ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее голос, который обычно был мягким, как бархат, стал вдруг резким и грубым: – Вы – лживый интриган! Ваши слова ничего не стоят! Я никогда не свяжу свою жизнь с обманщиком!
– Да что вы такое говорите? – испугавшись продолжения ее гневной тирады, Чарльз услышал в ее голосе какие-то знакомые нотки.
– Правду, сэр. «Мое финансовое положение не изменилось», – едко передразнила она. – Да вы всю жизнь были на мели, милорд, хотя довольно удачно это скрывали. В этом вы, конечно, преуспели. А это не что иное как ложь, сэр. Но обман – еще не самый гнусный поступок, который вы совершили. Помните, в какую мерзкую интригу вы втянули свою предполагаемую невесту? Как вы посмели оскорбить порядочную девушку, предложив ей сыграть роль вашей будущей жены? Кстати, до вчерашнего дня вы вполне удачно всех обманывали. И знаете, лорд Расбон, в моих глазах вы опустились так низко, как только может опуститься человек. У меня просто не хватает слов, чтобы высказать вам все, что я к вам испытываю.
– Но, Мелисса, я могу все объяснить, – возразил Чарльз.
– Неужели вы думаете, что я вам поверю? – спросила она, подняв на него глаза, полные слез и презрения. – Я никогда не выйду замуж за человека, к которому не испытываю элементарного уважения. Вами, сэр, руководит похоть, а это не очень-то ценится женщинами. Знаете, я сильно сомневаюсь, что вы будете уважать наш брак, потому что большую часть своей жизни вы провели, совращая чужих жен. Вы даже пытались соблазнить тетю бедной Генриетты, пока она гостила в доме вашей бабушки. Но самый большой ваш недостаток – это алчность. Вы воспользовались неопытностью бедной девушки и вовлекли ее в позорную авантюру для достижения своих меркантильных целей. Человек, который способен на такую низость ради денег, не заслуживает моего уважения. Я терпеть не могу притворства.
– Мелисса! – снова запротестовал Чарльз.
– Разговор окончен. А теперь отвезите меня домой. Выкиньте из головы все, что я вам наговорила, и оставьте меня в покое.
Она положила руки на колени и всю дорогу молчала, пока он не помог ей выйти из экипажа перед домом леди Каслтон. Чарльз подчинился ее приказу, но сделал это против воли, сдерживая рвущиеся наружу протесты и объяснения.
«Неужели она все-таки права?» – сотни раз спрашивал себя Чарльз. Почему он влюбился в женщину, которая не согласна с тем, как высшее общество оценивает его достоинства? Чарльз недовольно поморщился. Ответ на все эти вопросы напрашивался сам: его никогда не привлекали светские девушки.
Она считает его бездельником. Конечно, ярлык лентяя прочно прикрепился к нему. Она и понятия не имеет, насколько разносторонни его интересы. В его обществе принято поднимать на смех тех, кто занимается интеллектуальным трудом, поэтому он держал свои занятия в тайне. Стараясь не афишировать свои пристрастия, Чарльз много читал и чрезвычайно интересовался научными изобретениями, которые в последнее время появлялись довольно часто. Когда разрабатывался проект строительства новой железной дороги для запуска первого паровоза по Юстонской дороге, Чарльз увидел первый в мире поезд, и с тех пор его очень интересовали перспективы этого изобретения. Разумеется, паровоз не смог бы ходить по существующим в данный момент дорогам, потому что ему требовались стальные рельсы. Но стране было необходимо разработать более современную транспортную систему, при которой перевозка товаров не занимала бы так много времени, как при лодочном методе. Тем не менее, ой старался не заострять внимание своих друзей на этих увлечениях. Общество презирает тех, от кого разит «грязной работой».
Изменить точку зрения Мелиссы будет нелегко. Обвинения, которые она высказала в его адрес, оказались намного серьезнее, чем ожидал Чарльз. Мужчины в ее семье вели себя неподобающим образом, и их поведение привело к тому, что у Мелиссы сложилось ошибочное мнение о всех мужчинах в целом. Тем более что его собственная репутация не могла стать подтверждением обратного. Было бы намного проще, если бы он в свое время занял место в парламенте, но он даже не подумал что-то сделать. Чарльз тяжело вздохнул. Бесспорно, в некоторых обвинениях Мелиссы есть доля правды. Много дел он не довел до конца, хотя сначала имел такие намерения. Но он вовсе не собирался растратить свою жизнь по пустякам, совершая всякие легкомысленные поступки, как многие его приятели. Неужели, прежде чем остепениться и состариться, нельзя провести несколько лет, развлекаясь? Общество вполне допускает такую возможность. Он обязательно убедит ее в том, что прошлое было всего лишь частью его бурной молодости. Но только как это сделать?
Он начнет со своей ужасной репутации и заверит Мелиссу в том, что те дни остались в прошлом. Правда, это не очень-то приятная тема для разговора, но попробовать можно. Видимо, она придает огромное значение верности. Переубедить Мелиссу будет вдвойне сложно, так как она ни за что не поверит, что женщины, с которыми у Чарльза были какие-то связи, интересовали его только как любовницы. Более того, даже в постели они довольно быстро ему надоедали. А откуда он может знать, что она не наскучит ему точно так же? Каким будет ее первое возражение? Ответа он не знал, но был почему-то уверен, что такое просто невозможно. Кроме того, Чарльз не мог представить себя развлекающимся с другой, потому что с момента их встречи он навсегда забыл обо всех женщинах на свете. Эта мысль напугала его. Будущее без Мелиссы казалось довольно-таки мрачным. С первого же дня их встречи он почувствовал, что она самая страстная женщина из всех, с которыми ему доводилось встречаться. Никогда еще Чарльз не испытывал столь сильного влечения. «Никогда, кроме последнего дня, когда ты видел Генриетту», – шепнул ему внутренний голос.
Генриетта… Должно быть, в своих письмах к леди Каслтон его бабушка сообщала абсолютно все, что происходило в ее доме. Теперь не удивительно, что Мелисса считает его лжецом. Ей, наверное, известно каждое неосторожное слово, произнесенное Чарльзом и доложенное его бабушке. У него было непреодолимое желание сползти с кровати и спрятаться под ней. Теперь Чарльзу стало совершенно ясно, почему в завещании леди Лэньярд появился тот зловещий пункт. Как же глупо он себя вел! Бабушка была хитра, как обычно, и сразу же раскрыла его притворство. Бросив на Генриетту один только взгляд, она поняла, как эта девушка далека от женского идеала ее внука. Ну почему он не встретил тогда в гостинице Мелиссу? Чарльз всегда боготворил красоту и презирал застенчивых и нескладных подростков. Лучше бы он сразу отказался исполнять приказ леди Лэньярд. Он напрочь забыл ее нравоучения о вере в собственные силы. И о ей все же удалось ему отомстить, составив свое завещание так, чтобы он провел остаток своей жизни в окружении простых людей. Но это было именно то, чего он заслуживает.
Какая-то назойливая мысль неотступно вертелась в его голове, пока, наконец, не сформировалась в четкий вопрос. Откуда Мелиссе стало известно, что он пытался совратить миссис Шарп? Несмотря ни на что, его бабушка никогда бы не решилась написать об этом своей кузине. К тому же, узнав о том происшествии, она пришла бы в бешенство. Прознав о его неудавшейся попытке, леди Лэньярд не стала бы молчать. Чарльзу довольно часто попадало от бабушки, когда она узнавала о каком-нибудь из его «подвигов». И если бы до нее дошли слухи о том, что ее внук пытался соблазнить тетю собственной невесты, она непременно прожужжала бы ему все уши своими нотациями, и у него не осталось бы никакой надежды получить наследство. В то время его мало волновали возможные последствия таких рискованных поступков, так как он был слишком озабочен удовлетворением своих прихотей. Мелисса снова оказалась права. Чаще всего им руководила безрассудная страсть, а не здравый смысл. Надеясь приятно провести время, он совершенно забывал о самоконтроле. Но как же все-таки она об этом узнала?
«Непрекращающийся обман…» Роль Генриетты была коротка. Покинув дом леди Лэньярд, эта девушка, должно быть, тут же сбросила с себя маску притворства. Ну конечно, она сама и разболтала о том, где и как провела эти две недели.
Правда разнеслась по округе с быстротой молнии. Мелисса знала даже больше, чем леди Лэньярд. Значит, был только один ответ на вопрос, откуда она все это узнала. Должно быть, она знает Генриетту. Или же встречалась где-нибудь с Беатрисой, а это одно и то же. Господи! Он оставил всякую надежду отыскать Генриетту и предложил свою руку и сердце девушке, которая могла ему в этом помочь. Кроме того, Генриетта, должно быть, занимает довольно высокое положение в обществе. Она знала Линкольншир, потому что часто приезжала в Дрэйтонское поместье, а может, даже была дальней родственницей семьи Стэплтонов.
Ноги Чарльза подкосились, и он рухнул в кресло. Руки молодого человека тряслись нервной дрожью. Мелисса окончательно его отвергла. Генриетта была ключом к решению вопроса с наследством. Как же ему поступить?
«Разговор окончен», – напомнила себе Мелисса, когда слезы вновь подступили к глазам. Слишком уж много минусов было в его предложении. И хотя сердце девушки подсказывало, что она поступила неправильно, Мелисса намеренно игнорировала его сигналы. Нет, она не допустит, чтобы капризное сердце и похотливая душа руководили ее поступками. Она ни за что не согласится связать свою жизнь с неверным и безответственным человеком. Но даже если Мелисса выйдет за Чарльза и он узнает о ее бессовестной лжи, еще неизвестно, как он на это отреагирует. Наверное, Чарльз ей такого не простит. И уж тем более не захочет на ней жениться, если узнает, что она та самая Генриетта. Мелисса прекрасно помнила, что он никогда не испытывал к этой девушке ничего, кроме презрения.
Отбросив неприятные мысли, Мелисса попыталась сосредоточиться на своем наряде, в котором она собиралась поехать на бал к леди Вебберли. Чтобы побыстрее избавиться от этого неприятного состояния, ей надо просто окружить себя другими мужчинами. Возможно, ей это удастся. На балу Мелисса беззаботно смеялась над шутками Джорджа, флиртовала сразу с несколькими своими поклонниками и танцевала с целой дюжиной обаятельнейших мужчин. Правда, безудержное веселье было наигранным, но никто, кроме самой притворщицы, этого не замечал. Мелисса старалась думать только о развлечениях, и это довольно хорошо у нее получалось, так как Чарльза, к счастью, не было среди гостей.
Во время рила они с лордом Хартфордом расхохотались из-за того, что Мелисса довольно неловко исполнила последнее па. Когда смолкли последние аккорды, Хартфорд решил проводить девушку к леди Каслтон. И хотя на ее лице продолжала играть беззаботная улыбка, а в голосе все еще звучали милые дразнящие нотки, душа Мелиссы буквально ушла в пятки. На лестнице стоял не кто иной как лорд Хефлин. Победная улыбка кривила его рот.
Нестерпимое отвращение к этому человеку переполняло сердце девушки. Прошло довольно много времени, и она уже почти забыла страх, который испытывала при встречах с ним. Весь сезон он даже не показывался в городе. Убедившись, что в обществе этого человека не жалуют, Мелисса была уверена на все сто процентов, что он просто не посмеет обратиться к ней со своими грязными предложениями. Так что же он здесь делает? Зачем пришел на бал знакомств? Остальные гости, недоуменно глядя на Хефлина, задавались этим же вопросом. Несколько матрон, взяв за руки своих невинных дочерей, демонстративно отправились на другие, более пристойные празднества.
– Какой ужас! – лепетала разъяренная миссис Скотт.
– Меня не волнует, что он ее брат, – громко объявила леди Крэнфорд, бросая недовольные взгляды на хозяйку дома. Пристыженная леди Вебберли, не помня себя от страха, поспешила навстречу лорду Хефлину. – Приглашать его сюда было вовсе не обязательно.
А Хефлин тем временем лениво осматривал комнату, задерживая свой хищный взгляд на особо красивых девушках.
– Брат-то он брат, но не родной, а наполовину, – поправила ее леди Беатриса, обладательница самого длинного языка во всем Лондоне. Очевидно, ее феноменальная память хранила какую-нибудь щекотливую историю, связанную с этим родством.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...