ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его поместье где-то в Йоркшире. Твой отец был младшим сыном приходского священника. Мать умерла сразу после твоего рождения. Ты почти ничего не знаешь о своем дедушке, лорде Беверли, так как он отвернулся от твоей мамы, когда она вышла замуж за человека, который не принадлежал к ее кругу.
– А кто этот Беверли?
– Барон.
– Хорошо, – согласно кивнула девушка. – Моего отца звали Говард Шарп. Я скажу, что состоятельный дядюшка оставил ему в наследство небольшое поместье. Пусть дядюшкой будет лорд Пурви – виконт без единого наследника, который тоже умер. А титул после его смерти отошел государству, таким образом, отец не смог получить его в наследство вместе с поместьем. Так как поместье приносило мизерные доходы, семья Шарп не могла бывать в обществе. Теперь давай придумаем, как мы познакомились.
– Это произошло недавно. – Чарльз сосредоточенно хмурил брови.
– Нет, лучше – до того, как умер мой отец, – возразила Генриетта.
– Не пойдет. Подумай, ведь тебе же только семнадцать, как мы с тобой могли встречаться, если год назад ты была еще ребенком?
Чарльз вскочил со стула и начал нервно шагать по комнате.
– Придумал! В феврале я ехал в гости к моим друзьям, но, проезжая через поле, моя лошадь наступила на кроличью нору, которая скрывалась под плотным слоем снега. Лошадь оступилась, и я вылетел из седла. Ты проезжала мимо и, узнав о том, что случилось, отвезла меня к себе, где я и оставался в течение нескольких часов, пока друзья не прислали за мной экипаж.
– А что, это было на самом деле? – спросила заинтересованная Генриетта.
– Вообще-то да. К счастью, лошадь не очень поранилась, а вот я получил сотрясение мозга и вывихнул запястье.
– А где это произошло?
– В Линкольншире. Ты знаешь тамошние места?
– Да, несколько раз я там проезжала.
– Отлично. Опиши свое поместье, если понадобится.
– В какой дом тебя потом отвезли?
– В дом Виллингфордов, недалеко от рынка Разена. Ты когда-нибудь там бывала?
Девушка согласно кивнула.
– Кажется, да. Это чуть севернее Линкольна?
«Пожалуй, у меня получится», – подумал Чарльз. Как интересно было узнать, что ребенок знает, где находится Линкольншир. Он поборол в себе дрожь, взглянув ей в лицо.
– Я был тронут твоей заботливостью и ангельским характером и часто приезжал к тебе поболтать, оставляя друзей. Следующий визит к ним я планировал в конце месяца, тогда же мы собирались устроить неофициальную помолвку. Если кому-то вздумается проверить мои поступки, то я действительно нигде не появлялся последнюю неделю июня.
На самом деле Чарльз снимал небольшую мансарду в Суонси и занимался тем, что продавал кое-какие вещи, чтобы обеспечить себе летний отдых в Брайтоне. С каждым днем его финансовое положение ухудшалось.
– Мы расстались в конце недели, – продолжил он. – И больше не виделись, пока я не привез тебя сюда, узнав о бабушкиной последней воле.
– Хорошо. Визит к твоей бабушке совпадает с окончанием моего траура. А теперь, милорд, расскажите мне все, что я должна знать о своем женихе.
– Чарльз, – поправил он девушку, – пожалуйста, Генриетта, будь добра называть меня по имени.
– Извини, Чарльз. Так что мне надо о тебе знать?
– Сначала ты мне расскажи о миссис Шарп.
– Я – невестка Генриетты, – спокойно начала Беатриса. – Я приехала их навестить после того, как погиб мой муж. Когда Говард умер, я осталась, чтобы как-то утешить бедняжку. Сейчас я сопровождаю племянницу в дом ее бабушки, после чего уеду к себе.
– А из какой части страны вы приехали, миссис Шарп?
– Не из какой. Я живу в Америке и через месяц намерена туда вернуться.
– Понятно, – сказал Чарльз.
Он продолжал шагать по комнате. От напряжения у него на лбу появилось несколько морщин. Ему следовало бы ускорить события в своем рассказе, ведь не мог же он за такой короткий срок съездить в Линкольншир и обратно после того, как получил бабушкин вызов. Тогда пришлось бы гнать свой экипаж во весь опор, чтобы за это время преодолеть такое значительное расстояние.
– У тебя остался еще кто-нибудь после смерти отца? – спросил он наконец.
– Только брат, – сурово произнесла девушка.
– Тогда зачем ты покинула дом?
– Мне нужна компаньонка, пока я не нашла себе подходящего мужа.
– Можем использовать это в нашей истории, – решил Чарльз. – Значит, до свадьбы ты будешь жить в доме твоей бабушки, которая будет у нас женой священника, а ныне вдовой. Кстати, лорд Беверли тоже вдовец. Итак, я сопровождал тебя к бабушке, когда пришла весть о болезни леди Лэньярд.
Чарльз поморщился. Уж слишком много народу приходилось впутывать в эту историю. Но выбора не было.
– Значит, мы скажем, что получили это письмо уже в дороге.
Кто-нибудь мог его доставить? Нет. Но бабушка об этом не узнает. Он договорится с Рэнфри и с Харпером. Огромное число людей узнает об их тайне. Если бы он об этом подумал вчера, прежде чем предлагать Генриетте эту сделку!
– Что еще я должна о тебе знать? – в третий раз спросила девушка, заметив, что он то и дело прикладывается к бутылке бренди.
– Мое полное имя – Чарльз Генри Монтроуз. Я – виконт, восемь лет назад унаследовавший этот титул от отца. В Кенте у меня есть небольшое поместье Суонси, но, как я уже упоминал, оно требует срочного восстановления. В Лондоне я снимаю комнаты, но собственного дома у меня там нет. Моя мать давно умерла, когда я был еще трехлетним ребенком. Отец больше не женился, и я остался единственным ребенком в семье.
– Чем ты интересуешься, Чарльз?
– Всеми видами спорта. И живописью, – робко прибавил он.
– Ты рисуешь? – Брови Генриетты поползли вверх от удивления.
– Немного.
– Тогда ты должен показать мне свои рисунки. Должно же у нас быть что-то общее!
– А ты тоже любишь живопись?
– Обожаю, – улыбнулась Генриетта.
– Ты умеешь кататься верхом? – спросил Чарльз.
– Умею, и довольно хорошо, хотя последние два года у меня не было подходящей лошади.
– А может, ты умеешь править экипажем?
– Да, и очень даже неплохо, но в последнее время править нам было нечем.
«Кто же эта загадочная девушка? – задумался Чарльз. – Как мог простой деревенский подросток хорошо править уже в четырнадцать лет? Скорее всего она просто преувеличивает свои способности. Надо бы проверить это но дороге в Лэньярд».
Генриетту мучило тревожное предчувствие. Она ощущала себя участницей какого-то мерзкого фарса. Как же глупо было согласиться на такую подлость! Она жила всего в каких-нибудь трех милях от дома Виллингфордов и теперь вспомнила все подробности февральского происшествия. На прием, который лорд Виллингфорд устроил в честь празднования Дня Святого Валентина, съехалось множество благородных семей. И если бы Дрэйтоны не носили траур, то они бы тоже там присутствовали. Так вот, почтенный лорд задумал две недели веселья и развлечений, надеясь, что его дочь заведет полезные связи среди молодежи и, может быть, даже найдет себе мужа, и, таким образом, отпадет необходимость участвовать в лондонском сезоне. Но единственным человеком, который завел хоть какую-нибудь связь, оказалась его собственная жена, которую застали в нежных объятиях одного из гостей. Разразился чудовищный скандал, после которого коварный соблазнитель поспешил покинуть гостеприимный дом Виллингфорда. Вскоре по округе поползли слухи, что дон Жуана звали лорд Расбон.
Генриетта с любопытством наблюдала, как Чарльз ходит из угла в угол, и пыталась угадать его мысли. Все складывалось намного сложнее, чем она себе представляла. Уж очень много людей было вовлечено в эту игру: она сама, Расбон, Беатриса, Бетси и слуга Расбона, кучер и камердинер. Чем больше народу участвовало в этом заговоре, тем меньше у них оставалось шансов на успех. Но ей надо было сосредоточиться на собственной роли. Двойной обман усложнял ее исполнение. Если у леди Лэньярд такие связи в обществе, она может узнать ее настоящее имя и раструбить об этом по всей округе. К тому же у нее не было оснований доверять Расбону: мало того, что вчера он напился, как свинья, так он еще продолжает пьянствовать утром. Генриетта Шарп должна остаться лишь плодом воображения, иначе он раскроет ее тайну и поставит под угрозу ее репутацию. Чтобы ее россказни звучали более естественно, можно добавить в них долю правды. Но, с другой стороны, если она перестарается и слишком ясно представит картину своей жизни, то кто-нибудь обязательно ее узнает, и тогда скандала не избежать. Хотя отец Генриетты не появлялся особенно часто и фешенебельных местах, большей частью по причине своей бедности, но Расбон водил дружбу со многими ее соседями. Еще был Тоби. Ее брат не учился в университете, но некоторые из его друзей вполне могли бы учиться вместе с Расбоном. Наверное, ей будет сложно рассказывать о своем прошлом, не рискуя проболтаться. Генриетта надеялась, что упоминание о ее соседе лорде Пурви не загонит ее в ловушку.
Лакей с экипажем наконец-то прибыл, и разговор прервался.
– Можно ехать, – объявил Расбон, когда слуга вышел. – Миссис Шарп, вы поедете со служанкой и камердинером в почтовом дилижансе, а мисс Генриетта сядет со мной и грумом в мой экипаж. Если мы хотим успешного завершения нашего плана, нам необходимо продолжить разговор. Тем более что мне не терпится проверить ваши навыки управления экипажем, моя милая.
Услышав это, Генриетта бросила на Чарльза гневный взгляд, но вслух ничего не сказала. Какой невыносимый тип! Как он посмел усомниться в ее словах? «Все правильно, он же принимает меня за простолюдинку, – успокаивала себя девушка, – так с какой стати он должен верить мне на слово?» Она тяжело вздохнула, представив, как трудно ей придется в эти две недели.
Глава 3
Экипаж лорда Расбона катил по грязной дороге. Генриетта и Чарльз ехали молча. Девушка ощущала странное беспокойство, сидя рядом с этим человеком. Разные мысли одна за другой проносились в ее голове, но она так и не смогла понять, как Чарльзу удалось уговорить ее на эту авантюру. Генриетта ненавидела ложь и презирала человеческую жадность. И тем не менее она едет с этим самонадеянным мерзавцем, чтобы помочь ему обманным путем получить состояние.
Проведя целый час наедине с Расбоном – грум устроился сзади, в экипаже, – девушка пришла к выводу, что ее спутник еще отвратительнее лорда Хефлина. И хотя, надо признать, он не предпринимал никаких попыток понравиться Генриетте или привлечь к себе внимание, все-таки она чувствовала, что он обращается с ней, как с недоразвитым ребенком, не имеющим никакого представления о том, что такое высшее общество и хорошие манеры. Она притворялась простушкой сколько могла, все время повторяя про себя: «Пусть он считает, что я принадлежу к низшему классу общества». Вряд ли он мог догадываться, как страдала эта девушка, вынужденная каждый день надевать старомодную широкополую шляпу, открывающую ее лицо лишь когда она поворачивала голову и прямо смотрела на собеседника. Несмотря на то, что характер у нее был довольно-таки уравновешенный, в конце концов, снисходительный тон лорда Расбон вывел ее из себя.
– Вы просто невозможны, милорд! – взорвалась Генриетта. Впервые после того, как они покинули гостиницу, он заметил, что его спутница кипит от гнева. – Я не младенец, и не надо со мной нянчиться! Я прекрасно владею хорошими манерами. Чем поучать меня, лучше бы рассказали побольше о вашей бабушке и остальных обитателях дома.
Он пристально посмотрел на девушку и расплылся в улыбке.
– Прости, Генриетта, но я же не знал, да и ты сама ничего не говорила, о своем аристократическом происхождении.
– Ты просто чудовище! Да за кого же ты меня принимаешь? За кухарку, что ли? Не только люди из высшего общества умеют красиво изъясняться. В основном они способны только на снисходительность и надменность.
– Ну хватит!
«Что за мегера!» – подумал Чарльз. Внимание девушки привлек жеребенок, прыгающий на дальнем лугу. Расбон тряхнул головой и постарался сдержать собственный гнев. В висках у него стучало, а отвратительный завтрак так и подпрыгивал в животе.
– Мы не можем позволить себе поругаться, дорогая, – сделал он попытку помириться и смягчить ее гнев.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...