ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Пожалуйста, любимая, – взмолился Чарльз, – зачем ты так говоришь? Деньги для меня – ничто. Я хочу только твоей любви, но мне непонятно твое постоянное притворство.
Она посмотрела ему в глаза и тут же пожалела об этом. Боль исказила лицо Чарльза, наполнив глаза искренними слезами. Мелисса прерывисто вздохнула.
– У меня никогда и в мыслях не было обманывать тебя, Чарльз, – коротко произнесла она, садясь на койку. – Когда бабушка настояла на том, чтобы я выезжала в свет, я крайне удивилась. Понимаешь, я всегда считала, что она такая же бедная, как и мы, и не ожидала, что у нее хватит денег, чтобы ввести меня в высшее общество. Знай я это заранее, мне бы и в голову не пришло помогать тебе. Но другого выхода у меня не было. Боязнь встретиться с Хефлином стала для меня чем-то вроде навязчивой идеи, но я надеялась, что этого не произойдет, так как его нигде не принимали. А еще я боялась тебя. Ты мог погубить меня одним только словом, а вспоминая, как мы с тобой расставались, у меня не осталось сомнений в том, что ты обязательно это сделаешь. Как же я обрадовалась, когда узнала, что тебя нет в городе! Я считала, что ты в трауре, и развлекалась, как хотела, до тех пор, пока в один прекрасный день ты не появился на пороге дома леди Каслтон. Помню, тогда я чуть не умерла со страху. Но ты воздерживался от воспоминаний о прошлом. Тогда я решила, что ты ведешь себя по-джентльменски и хочешь закрыть эту тему навсегда. Так продолжалось довольно долго, пока я наконец не поняла, что ты меня просто не узнал.
– Как я мог, Мелисса? Ты изменилась так сильно, что даже сейчас я все еще не могу поверить, что ты – Генриетта.
– Это особенность всех женщин нашей семьи, – спокойно пояснила Мелисса. – Твоя бабушка была точно такой же. Возможно, именно поэтому она и догадалась, кто я на самом деле. Она показала мне свой портрет, который был написан, когда ей исполнилось восемнадцать. Так вот, на этом портрете она была очень похожа на меня – ведь мне, когда мы познакомились, было без малого восемнадцать лет.
Он поморщился, вспомнив, как говорил о том, что на вид ей не дашь и семнадцати.
– Портрет, выставленный в галерее, написали, когда ей было уже девятнадцать.
– Там она тоже очень похожа на тебя. Но я никогда не видел тот, первый, портрет. К тому же в течение тех двух недель я особенно к тебе не приглядывался. После смерти бабушки я начал вас разыскивать и попытался нарисовать тебя и твою тетю. Она получилась быстро и хорошо, но твои черты постоянно ускользали. Так что, даже если бы ты совсем не изменилась, я все равно вряд ли бы тебя сейчас узнал. В дороге я плохо себя чувствовал, потом и вовсе слег, а когда выздоровел, мысли мои были очень далеки от тебя и от Лэньярдского поместья. Кроме того, при уличном свете эта ужасная шляпка все время скрывала твое лицо, а в доме ты постоянно сидела в плохо освещенных местах.
– Я была вынуждена это делать, – оправдывалась Мелисса. – Перед отъездом из Дрэйтона Бетси выкрасила мне волосы, но краска была так заметна, что при ярком свете любому стало бы ясно, что они у меня ненатуральные.
Чарльз тихо засмеялся, и Мелисса улыбнулась вместе с ним.
– Была еще одна вещь, которую я никак не мог уразуметь, – произнес Чарльз, переведя дыхание. – Как черноволосой Генриетте удалось так быстро превратиться в златокудрую Мелиссу. Но почему ты продолжала лгать, если знала, что я с ног сбился, разыскивая Генриетту?
– Опять деньги! – фыркнула Мелисса. – Я же не знала условия завещания леди Лэньярд. Я думала, что ты уже получил наследство. Как ты уже знаешь, я не хотела связывать свою жизнь с каким-нибудь лентяем вроде моего отца или брата. И сейчас не хочу. Когда я упомянула твою предполагаемую невесту, чтобы удержать тебя на расстоянии, мне пришлось срочно выдумать объяснение тому, как я о ней узнала.
– В тот день ты меня просто шокировала. Я и думать не смел, что бабушка кому-то об этом сказала.
– Я тоже. По крайней мере, наша главная выдумщица леди Беатриса ничего об этом не знает. А потом мне пришлось придумывать все новые и новые отговорки, как ты, наверное, помнишь. Но когда я узнала, что ты не хочешь жениться на Генриетте, я была крайне удивлена.
– Из-за того, что ты думала, будто я тебя узнал? – спросил Чарльз.
– Не совсем. Было кое-что еще. Если бы я тогда призналась, что меня звали Генриеттой, ты бы подумал, что я хочу тебя на себе женить. Даже таких сорванцов, как я, с детства приучают к мысли, что так делать нельзя. Я еще не решила, хочу ли выйти за тебя замуж. Не могла же я во всем признаться, а потом дать тебе отставку! Кроме того, убедить тебя в том, что Генриетта и я – один человек, я, конечно же, могла. Но удалось бы мне убегать в этом адвоката? Я изменилась так сильно, что никто в Лэньярде меня бы не узнал. При ярком свете мало кто со мной общался, разве что только твоя бабушка. А мне и в голову не приходило, что она может меня узнать. Поэтому наилучшим решением стало отвергнуть твое предложение и предоставить тебе самому решать свои проблемы. Представляешь, как бы мы расстроились, если бы, поженившись, узнали, что наследство нам не дадут.
– Так почему же ты все-таки согласилась? – спросил Чарльз.
– Сам знаешь почему, – смутилась Мелисса. – Потому что я тебя люблю. Знаешь, я не привыкла жить в роскоши, а ты доказал мне, что, несмотря на то что тебе нужно было жениться на Генриетте, чтобы получить деньги леди Лэньярд, ты не стал искать ее, а выбрал меня.
– Я не мог поступить иначе, милая, – сказал он, поднимаясь к ней навстречу, но резко поднятая рука девушки остановила его на полпути. – Мне нужна ты одна, Мелисса. А деньги пусть идут на счет благотворительных учреждений, как хотела бабушка.
– Скажи, Чарльз, какую игру ты ведешь?
– Никакую, любовь моя. Если тебе нужны доказательства моей любви, то я согласен жить в нищете, лишь бы ты поверила в мою искренность. – Он сунул руку за пазуху и вынул оттуда письмо. – Почитай. Это не сиюминутная прихоть. Я писал тебе об этом в своих письмах, но ты отказывалась их читать. Это мое первое письмо. Все остальные послания примерно такого же содержания.
Она замешкалась на мгновение, но все-таки открыла конверт и начала читать. Он говорил искренне: «Вернув кольцо, ты не отдала мне обратно мою душу… я буду жить в лишениях, лишь бы ты была рядом… пусть богатство моей бабки поможет другим, а мы в состоянии помочь себе сами».
– Это правда? – спросила Мелисса.
– Чистая правда. – Помедлив, он придвинулся к ней поближе.
Его исполненный страсти взгляд разбудил в сердце девушки тлеющий огонек желания. Мелисса вдруг почувствовала, как от этого взгляда напряглась и затвердела ее грудь под плотным лифом дорожного платья. И тогда она робко протянула руки навстречу сияющему Чарльзу.
– О Боже, Мелисса! – произнес Чарльз прерывающимся голосом, раскрывая объятия навстречу Мелиссе. Изголодавшись по сладострастному вкусу ее поцелуя, губы Чарльза прижались к нежным губам девушки, а язык погрузился в бархатистую глубину ее уст.
– О Чарльз, как я по тебе скучала! – произнесла Мелисса, заплакав от счастья, когда он наклонил голову, чтобы осыпать поцелуями ее плечи. Проклятое упрямство лишило ее этого рая почти на два месяца, но теперь никто был не в силах отнять у Мелиссы то, что принадлежало ей по праву.
– Мы должны немедленно пожениться, – заявил Чарльз не допускающим возражения тоном.
– Ах ты, эгоист… – начала было Мелисса, но тут корабль резко накренился, и этот маневр тупой болью отдался у нее в животе. Мягко отстранив недоумевающего Чарльза, она тяжело опустилась на кровать.
– Что с тобой? – спросил он.
– Чарльз, выйди на минуту, – попросила она, внезапно побледнев. – Боюсь, мне нездоровится.
– Бедняжка моя, – прошептал он, схватив газ и присев на краешек постели.
Но повторить свою просьбу она уже не успела. Тошнота подступила к горлу Мелиссы, и едва она успела наклониться над тазом, как ее тотчас вырвало. Чарльз поддерживал ее пылающую голову и шептал ободряющие слова, пока она не почувствовала себя лучше.
Прошло несколько секунд, прежде чем она снова пришла в себя.
– Выпей это, – приказал Чарльз, приподняв ей голову и поднося к ее губам стакан с какой-то жидкостью. Она почувствовала во рту неприятный вкус бренди и догадалась, что, пока она была без сознания, он успел сходить в свою каюту и принести плоскую фляжку, которая лежала теперь на стуле. Старый таз куда-то исчез, и его заменил новый.
– О нет! – простонала Мелисса, когда корабль вновь накренился.
– Уверяю, тебе станет легче, – настаивал Чарльз, поднося к губам девушки новый стакан, наполненный бренди.
Она сделала первый глоток и подавилась, почувствовав новый приступ тошноты. Заставив себя выпить стакан до самого дня, Мелисса ощутила, как по всему телу разливается приятное тепло.
– Мне так неловко, – смущенно произнесла она.
– Ничего страшного, любовь моя, – прошептал Чарльз. – Это не идет ни в какое сравнение с тем, через что я заставил пройти тебя в наш первый день знакомства. Теперь избавь меня, пожалуйста, от неизменного звания эгоиста и ответь, согласна ли ты стать моей женой?
– Пока нет, Чарльз. Есть много вопросов, которые мы еще не обсудили, – произнесла она, снова бледнея.
– В таком случае тебе лучше отдохнуть, – со вздохом сказал Чарльз. – Вижу, тебе опять плохо. Ложись-ка. До Франции еще, по крайней мере, часов восемь, так что торопиться некуда.
Она попыталась было возразить, но он настоял на том, чтобы она легла и успокоилась. Уложив ее на кровать, он аккуратно расстегнул пуговицы ее платья, заставив девушку вздрогнуть, но не от холода.
Он тоже старался держать себя в рамках, понимая, что она больна, измучена и хочет спать, но, укрывая одеялом ее хрупкое тельце, не смог удержаться, чтобы не провести рукой по заметно округлившемуся животу Мелиссы.
– Бог ты мой! – вырвалось у Чарльза, когда он нащупал странную выпуклость. – Так, значит, это вовсе не морская болезнь?
Она ничего не ответила, а только отвернулась к стенке, чтобы спрятать выступившие на глазах слезы. Он мягко повернул ее к себе лицом и приподнял, посадив к себе на колени и тихонько покачивая, как маленького ребенка.
– Неудивительно, что ты решила сбежать в Америку, – сказал он со вздохом. – Ты, наверное, была в шоке. Так вот почему ты подписалась миссис Шарп. Неужели ты думала, что я тебя отвергну?
– Нет, но ты женился бы на мне, чувствуя, что должен это сделать.
– Ничего бы я не чувствовал! Надеюсь, ты мне веришь. И если кого-то удивит, что наш ребенок появится на свет не через девять месяцев после свадьбы, а раньше, то мне будет только приятно. – Взглянув ему в лицо, Мелисса увидела, что он говорит искренне.
– Так ты выйдешь за меня замуж, милая? Не из-за денег и не из-за того, что момент слабости повлек за собой такие последствия. А потому, что мы любим друг друга. Я без тебя словно птица без крыльев.
– И я тоже. Да, Чарльз, я согласна.
– Слава Богу, – облегченно выдохнул Чарльз и, улыбнувшись, осторожно убрал спутанные волосы с влажного лба Мелиссы. Она тоже улыбнулась ему в ответ и обняла его. – А теперь ложись и постарайся заснуть, – приказал он.
– Подожди. Я хочу насладиться этим счастьем. У меня такое чувство, будто из кромешного ада я вдруг поднялась на небеса. – Она подняла руку и провела холодными пальцами по его щеке.
– Мы с тобой действительно на небесах. – Сказав это, он наклонился и прижался щекой к ее пылающему лбу.
– На самом деле для меня это не было таким уж шоком, – промурлыкала Мелисса, уткнувшись носом в его галстук. – В действительности я была бесконечно благодарна Богу за то, что он подарил мне частичку тебя, которую я могла бы растить и лелеять.
– Знаешь, я привез все необходимые бумаги, так что мы сможем обвенчаться, как только найдем подходящего священника.
– Прекрасно, – засмеялась Мелисса. – Мы должны пожениться как можно скорее.
– Вот именно, как можно скорее, – эхом отозвался Чарльз. – Не искушай меня, дорогая, – произнес он, заметив, как ее рука скользнула ему под жилет – На этот раз мы будем вести себя как положено.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...