ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ты обещала дождаться того дня, когда я получу это проклятое наследство.
– Ты лжешь, – заявила девушка и вырвала от него свою руку. – Я такого никогда не говорила. Я обещала, что две недели буду прикидываться твоей невестой в обмен на крышу над головой. Я выполнила свое обещание, и ты не имеешь права удерживать меня здесь. И запомни: больше никогда я не буду помогать тебе ни в этом деле, ни в каких-либо других аферах.
– Не прикидывайся святошей, девочка, – произнес Чарльз. – Никто тебя не заставлял. И, раз такая необходимость возникла, ты поможешь мне еще раз.
Они стояли лицом к лицу, так близко, что она чувствовала на своей щеке его горячее дыхание.
– Ни за что, милорд. Я не ваша собственность, – серьезно повторила она, обеспокоенная новым, доселе незнакомым ей выражением его лица.
– А вот мне так не кажется, – прошептал Чарльз и внезапно, заключив девушку в объятия, страстно поцеловал ее.
На какое-то время Генриетта просто оцепенела от неожиданности и не могла сопротивляться. А когда он начал нежно ласкать языком ее полураскрытые губы, она и вовсе потеряла над собой контроль. Она испытывала совершенно новые ощущения, ни капельки не похожие на отвращение, которое внушил ей своим поцелуем лорд Хефлин. Руки Чарльза ласкали ее спину, и вскоре она целиком отдалась во власть его теплых объятий.
«Что я делаю? Он же меня презирает!» – ужаснулась Генриетта, но в ответ на его объятия сердце ее забилось в сумасшедшем ритме, пугающем своей новизной и необузданностью. Сделав над собой усилие, девушка вырвалась из его рук.
– Ах ты, подлец! – закричала Генриетта и влепила Чарльзу пощечину, от которой у него на щеке через минуту появилось багровое пятно. – Ты что, действительно думаешь, что я растаю от твоих поцелуев, и соглашусь продолжать эту авантюру? Так знай, ты ничего от меня не добьешься!
– Не надо больше никого обманывать, – торопливо произнес Чарльз, и Генриетте показалось, что голос у него дрожит. – Выходи за меня!
– Я скорей выйду замуж за черта, чем за того, кто женится из-за денег! – выпалила она, не отвечая на его нежные прикосновения. – Поищи другую дурочку. Уверена, ты найдешь какую-нибудь охотницу за титулом и состоянием, которая будет смотреть сквозь пальцы на твои эгоизм и лживость. Что касается меня, то знай, что я никогда не польщусь на это. Я ни за что не выйду замуж за такого жадного бездельника, как ты!
Отвернувшись от ошеломленного Чарльза, девушка опрометью кинулась вон из комнаты, чтобы как можно быстрее предупредить Беатрису об их незамедлительном отъезде. И никогда больше она не вернется в этом дом, в котором единственным достойным уважения человеком была леди Лэньярд. И как она могла целых две недели обманывать эту милую старушку!
Чувство собственной вины переполняло Генриетту. Как она позволила какому-то жалкому обольстителю заморочить себе голову настолько, что она была готова все это время лгать умирающей леди Лэньярд? Нет, он подтасовал факты, чтобы заполучить ее согласие. Но почему ее сразу не отпугнула его слава беспринципного распутника? Даже когда он несколько минут назад позволил себе недопустимую вольность, ее тело сопротивлялось только наполовину. А что она сделала, когда узнала, что он пытался соблазнить Беатрису? Ничего! Но почему? Да потому, что ей просто было удобно и хорошо в этом доме, и уезжать никуда не хотелось. Значит, она так же эгоистична, как и Чарльз. Грустная и пристыженная, Генриетта приказала Бетси собирать чемоданы, а Беатриса принялась обдумывать, как им лучше уехать из поместья, чтобы их след не привел к дому леди Каслтон.
– Как? Он твой кузен? – изумилась Беатриса, когда Генриетта пересказала ей весь разговор с хозяйкой дома.
– Боюсь, что так. А это еще сильнее, все усложняет. Понятия не имею, знает ли моя бабушка леди Лэньярд и смогу ли я чувствовать себя в безопасности у нее дома. Боюсь, как бы Расбон нас не выследил.
В конце концов, они решили продолжать путешествовать под именами мисс и миссис Шарп, по крайней мере, пока не доедут до Брайд-порта. Там они смогут без опаски открыть свои настоящие имена и продолжать свой путь, но уже не вместе. Было решено, что Мелисса с Бетси доедут в дилижансе до Эксетера, а потом снова встретятся с Беатрисой и уже вместе отправятся в дом леди Каслтон.
Некоторое время Чарльз стоял один в темной комнате. Что на него нашло? Он поступил с Генриеттой просто ужасно, но, с другой стороны, нельзя же было жениться неизвестно на ком. Как он мог так глупо вести себя? «Она же тебе нравится», – шептал ему внутренний голос. «Господи, еще немного, и я потеряю голову, – думал Чарльз. – Надо поскорей ехать в Брайд-порт».
Успокоившись, он навестил бабушку. На этот раз леди Лэньярд выглядела лучше, чем он себе представлял. Но ему удалось скрыть свое недовольство и разочарование. В разговоре с ней он упомянул, что Генриетта настаивает на отсрочке и что их свадьба уже назначена на рождественские дни. Еще он заметил, что ей хочется побывать в обществе и навестить некоторых друзей, прежде чем они поженятся.
– Кто за все это заплатит? – спросила леди Лэньярд.
– Ее бабушка, – ответил Чарльз.
– А с кем она будет путешествовать?
– С миссис Шарп, – прошептал Чарльз, надеясь, что леди Лэньярд уже забыла о том, что бабушка Генриетты всего лишь вдова богатого священника и не в состоянии оплатить поездку своей внучки в Лондон.
– Ну хорошо, – примирительно сказала леди Лэньярд, и улыбка озарила ее суровое лицо.
Чарльз вышел, размышляя над тем, удастся ли уговорить Генриетту, чтобы она разрешила проводить ее хотя бы до первой гостиницы.
– До свидания, дорогая, – прошептал он, помогая Генриетте выйти из экипажа перед Литтонской гостиницей. Он не видел ее с тех пор, как они расстались в той темной комнате. Даже сейчас он не мог как следует разглядеть девушку. Шляпа с огромными полями полностью скрывала ее лицо, а смотреть на него ей, видимо, не хотелось.
– Где можно тебя найти?
– В этом нет необходимости, – твердо заявила девушка. – У меня нет ни малейшего желания снова с тобой встречаться, и не надо меня искать. Довольно того, что я помогала тебе в этом фарсе, но больше я не хочу принимать участие в подобных авантюрах. Прощайте, милорд.
– Ты слишком жестока.
– А вы – слишком жадны. Для меня это был хороший урок на будущее, но ни за что в жизни мне бы не хотелось его повторить. Прощайте.
Чарльз с надеждой взглянул на Беатрису, но та только холодно попрощалась с ним и тотчас же отвернулась.
Глава 6
Апрель 1817
Леди Мелисса Стэплтон поднялась из-за стола и отпустила Виллис, свою новую горничную. Не так давно Бетси вышла замуж за одного из квартирантов своего дяди. Прежде чем отправиться на прием к Олмакам, Мелисса остановилась на минутку и еще раз посмотрела в зеркало. Лицо, которое она увидела, было совершенно другим, непривычным лицом, и Мелисса себя не узнавала.
Черная краска ее волос давно уже сошла, и даже обычный тускло-коричневый цвет сменился золотисто-русым. Теперь ее волосы блестели, как шелк, а светлые, почти белые пряди придавали ее головке медовый оттенок. Даже светло-карие глаза девушки, всегда такие грустные, приобрели мягкий янтарный блеск. Девять месяцев спокойной жизни сделали свое дело. Исчезли все признаки внутреннего напряжения и страха: тревожные морщинки на лице, испуганный взгляд, сутулые, вечно приподнятые плечи. Исчезла та детская худоба, которая так удручала девушку последние годы. Гладкая кремовая кожа свидетельствовала о том, что Мелисса тщательно следила за своей внешностью. Но самые большие перемены произошли с ее фигурой. Оказывается, леди Лэньярд была права. Мелисса изменилась до неузнаваемости: угловатость сменилась пышными формами, а ее грудь стала красивой и упругой, как у вполне взрослой женщины.
Леди Каслтон была крайне удивлена, когда Мелисса неожиданно появилась у нее в доме. Она только что вернулась из Бата и еще не успела прочитать письмо, в котором Мелисса извещала ее о своем визите.
Увидев бабушку, она предалась воспоминаниям о том далеком времени, когда леди в последний раз посетила их в Дрэйтонском поместье. Высокая и стройная, леди Каслтон выглядела не старше своих пятидесяти семи лет. Даже сейчас на ее лице почти не было морщин, а в молодости она, бесспорно, была первой красавицей. Но, с другой стороны, эта красивая женщина могла превратиться в тигрицу, отстаивая в споре свою точку зрения, и Мелисса опасалась, что бабушка будет слишком высокомерной с ней. Вот почему девушка до смерти боялась обращаться к ней за помощью, но другого выхода у нее просто не было, и она решила последовать философии леди Тендере и судить о людях по их поступкам.
Леди Каслтон оглядела внучку с головы до пят и нахмурилась.
– Выглядишь ты неважно.
– Не хуже, чем ваша кузина леди Лэньярд в мои годы, – возразила Мелисса.
– Вы с ней знакомы? – брови леди Каслтон поползли вверх.
– Недавно познакомились. Она, сказала, что была такой же в моем возрасте.
– Так же, как твоя мать и я. – Голос леди оставался ровным.
– Не знаю, – пожала плечами Мелисса. – Она умерла, когда мне было десять лет, и ей ни к чему было рассказывать мне такие вещи.
– Почему ты уехала из дома?
– Потому что стала всерьез опасаться за свою честь и достоинство. Тоби только и делает, что пьет и играет. Он развлекается в компании своих дружков, в числе которых и лорд Хефлин. Несколько раз мне удавалось избежать его домогательств, но в последнее время он перешел все границы. Тоби проиграл Хефлину значительную сумму и хочет выдать меня за него замуж, чтобы покрыть этот долг.
– Ну прямо как его отец, – пробормотала леди Каслтон.
– Знаете, бабушка, – решительно начала Мелисса, показывая свой собственный характер. – Может, на ваш взгляд, мой отец был не самым достойным джентльменом, но я не потерплю никаких упреков в его адрес. Я знаю, что он никогда вам не нравился и что вы пытались помешать ему жениться на моей маме. Также вы отказывали ему в помощи и обвиняли в маминой смерти. Вы можете думать все, что вам заблагорассудится. Но воздержитесь от ваших замечаний в моем присутствии, иначе мне придется подыскать другое, более спокойное прибежище. Он мертв и не может себя защитить, также как и я не несу ответственности за все его прегрешения, потому что больше не имею возможности как-то повлиять на его поведение. Так что впредь я попрошу вас уважать меня и мою память.
Леди Каслтон пристально посмотрела на внучку.
– Хорошо сказано, Мелисса. Ты унаследовала от своих предков все самое лучшее. Не будем больше возвращаться к прошлому. Давай лучше подумаем, как оградить тебя от опасности. Тоби – твой законный опекун?
– Да. В завещании отца было сказано, что после его смерти и у меня, и у Тоби должен быть опекун, пока нам не исполнится по двадцать пять лет. Теперь Тоби опекун уже не требуется, а все права на распоряжение наследством, включая и мое содержание, перешли к моему брату.
– Как ты узнала о том, что он замышляет?
– Я пошла к нему в кабинет, чтобы попросить выгнать из дома лорда Хефлина, как вдруг услышала их голоса, доносящиеся изнутри. Хефлин был вне себя от ярости, так как я снова его отвергла. Тогда он предложил Тоби отдать меня вместо денег, которые мой брат ему задолжал.
– И что ты сделала?
– Тогда мы с Беатрисой решили не дожидаться вашего ответа на мое письмо. Той же ночью мы сбежали из Дрэйтона. Я оставила Тоби записку, в которой сообщила, что не желаю выходить замуж за Хефлина и что вместе с Беатрисой отправляюсь к ней в Америку. Не подумайте, что я всегда такая страшная. Просто мне пришлось покрасить волосы и надеть этот ужасный балахон горничной, чтобы никто не догадался, кто я на самом деле. Мы путешествовали под вымышленными именами, потому что я боялась, как бы Тоби не вздумалось броситься за нами в погоню.
– Ты очень изобретательна, – заметила леди Каслтон и одобрительно кивнула. – Я пошлю к Тоби своего секретаря. Все, что ты рассказала, просто чудовищно, и я не потерплю, чтобы мой внук продавал свою сестру. Я постараюсь надавить на него, и тогда он выкинет эту идею из головы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...