ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ну и ну! Неужели эта малышка, сестренка Тоби, сидит здесь одна? – произнес Кроуфорд, пытаясь справиться с икотой. – Совсем одна, – подчеркнул он. – Как вульгарно!
Внезапно его лицо приняло насмешливое выражение.
– Моя кузина сейчас вернется, сэр, – холодно ответила Мелисса. – И мне кажется, вам следует вернуться в бильярдную. Ведь вам не хочется, чтобы нас застали тут вдвоем?
– Разумеется, – сказал Кроуфорд и развернулся, чтобы выйти из комнаты, но, поворачиваясь, потерял равновесие и тяжело рухнул прямо под ноги бедной девушке.
Мелисса пронзительно завизжала, не успев вовремя отскочить в сторону. И тут тошнотворный запах бренди и кислого лука ударил ей в лицо. Пулей вылетев из гостиной, она взбежала вверх по лестнице и поспешно скрылась у себя в комнате.
Привлеченная шумом, к ней заглянула Беатриса.
– Господи, да что стряслось? – воскликнула она, увидев белое, как полотно, лицо девушки.
– Мистер Кроуфорд, – только и смогла выговорить Мелисса, чувствуя тошноту, подступающую к горлу.
– А, ну так это неудивительно, – проворчала Беатриса. – Я давно заметила, что его организм слишком восприимчив к алкоголю. Непонятно только одно: почему он никак не хочет с этим смириться и не прекратит пить?
– Что ты имеешь в виду?
– Он выпивает всего два стакана вина, а чувствует себя, как Тоби после двух бутылок бренди, – пояснила Беатриса. – Стараясь пить наравне со всеми, он страдает больше всех.
– Что за неуважение к нашему дому, он ведь пачкает ковры!
– Обычно он делает это у себя, – объяснила Беатриса, с сожалением разглядывая испорченное платье кузины. – Но в этот раз, видимо, не успел, хотя его лакей строго за всем следит и напоминает мистеру Кроуфорду, когда пора удаляться в комнату. Почему же сегодня так получилось?
– Он вошел в гостиную, буквально рухнул мне под ноги, и его вырвало.
Беатриса кивнула.
– Видимо, это произошло из-за встряски.
Наверное, он искал где-нибудь пустое ведерко для угля. Я считаю, что теперь нам лучше проводить вечера здесь, наверху, а соседняя комната может послужить нам гостиной.
– Но почему я должна прятаться в собственном доме?! – возмутилась Мелисса, и слезы покатились по ее щекам. – Как будто я в тюрьме!
– Да, это несправедливо, – прошептала Беатриса, успокаивая девушку. – Но ведь Тоби не переубедишь. Беда в том, что нам некуда деться, иначе мы бы завтра же покинули этот дом. Хефлин перешел все границы, он – ненормальный! Представь себе, он только что приставал ко мне в моей же собственной комнате. Мне пришлось окатить его ледяной водой, чтобы он наконец отстал.
– Хефлин очень опасен, Беатриса. Каждый раз, когда он приближается, меня охватывает такой ужас! – призналась Мелисса. – И он прекрасно знает, что в случае чего Тоби и пальцем не пошевельнет, чтобы меня защитить. Удивительно, почему он еще сразу не применяет силу? Или он хочет постепенно меня изводить и наслаждаться моим страхом?
– Наверное, ты права, – согласилась Беатриса. – Некоторые люди обожают такие вещи.
– Скорей бы уж они убрались отсюда!
– Но подумай, Мисси, даже если в этот раз тебе удастся избежать его ловушек, он может приезжать к Тоби еще и еще. Кто будет тебя защищать? Тоби не в счет. Я думаю, тебе необходимо покинуть этот дом.
– Но мне некуда больше идти, – запротестовала Мелисса. – К тому же, если я уйду, мне придется нанять компаньонку.
– Подумай хорошенько, – посоветовала ей Беатриса. – Все эти компаньонки – пустоголовые дуры, которые неспособны защитить даже себя, не говоря о такой девушке, как ты. Они же, как слуги, палец о палец не ударят, если понадобится уберечь тебя от хищников вроде Хефлина. Ты должна уйти отсюда.
– Но куда? Я почти никого здесь не знаю, кроме соседей, в школу я никогда не ходила, а выйти замуж мне сейчас, наверное, не удастся.
– Но должны же у тебя быть какие-нибудь родственники?
– У меня есть бабушка, но после маминой смерти она и знать нас не хочет.
– Это родственница по маминой линии?
– Да. Моя бабушка – вдова маркиза Каслтона. У них было двое детей. В последний раз она к нам приезжала, когда мне исполнилось восемь лет. Я помню, бабушка была немного надменной, хотя ко мне всегда относилась очень хорошо. Но потом она обвинила папу в маминой смерти.
– А что случилось на самом деле? Твой отец иногда писал нам, но в детали этого происшествия особенно не вдавался.
Беатриса помогла кузине переодеться и лечь в постель.
– В конце концов, бабушкины упреки привели к тому, что он сам в это поверил.
– Ты думаешь, отец действительно убил твою маму?
– Ну, почти. Нашей семье вечно не хватало денег, особенно в тот год, когда мне исполнилось десять лет. В результате много слуг было уволено, а наш единственный конюх оказался прикован к постели после того, как его лягнула лошадь. Поэтому папа сам правил экипажем, когда они с мамой возвращались с летнего бала в Линкольне. Дорога предстояла долгая, и дедушка тоже взобрался на козлы, чтобы составить папе компанию. Оба были немного навеселе, но денег на гостиницу не было. Так вот, я подозреваю, что папа задремал, хотя сам он никогда ничего не рассказывал. Когда они спускались с Букового холма, экипаж перевернулся. Дедушка, падая, ударился о камни и тотчас же умер. Мама тоже сильно разбилась, но прожила на три дня больше. Папа остался цел и невредим.
– Так, значит, поэтому твоя бабушка считает его виновным?
– Да. Она не приехала на похороны, прислав гневное письмо, в котором обвинила папу в маминой смерти и заявила, что никогда больше не будет с ним разговаривать.
– Знаешь, Мисси, она все-таки твоя единственная близкая родственница. К тому же прошло восемь лет, твой отец уже умер, так почему бы ей тебя не принять? Я очень боюсь за тебя. Как ты будешь жить, когда я вернусь домой? Нельзя оставлять тебя на попечении брата, да к тому же в компании столь бесчестных людей.
– Что ж, пожалуй, я ей напишу.
– Объясни ей все, пусть она войдет в твое положение. Я думаю, ей будет неприятно знать, что ее внучка вынуждена жить в таких ужасных условиях. Может, она смягчится и пригласит тебя.
– Ты права. Лучше я буду играть роль любящей внучки, чем оставаться здесь, – согласилась Мелисса. – Со мной ей будет веселее. Но я боюсь, что она не в состоянии меня содержать, ведь, насколько мне известно, она не намного богаче нас. Я хочу только одного: удачно выйти замуж, но ты понимаешь, я же не красавица, тем более у меня нет приданого. Нет, все-таки лучше терпеть капризы старой леди, чем отбиваться от распутных друзей моего брата.
– Разумеется. Напиши ей, и мы завтра же отправим письмо.
– Хорошо, но пока нам надо быть все время вместе.
Чарльз Монтроуз, виконт Расбон, вытер мокрое лицо и нахмурился. Ливень, похоже, усилился. Промокшая одежда уже не спасала, и он продрог до костей. Лошади всю дорогу спотыкались, и их хозяин боялся, как бы они, падая, не поранили друг друга. Он был согласен на любую, даже самую захудалую гостиницу.
Что он делает в этом Богом забытом крае? Ему никогда не нравился Дорсет. Другое дело Брайтон. Там собирались его друзья, а милая леди Раньон делала ему вполне недвусмысленные предложения, всячески намекая, что она не прочь видеть его в своей постели. Чарльз возлагал огромные надежды на шикарный номер в фешенебельной гостинице, как вдруг пришел этот вызов и нарушил все его планы.
Два дня назад он получил письмо, в котором сообщалось, что его бабка при смерти. Действительно, в свои девяносто семь лет она могла заболеть даже от простого сквозняка. Эта новость так расстроила Чарльза, что он без сожаления покинул друзей и развлечения и немедленно отправился в путь. Но его потрясло не столько известие о ее болезни, сколько то, что она намеревалась вызвать адвоката и пересмотреть свое завещание.
Два дня Чарльз мучился и проклинал все на свете.
Что теперь делать? Всю жизнь он считался ее единственным наследником. Чарльз знал, что бабка не одобряла его поведение, но никогда по-настоящему не принимал во внимание ее нравоучения. В конце концов, он человек свободный и может вести себя как хочет, прежде чем станет примерным мужем! Несмотря на прирожденную леность, Чарльз никогда и шиллинга зря не тратил. Все замечали, что он мало пил и не принимал участия ни в каких азартных играх. А имея перед глазами печальный пример отца, он и думать не смел о том, чтобы вкладывать куда-либо свои деньги.
Даже будучи стесненным в средствах, Чарльз тщательно следил за своим внешним видом. Всегда модно одетый, скромный, но элегантный, он никогда не влезал в долги. Бабушке следовало бы оценить это по достоинству.
Где-то впереди засветились огни придорожной гостиницы, и наш путник поспешно свернул с дороги. Часом позже он уютно устроился в небольшой комнате, где, по словам хозяина, стояла единственная во всей гостинице кровать. Удобно усевшись у камина, Чарльз предался тревожным мыслям. Страх и злоба душили его, когда он вспоминал последнее письмо своей бабки. Чертова старуха! Черт бы ее побрал вместе с отцом, который оставил его на попечение капризной и своенравной женщины! «Надеюсь, ты уже сгорел в аду, – думал молодой человек. – Там с тебя быстро собьют спесь, и ты не будешь таким надменным, каким был со мной».
Но Чарльз прекрасно понимал, что зря тратит время, посылая проклятия в прошлое. Сейчас надо было решать, как устроить свое будущее. Снова и снова перечитывал он письмо с тайной надеждой найти в нем что-то новое, но смысл был все так же предельно ясен.
Молодой человек нахмурился и налил себе еще бренди. Странное тепло разлилось по всему телу, и мысли о проклятом письме остались где-то далеко. Голова кружилась. Должно быть, хозяин гостиницы подсунул ему плохое, но довольно крепкое вино, которое обжигало пустой желудок. Поданный лакеем ужин так и остался нетронутым.
Леди Лэньярд явно не шутила. Она была не из таких, кто швыряет деньги на ветер. Чарльз думал обо всем этом, осушая бокал за бокалом. Он чувствовал неодолимое желание напиться. О, если бы он только мог вернуться в прошлое! Молодой человек вскочил со стула и нервно зашагал по комнате. Он сходил с ума от терзавших его мыслей и поначалу просто не замечал тревожного перешептывания в соседней комнате, пока голоса не стали громче и отчетливее.
– Ну конечно, Беатриса, мы не можем вернуться, – кричала какая-то девушка. – Но почему бабушке именно сейчас вздумалось съездить в Бат?
– Согласна, мы этого не ожидали, – отвечал ей другой, более взрослый голос. – Но у нас нет выбора. Не сидеть же в этой дыре еще две недели? В любом случае у нас нет больше денег. Или ты будешь просить пустить тебя в пустой дом?
– Я не вернусь! – выпалила девушка. – Лучше буду жить на улице! Тем более, нам действительно не хватит денег, чтобы съездить домой и обратно. Нельзя ли продать еще что-нибудь? Господи, ну что нам теперь делать? В Бат, что ли, поехать?
– Ну конечно, нет. Не думаю, что бабушка примет тебя с распростертыми объятиями, когда ты свалишься ей, как снег на голову. Успокойся и будь благоразумной, Мисси. Я уверена, Тоби за тебя заступится.
– Я вполне благоразумна, но ты же знаешь, он бывает безжалостным. И ты знаешь, чего он добивается. А из Тоби веревки можно вить. Его слово ничего не значит. Когда он имеет дело с друзьями, он совершенно беспомощен.
Чарльз вскинул голову и громко икнул в наступившей тишине. Похоже, кто-то сбежал из дому. Кто эта Беатриса? По всему видно, что она не служанка, потому что давала советы второй девушке. Обе говорили на безукоризненном английском, и Чарльз решил, что они принадлежат к высшему обществу. Как далеко им удалось скрыться? И что они будут делать эти две недели, ожидая возвращения бабки?
Внезапно безумная мысль возникла в его воспаленном мозгу. Не дав себе времени подумать, Чарльз бросился к дверям.
Отхлебнув глоток слабого чаю, Мелисса поморщилась и попробовала еду, принесенную на ужин. Последнее время все у них не ладилось.
Две недели они с Беатрисой ни на шаг не отходили друг от друга. Устроив наверху отдельную гостиную, они виделись с мужчинами только за обедом. Лорд Хефлин продолжал свои грязные домогательства, хотя присутствие Беатрисы его немного стесняло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...