза на путь истинный… ты лучше меня знаешь его интересы и способности… будь с ним осторожна…» И она была согласна на все, зная, что больше никогда с ним не увидится. Самое непонятное заключалось в том, что леди Лэньярд тоже это знала. Тогда зачем она требовала от Мелиссы это обещание?
И тут Мелиссу осенила догадка. «Ну конечно же, – подумала она, – это же ясно, как белый день! В предсмертной записке она просила Чарльза съездить в Лондон, дав ему таким образом знать, где найти Мелиссу-Генриетту и как получить наследство». Завещание было оглашено только через девять месяцев. За этот срок Мелисса выросла и превратилась в копию самой леди Лэньярд, а Чарльз, естественно, ею увлекся. «Что за бестия эта старушка! – подумала Мелисса. – Она ведь знала, как нравился Чарльзу ее портрет!» И чтобы состояние попало в хорошие руки, она сделала все возможное, чтобы они снова встретились и поженились. «Лучшей жены ему не найти…»
Но прошлого не воротишь. Он слишком ясно дал ей понять, что именно ему нужно было от брака с Мелиссой. Поэтому на следующее утро она собрала вещи и не раздумывая вернулась в Дэвон.
Леди Каслтон была сама вежливость. Она даже не настаивала на объяснениях и безропотно согласилась, услышав, что Мелисса расторгла помолвку. Однако она попыталась уговорить Мелиссу отдохнуть и с новыми силами отправиться в Лондон на следующий сезон. К тому времени шумиха вокруг ее имени поутихнет, и внучка будет иметь еще больший успех, чем в этом году. Мелисса соглашалась, но без особого энтузиазма. Перспектива вернуться в Лондон ее не радовала. Она хотела видеть только Чарльза…
Решительно смахнув с глаз слезы, она подбежала к окну и распахнула его. Утренняя прохлада наполнила комнату. Веселые солнечные лучи охватили Мелиссу своим теплом, но она была грустна: ей предстояло смириться с жестокой реальностью – им не суждено быть вместе. Никогда.
Яркое летнее солнце превратило лужайку перед домом в изумрудного цвета ковер, розовые кусты разбавляли свежую зелень красно-белыми вкраплениями. Ровно год назад, в этот же день, неистовый ливень загнал испуганную девушку в деревенскую гостиницу. Отогнав тревожные мысли, она задумалась о своем будущем.
Что же делать? Дядя Говард неописуемо разозлился, когда она появилась на пороге его дома с известием о расторжении помолвки, о чем он узнал от Тоби. Для него такие вещи были дикостью. В его глазах она сделалась отбросом общества, который надо было прятать от знакомых, если они заходили в гости. А когда она поняла, что ждет ребенка, жить в этом доме стало совершенно невыносимо. Она отмахивалась от этого факта сколько могла, объясняя задержки то нервным стрессом, то усталостью после долгой дороги, то сменой климата, пока наконец не пришло время посмотреть правде в глаза. Она нежно провела рукой по еще плоскому животу. Но ребенок рос там, внутри. Ребенок Чарльза.
Ну почему она не подождала с этим до свадьбы? Близость с Чарльзом перечеркнула все ее нравственные убеждения, все, во что она верила. Более того, она не только не предотвратила это, а даже сама поощряла. Это было совсем непохоже на изнасилование, поэтому винить в случившемся Чарльза она не имела права. Он не дождался от нее ни единого слова протеста или упрека, но услышал мольбу женщины, которая знала о возможных последствиях своего минутного безумия.
Так что же делать? Бабушка, должно быть, ужаснется, узнав, какой развратницей стала ее Мелисса. Дядя Говард просто вышвырнет ее за дверь. Разорванная помолвка ничто по сравнению с внебрачным ребенком. Даже долготерпению леди Каслтон есть предел. Мелисса вспомнила, как просила бабушку судить людей по их поступкам, а не по слухам, и теперь была вынуждена согласиться с их приговором.
Вот леди Лэньярд наверняка поняла бы ее, потому что она-то хорошо знала, что такое минутная страсть. Она часто предупреждала Мелиссу остерегаться подобных вспышек. А самоуверенная Генриетта кивала головой и клялась, что такое моральное падение ей не грозит.
Но леди Лэньярд рядом не было, и Мелисса понимала, что надо самой выбираться из сложившейся ситуации. Она должна была как можно быстрее найти себе другое пристанище, пока ее положение не стало слишком заметным.
К Чарльзу не пойдешь. Раз он подозревал ее в намерении обманом получить его состояние, то что он решит, когда узнает, что она выходит за него замуж только для того, чтобы дать своему ребенку имя? Постоянное недоверие друг к другу сделает из них врагов, и, в конечном счете, все кончится тем, что они со скандалом разойдутся. И страсть, которая стала причиной зарождения новой жизни, никогда уже не сблизит их снова. Лучше уж быть изгнанной из общества, чем жить, постоянно подозревая везде и всюду обман.
Но уехать куда-то надо. Глядя сверху на розы, колышущиеся на ветру, она поняла наконец, кто ей поможет. Только одно место в мире было достаточно надежным, чтобы дать ей долгожданный покой, и достаточно отдаленным, чтобы кому-либо вздумалось навестить ее там. Таким образом, и она, и будущий ребенок будут в полной безопасности. Она изучила план со всех сторон и пришла к выводу, что пора посвятить в него леди Каслтон.
– Я больше ни минуты не могу здесь оставаться, – капризно заявила Мелисса своей бабушке.
– Почему, Мелисса?
– Безделье действует мне на нервы, – продолжала она. – Мне надо срочно чем-нибудь заняться, чтобы не сойти с ума от скуки. Я никогда не забуду о том, что произошло, если буду сидеть здесь и грустить.
– А ты уже придумала, чем заняться? – спросила бабушка.
– Ну, вообще-то да. Я подумываю о том, что неплохо бы мне навестить кузину в Америке. Она живет в Балтиморе, это очень хороший большой город. Несколько месяцев в ее компании отодвинут тяжелые воспоминания на задний план, и к следующему сезону я вернусь отдохнувшая и повеселевшая.
Бабушка согласилась на удивление быстро и даже отпустила ее одну в Эксетер за покупками для путешествия. Ведь ей предстояло плыть в Америку почти месяц.
Счастливая Мелисса выпорхнула из комнаты, а леди Каслтон еще долго стояла, хмуря брови и не двигаясь с места. Она не знала точно, что случилось, но была уверена, что это не просто размолвка двух людей, которые пришли к выводу, что им не надо жить вместе. То, что Мелисса любит Чарльза, было видно невооруженным взглядом. И так же было ясно, что ему эта девушка тоже дорога. Он ежедневно засыпал ее письмами, но она отсылала их обратно не читая. Пожалуй, они идеально подходили друг другу, но Мелисса никак не могла простить ему какой-то обиды.
Тогда она перечитала последнее письмо, которое покойная леди Лэньярд прислала ей незадолго до своей смерти. Абигайль писала о своей тревоге за Чарльза, о своих впечатлениях от знакомства с Мелиссой и о своей радости по поводу того, что скоро две знатные ветви семьи леди Тэндерс наконец-то сольются воедино. Правда, было неясно, как Абигайль пришла к заключению о том, что они непременно должны пожениться, но недели, проведенные в Лондоне, только подтвердили проницательность покойной Лэньярд. Теперь уже сама леди Каслтон убедилась, что их внуки как нельзя больше подходят друг другу.
Но ничто, похоже, не заставит Мелиссу принять его снова. Ее гордость никогда ей этого не позволит. Значит, ее надо обмануть. Кивая головой и соглашаясь со всеми предложениями Мелиссы, леди Каслтон уже разрабатывала свой собственный план.
Глава 18
Мелисса окинула взглядом тесную кабинку и недовольно поморщилась. И это отдельная каюта первого класса? Нечего сказать, после двухмесячного пребывания в такой клетушке можно сойти с ума! Узкая койка, крошечный умывальник и одинокий стул составляли скромное убранство ее временного прибежища. До приезда в Балтимор большая часть ее вещей хранилась в трюме.
Мелиссе вдруг стало невыносимо грустно, когда она подумала, что, быть может, никогда больше не вернется на родину. Но у нее уже не было сил подняться на палубу, чтобы в последний раз посмотреть на удаляющийся берег родной Англии: приготовления к отъезду и долгая дорога сделали свое дело. Утром, невзирая на отвратительное самочувствие, она изо всех сил старалась выглядеть бодрой и здоровой. Попытки обмануть бдительность леди Каслтон привели к тому, что она вымоталась настолько, что уже почти не чувствовала ноющей боли во всем теле. Но теперь, слава Богу, можно не притворяться.
– Можете идти к себе, – устало промолвила Мелисса, повернув голову в сторону служанки. – Я хочу немного отдохнуть.
– Да, миледи.
Виллис была единственным человеком, которому она доверила свою тайну. Прощаясь с леди Каслтон, Мелисса обещала вернуться в Лондон к следующему сезону и шутила по поводу того, как много воздыхателей из ее прежнего окружения вернется к ней в будущем году. Все это было ложью. Ложь окружала ее со всех сторон, изобретая все новые и новые причины, чтобы заставить уставшую от обманов Мелиссу вновь воспользоваться ее услугами. Она честно смотрела в лицо бабушке и обсуждала развлечения, которые ожидали их в будущем году, а в глазах ее туманной пеленой стояли слезы. Больше не будет ни следующего сезона, ни возвращения на родину. Она едет в Америку не для того, чтобы навестить Беатрису. Она хочет остаться там навсегда.
Ее сердце разрывалось от горя, когда она думала о том, что никогда не увидит ни леди Каслтон, ни Чарльза. Но другого выхода у нее не было. Для того чтобы съездить когда-нибудь в Англию, ей придется оставить ребенка на попечение Беатрисы, а это невозможно.
Ведь крохотная жизнь, зародившаяся в ней, была единственной частичкой, которая осталась ей в память о Чарльзе. Кроме того, в Англии она может в любой момент встретиться с ним. Поэтому Мелисса твердо решила уйти из его жизни и была уверена, что он быстро забудет о ней. Красота и обаяние позволят ему найти достойную спутницу жизни, которая поможет получить долгожданное наследство.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...