ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Какую игру он ведет? Ему, без сомнения, не захочется продолжать их знакомство после того, как он исполнит последнюю волю своей бабушки. Возможно, он ждет подходящего момента, чтобы объясниться и навсегда забыть о прошлом. А может быть, он просто жаждет мести и хочет разоблачить ее на глазах у всего Лондона. Но такое даже представить было трудно. Он прекрасно знал, что она в долгу не останется, а, учитывая и без того сомнительную репутацию Чарльза, эта история окончательно погубит его, если их обман будет раскрыт.
Она не могла толком ответить ни на один его вопрос до тех пор, пока не появились первые приглашенные и лакей поставил перед ней чайный прибор. Через несколько минут комната наполнилась друзьями и поклонниками Мелиссы.
Позабыв о времени, Чарльз остался у них на целый день, решив, что положение дальнего кузена позволяет ему нарушить правила хорошего тона.
– Вы сегодня просто красавец, Джордж, – сказала с улыбкой Мелисса, когда часом позже лорд Рафтон учтиво склонился над ее рукой. – У вас новый жилет?
– Да, новый, – согласился Джордж и лукаво прищурился, оглядев Мелиссу с головы до пят. – Прекрасна, как всегда, прекрасна!
– Не преувеличивайте, а то я начну задаваться, – шутливо пригрозила она.
– Молчу. Кстати, вы слышали последнюю новость? Кэмбл объявил, что уходит со сцены.
– Не может быть! Без него будет скучно.
– Его последний выход состоится на следующей неделе. Вы не хотите пойти в театр?
– Очень хочу. Только поговорите с бабушкой. Кто еще с нами пойдет?
– Я думаю, надо позвать Хартфордов и еще какую-нибудь пару. Кого бы еще пригласить?
– Может быть, моего кузена? Он только что приехал в город. Вы знакомы? – Мелисса жестом указала на Чарльза, который обменивался комплиментами с леди Дебенхэм.
– Да, но я и понятия не имел, что он ваш родственник, – сказал Джордж, нахмурившись.
– Очень дальний. Наши бабушки были кузинами. Он здесь надолго не задержится, потому что у него сейчас траур. Но какое-то время Чарльз будет нас сопровождать.
Джордж продолжал хмуриться, но возразить Мелиссе не посмел.
А Чарльз тем временем не переставал любезничать с леди Дебенхэм, даже когда его глаза встречались с глазами Мелиссы. Что загадочного в этой девушке? Его подкупило не только ее поразительное сходство с портретом бабки. Он был уже не в том возрасте, когда увлекаются симпатичными мордашками и интересуются ежегодным наплывом молоденьких девушек, хотя девятнадцатилетнюю Мелиссу едва ли можно было поставить в один ряд со смешливыми семнадцатилетними девицами, которые устремлялись в Лондон к началу каждого нового сезона. Чарльз скривился, вспомнив, что Генриетте, должно быть, где-то около семнадцати лет. Леди Мелисса, окруженная толпой обожателей, вела себя легко и непринужденно.
Ему потребовалось лишь одно мгновение, чтобы понять, что происходит в этом доме. Несмотря на то, что Мелисса была несомненным украшением этого приема, расточая направо и налево лучезарные улыбки, а примерно семь джентльменов смотрели на нее с обожанием, эта девушка никому не отдавала предпочтения. Ей явно не хватало женской хитрости. Она не сталкивала своих поклонников, не устраивала среди них состязаний и не пыталась никого поднять на смех. Даже лорд Эмплай, по которому сходили с ума многие девушки, невзирая на его титул и небольшое состояние, и тот принимал участие в разговоре, смеясь и поддразнивая Мелиссу вместе со всеми.
Извинившись перед леди Дебенхэм, Чарльз поспешил к только что вошедшему Мэтту Кроуфорду. Они были давними приятелями.
– Здравствуй, Мэтт, – произнес Чарльз. Поздоровавшись с хозяйкой дома, друзья удалились в спокойный уголок. – Мы не виделись целую вечность!
– С осени ты отказался от своих обычных увлечений, – напомнил ему Мэтт.
– Моя бабушка тяжело заболела, – ответил Чарльз и пожал плечами. – Я бы и сюда не приехал, если бы она не попросила меня навестить свою кузину.
– И кто же эта кузина?
– Ну конечно, леди Каслтон. Поэтому-то я и здесь. Я приехал только вчера ночью.
– Так-так. – Мэтт подозрительно посмотрел на Чарльза. – Значит, прелестная леди Мелисса – твоя кузина. Я удивляюсь, как ты еще не заморочил ей голову. Она ведь в твоем вкусе.
– Ошибаешься, – солгал Чарльз. – Вовсе не в моем вкусе совращать девственниц, и ты прекрасно это знаешь. Раньше я вообще ее не видел. А уж брат этой девушки определенно не в моем вкусе.
– И не в моем, хотя одно время мы были друзьями, – признался Мэтт. – Прошлым летом я провел в его поместье почти месяц. Там были еще несколько моих знакомых, включая одного человека, который все время плутовал в картах. Ни за что не хотел бы еще раз там побывать.
– Кого ты имеешь в виду?
Мэтт молча замотал головой.
– Ты прекрасно знаешь кого, Чарльз. Но я не могу очернить его имя, не имея достаточно веских доказательств.
«Неудивительно, что леди Мелисса переехала к бабушке», – подумал Чарльз. Что-то подобное он уже слышал, но от кого вспомнить не мог. Чарльз надеялся, что девушка покинула дом сразу же после смерти отца. Но если она провела какое-то время в компании своего брата и его дружков, то ей не стоит об этом распространяться, так как вся эта история может очень сильно ей навредить. А интересно, кто этот карточный шулер? Отказ Мэтта назвать его имя был понятен, потому что мошеннику такое серьезное обвинение может обернуться изгнанием из общества. А, обвинив человека без доказательств, Мэтт может быть вызван на дуэль, и в этом случае пострадает его собственная репутация. Но нельзя оставить все как есть. Когда-нибудь он постарается уличить мошенника и привлечь его к справедливому суду. Ему не составит особого труда выяснить имена тех, кто участвовал в этом сборище.
– Да, она, несомненно, страдала от общения с этим слабым и распущенным дураком, – согласился Мэтт, непритворно жалея девушку. – Но ни один человек, который хорошо знает Мелиссу, никогда не станет ее этим попрекать. Она прелестная юная леди, из которой получится отличная жена.
– Ты говоришь, как влюбленный. Неужели ты имеешь на нее какие-то виды?
– Нет. Мы друг другу не подходим, но я считаю ее своей подругой.
Взгляд Чарльза вновь упал на леди Мелиссу. Лорд Рафтон собирался уходить, и в его глазах Чарльз увидел трогательную заботу о Мелиссе. В ее взгляде тоже была теплота. Рафтон слыл превосходным кавалером, который к тому же собирался унаследовать графство и внушительное состояние. Чарльз окинул взглядом остальных поклонников Мелиссы. Эмплай явно недостоин ее красоты. Торнхилла надо было отбросить сразу же: он не из тех, кто с годами способен остепениться. Паркингтон не мог серьезно за ней ухаживать: как младший сын барона, он был много ниже Мелиссы по положению.
Но когда в дверях появился лорд Граффингтон, Чарльз забеспокоился по-настоящему. Этот человек был еще одним страстным поклонником Мелиссы, но его ухаживания явно не нравились девушке. Прошлое графа Граффингтона пестрило грязными историями, и в числе неблаговидных поступков был не только необузданный разврат. Он вел себя очень грубо, и именно по этой причине его несколько раз выгоняли из публичных домов, хотя это и не было никем доказано. Чарльз знал об этом, поскольку однажды видел собственными глазами, как Граффингтона вытолкали взашей от мадам Филлет за то, что он избил одну из ее девиц.
Чарльз снова обратился к Мэтту.
– Ты пришел к такому выводу за то время, что она провела в городе? – спросил он.
– Конечно же, нет. Я знаю эту девушку много лет. Как я уже говорил, мы с ее братом раньше были друзьями.
«Как отбить ее у Граффингтона?» – мучился Чарльз, обсуждая вслух лошадей и скачки, которые состоялись в прошлом месяце недалеко от Давера. Неважно, серьезные намерения у этого человека или нет. Что он вертится вокруг нее? Даже одним своим присутствием этот мужчина может погубить ее незапятнанную репутацию. Но в голове у Чарльза ни разу не промелькнула мысль о том, почему его так беспокоит судьба этой девушки. Еще никогда он так не переживал за своих родственников.
Мэтт ушел, договорившись с Мелиссой покататься в парке на лошадях. А Чарльз не на шутку рассердился, заметив, как только что приехавший лорд Инглвуд отчаянно с ней флиртует. Этот был также недостоин такой девушки, как Мелисса: слишком прост и надоедлив. К тому же лорд Инглвуд обладал поразительной способностью портить настроение каждому, кто находился рядом с ним.
К вечеру Чарльз уже решил остаться в Лондоне до конца сезона. Он срочно распродал остатки картин из Суонси, съехал из дешевого отеля и потихоньку снял себе комнатушку в полуразвалившемся доме, единственное достоинство которого состояло в том, что он располагался недалеко от Мэйфэйра.
Во второй половине дня Мелисса могла наконец-то спокойно развлекаться, так как убедилась, что Чарльз вовсе не собирается раскрыть их тайну. Она нарочно не смотрела в его сторону, пытаясь сосредоточить все внимание на своих кавалерах. За две недели почти ничего не изменилось. Никто по-прежнему не вызывал в девушке ответного чувства, которое впоследствии могло бы перерасти в любовь.
Длинный список ее ухажеров возглавлял Джордж; ему доставалось чуть больше ее внимания и улыбок, но чувство, которое возникло между ней и этим молодым человеком, можно было назвать разве что чересчур близкой дружбой, но никак не любовью. Он держался подчеркнуто вежливо и ничем не давал Мелиссе понять, что она его интересует больше, чем просто друг. У него были ярко-голубые глаза, но Мелисса не могла влюбиться в этого коренастого рыжеволосого коротышку, особенно когда рядом был высокий блондин Расбон.
«Хватит!» – приказала она себе. Нельзя же уподобляться поверхностным дурочкам и судить человека только по тому, как он выглядит. Тем не менее, Мелисса вынуждена была признать, что Джордж ее ни капельки не волнует. Что касается Чарльза, то он, несомненно, затрагивал в ее душе какие-то струны, но она упорно отказывалась это признавать.
С лордом Граффингтоном она познакомилась недавно, но этот человек уже сумел ее заинтересовать. Он обладал прекрасным чувством юмора и не раз помогал Мелиссе перенести какое-нибудь скучное сборище, вроде того глупого мюзикла, который два дня назад устроила леди Остерли. Кроме того, на него было приятно посмотреть: высокий и светловолосый, с ласковыми карими глазами. Даже слишком ласковыми. И этот человек, и Хефлин, и Чарльз – все они немного пугали Мелиссу своей силой и мужественностью.
Остальные были в основном друзьями девушки, и она с радостью поддерживала эти отношения. Мелисса не стремилась выйти за них замуж, так же как и они не ставили себе целью жениться на ней, и мистер Кроуфорд как раз принадлежал к их числу. Хотя он не так уж часто навещал девушку, ей казалось, что он смотрит на нее, как на свою младшую сестру.
Чарльз ушел последним, пообещав вернуться к обеду. Что бы ни было на уме у этого человека, ей лучше держаться от него подальше. И хотя Мелисса относилась к нему вовсе не благосклонно, она не могла не признать, что испытывает к Чарльзу непреодолимое влечение. И еще она боялась, что эта игра зайдет слишком далеко.
– Не могу поверить, что вы позволили лорду Расбону нас сопровождать, – заявила она, когда ушел последний гость. – Всему Лондону известно, какой он развратник. Да одно его присутствие поднимет вокруг меня скандал!
– Ерунда! – усмехнулась леди Каслтон. – В молодости он действительно был несколько несдержан, но сейчас ему как-никак двадцать семь лет. Самое время остепениться и завести семью. Моя кузина оставила ему внушительное состояние. Кстати, я не вижу для тебя более подходящей партии.
– Ни в коем случае! – решительно заявила Мелисса, возмущенная ходом бабушкиных мыслей. – Я ни за что не выйду замуж за такого развратника, каким бы ни было его состояние! И не поощряйте его. Я не хочу потом разводиться.
Леди Каслтон согласно кивнула, но с такой загадочной улыбкой, что Мелиссе показалось, что бабушка хитрит. Что ж, теперь у нее будет одной заботой больше.
Сэфтонский бал, устроенный для того, чтобы молодые люди могли найти себе спутника жизни в доме одной из Олмакских патронесс, являл собой довольно жалкое зрелище.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...