ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его будущее было в руках Генриетты, но самое скверное заключалось в том, что он уже не мог ее контролировать. От этого с каждым днем его раздражение росло.
Еще никому не удавалось держать его в таком напряжении. Она обращалась с ним, как с капризным ребенком. Но больше всего его раздражало то, что она никак не хотела осознать, что его положение в обществе намного выше ее. Она совершенно не проявляла уважения ни к его титулу, ни к его изысканным манерам. Ее, казалось, не интересовали его увлечения, и она ни капельки ни завидовала тому, что он всегда так элегантно и модно одет. В те редкие минуты, когда ей не удавалось ускользнуть от него, она только и делала, что критиковала каждую произнесенную им фразу, да еще с таким видом, будто была, по крайней мере, дочкой какого-нибудь герцога. За всю свою жизнь он не слышал столько упреков в свой адрес, сколько получил от Генриетты за эти две недели.
Здравый смысл удерживал Чарльза от удовлетворения его обычных потребностей. Болезнь бабушки помешала ему остаться в Брайд-порте, но не смогла подавить все разгорающееся желание. Он не мог себе позволить приближаться ни к служанкам, ни к деревенским девушкам, потому что тогда его бабушка немедленно бы об этом узнала. Много лет назад она устроила Чарльзу из-за этого скандал, запретив раз и навсегда иметь дело с кем-либо из ее прислуги. Тогда он решился попытать счастья у миссис Шарп, надеясь, что она не только красивая и моложавая женщина, но еще и вдова, которая тоже имеет соответствующие потребности. Но она оказалась на редкость благоразумной особой, и ее отказ чуть не свел Чарльза с ума. А искать приключений на стороне было слишком опасно. Сколько раз ему чудом удавалось избежать таких скандалов, какой произошел тогда у Виллингфордов!
Чарльз знал, что Виллингфорд его подозревает, но, несмотря на это, продолжал встречаться с его женой. Однажды Виллингфорд слишком рано вернулся из Линкольна и застал в своей спальне Чарльза с наполовину раздетой леди Виллингфорд. Войди он хоть бы на пять минут позже, Чарльзу не пришлось бы потом долго лечить выбитую челюсть. В течение той недели он уже несколько раз украдкой встречался с Карлой. Эта женщина была великолепной любовницей.
Чарльз становился все нетерпеливее, его чувства обострились до предела. Сейчас у него уже не возникало желания поцеловать мисс Шарп. Мало того, что эта девушка никогда ему не нравилась, теперь она стала ему даже противна. А когда Чарльз видел, как она нервно грызет ногти, он чувствовал неодолимое желание ударить ее по рукам, чтобы навсегда избавить от этой дурной привычки. А еще она была единственной женщиной, которая так открыто давала ему понять, что его ухаживания ни капельки ей не льстят. Даже когда она позволяла ему целовать ей руку в гостиной, он чувствовал, как ее переполняет бессильная злость.
Так Чарльз продолжал без дела слоняться по дому, ожидая вызова от бабушки и размышляя о возмутительном поведении своей невесты. «Господи, поскорей бы все это кончилось!»
Наконец адвокат закончил составлять завещание, и леди Лэньярд тотчас же вызвала к себе Генриетту. Нервы Чарльза натянулись, как струна. Теперь его будущее находится в руках этой малолетки, этой выскочки из низших слоев общества. Нет, наверное, лучше бы не впутывать ее в эту затею, а придерживаться первоначального плана. Может быть, ему бы повезло, и он бы смог убедить бабушку в том, что когда-нибудь он обязательно женится, но только не сейчас. Но что сделано – то сделано, и теперь Чарльз был бессилен что-либо изменить.
– Нам надо серьезно поговорить, – начала леди Лэньярд, когда Генриетта вошла и опустилась в кресло. – Я убедилась, что моему внуку не найти лучшей жены, чем ты, но я хочу, чтобы ты кое-что себе уяснила.
– Что же, миледи? – спросила удивленная Генриетта.
– Тебе известно его финансовое положение.
– Да. Он с самого начала был честен со мной, – заявила девушка. – И его откровенность послужила причиной моего согласия на брак. Чарльз знал, что ему будет трудно содержать небогатую жену, но и это не отпугнуло его от меня.
– Он всегда знал, что когда-нибудь унаследует мое состояние.
Генриетта прикинулась крайне удивленной.
– Но я не потерплю, чтобы он продолжал свои фривольные выходки, – сурово сказала леди Лэньярд. – Его дед проиграл значительную часть нашего состояния. Он сделался ходячим анекдотом в Лондоне, проигрывая так часто, что это уже стало постоянной шуткой во всех клубах, которые он посещал. Любой, кто нуждался в деньгах, мог запросто их получить, сыграв партию с лордом Расбоном и не приложив ровно никаких усилий. Отец Чарльза, наученный горьким опытом моего покойного мужа, не пошел по его стопам, а наоборот, сделал все, чтобы возродить наше доброе имя и увеличить былое состояние. Именно поэтому он женился на Элси. Как же он ошибся! Хотя он не принимал участия ни в каких азартных играх, ему все же удавалось терять деньги, вкладывая их в абсолютно неприбыльные предприятия. Единственное, что он правильно сделал, это то, что он умер, не успев заложить Суонси. Чарльз говорит, что презирает своего отца, но пока не изъявил большого желания хоть как-то улучшить свое положение. Окончив школу, он переехал в Лондон и теперь прожигает там жизнь, пропадая в клубах и спортивных кружках, соблазняя всех женщин подряд и периодически устраивая скандалы их мужьям.
Генриетта ужаснулась, но ничего не сказала, только согласно кивнула головой.
– Первый муж научил меня бережно относиться к деньгам, – продолжала леди Лэньярд. – Мне кажется, ты разделяешь мои взгляды.
– Конечно, миледи. Я привыкла судить о людях по их характеру и уму, а не по размерам их кошельков. Вот, например, один наш сосед, лорд Митчелл, серьезно увлекался литературой, потом стал знатоком творчества Чосера и остальных средневековых писателей, а теперь даже завершил работу над своей книгой, которая, кстати, всем очень понравилась. Можно только позавидовать человеку, который стал для многих примером того, как можно выбиться в люди, не имея ни богатства, ни власти.
– Значит, я в тебе не ошиблась. Надеюсь, ты направишь Чарльза на правильный путь. Научи его с пользой проводить время. Сначала объясни, как управлять поместьем. Знаю, это будет нелегко, так как за восемь лет он ни разу не поинтересовался, все ли там в порядке. Когда он осилит это, придумай что-нибудь новенькое. Ты лучше меня знаешь, чем он интересуется и на что способен. Несмотря на близкое родство, он не очень-то любит меня навещать. Но я его просто обожаю. Он такой же обаятельный и жизнелюбивый, как моя дочь. Будь с ним осторожна, девочка.
– Обещаю сделать все возможное, миледи, – заверила ее Генриетта.
– Точно так же ты должна воспитать ваших будущих детей, – прибавила леди Лэньярд.
– Обязательно, миледи.
– Все мы должны оставить после себя что-то хорошее, – торжественно произнесла леди Лэньярд, и взгляд ее потеплел.
– Любимое изречение леди Тендере, – безотчетно произнесла Генриетта.
– Ты знала леди Тендере? – воскликнула старушка. – Она – моя бабушка.
– Да нет же, – солгала Генриетта. – Просто вы не первый человек, который ее цитирует. Несколько лет назад я встретила в Бате одну даму, которая часто упоминала об этой самой леди Тендере. Ее философия повлияла на мое собственное мышление.
Девушку охватила паника, когда она пришла к потрясающему заключению: ее бабушка, леди Каслтон, тоже внучка леди Тендере и, следовательно, кузина леди Лэньярд. А это значит, что Чарльз – ее троюродный брат. «Господи, но почему мне вечно суждено быть вместе с моими родственниками?» – в ужасе подумала Генриетта.
Из-за того, что она чуть было не выдала себя, повторив мамину любимую поговорку, леди Лэньярд могла бы усомниться в ее честности. Но, казалось, все обошлось, и этого наскоро придуманного объяснения вполне хватило, чтобы усыпить подозрительность старой леди.
Их беседа продолжалась еще больше часа. Почти все это время леди Лэньярд рассказывала Генриетте о леди Тендере, этой сильной и своенравной женщине, которая вею свою жизнь совершала только добрые поступки. Она была верной женой, обожала своих детей и проводила с ними много времени. Ее нравственные изречения передавались из поколения в поколение, и только Чарльзу немного не хватало мудрости леди Тендере. Его мать умерла, когда он был трехлетним ребенком, не дав ему нужного воспитания, а отец никогда не мог служить примером для подражания.
Чарльз набросился на Генриетту, как только она покинула комнату леди Лэньярд и, затащив в дальнюю неосвещенную комнату, где никто не мог их подслушать, принялся расспрашивать.
– Ты слишком долго была у бабушки, – начал он. – Чем тебе удалось так заморочить ей голову?
– Завидуешь? – торжествующе прошептала Генриетта. – Ты считаешь, что мне надо было уйти, не дослушав ее указаний? «Извините, миледи, но мне надоело сидеть тут, и к тому же ваш ненаглядный внук, наверное, боится, что я случайно расскажу вам, какой он негодяй, и разрушу таким образом все его планы». Мне надо было так поступить?
Такая горячность сбила Чарльза с толку, и он спокойно улыбнулся девушке.
– Простите, Генриетта Шарп. Я просто измучился от неизвестности.
– Видно, ты не умеешь ждать, – спокойно заметила Генриетта, расхаживая по комнате и разглядывая стены, увешанные старыми портретами бывших обитателей поместья. – Ничего, отрицательные эмоции пойдут тебе только на пользу.
– Ну зачем ты так! – воскликнул Чарльз.
– Или ты считаешь, что я способна нарушить клятву? – Ее голос снова стал резким. – Ну конечно, ведь твое мнение на мой счет так и не изменилось.
– Что ты! Я произнес это не подумав, клянусь. Просто я перенервничал, – заверил ее Чарльз. – Ты великолепно справилась со своей задачей, и я тебе безмерно благодарен. Но о чем же все-таки вы так долго говорили?
– Сегодня она предавалась воспоминаниям о детстве, рассказывала о своей бабушке, леди Тендере.
Чарльз облегченно вздохнул и усадил Генриетту в кресло, поближе к камину.
– А, ну тогда я зря волновался. И спасибо тебе за помощь. Она может быть ужасно надоедливой, но я все равно ее люблю.
Лживый эгоист, единственное, что он любит, так это ее деньги. Но, в конце концов, это уже его дело. Так или иначе, завещание составлено, и ей больше ни к чему продолжать этот маскарад. Но прежде чем расстаться с Чарльзом, ей хотелось предупредить его о некоторых вещах, которые она заметила, находясь в комнате бабушки.
– Не хочу тебя расстраивать, но мне кажется, что у тебя еще будут с ней проблемы, – предостерегла она Чарльза.
– Какие проблемы? – спросил он, резко обернувшись в сторону девушки.
– Когда ты в последний раз ее навещал?
– Вчера. И две недели назад. Но я же болел все это время.
– Ну и как она, по-твоему, выглядит?
Она видела, как у него задрожали руки.
– Мне сейчас не до шуток, мисс Шарп.
– Может, она и не проживет долго, но сомневаюсь, чтобы это недомогание окончательно убило ее, – решительно заявила Генриетта, глядя Чарльзу прямо в глаза. – Сейчас ей намного лучше, чем когда мы только приехали. А то, что ты, наконец, обретешь свое счастье, пробудило в ней желание жить. Она протянет еще не один месяц и даже год.
– Проклятье! – взорвался Чарльз и бросился прочь от Генриетты.
Добежав до двери, он неожиданно повернулся и пристально посмотрел на девушку.
– А ты уверена?
– Ну конечно же, нет. Я ведь не доктор, – возразила Генриетта. – Она – старенькая и очень хрупкая. Любое недомогание может закончиться для нее смертью, она не переживет, если, скажем, завтра узнает какое-нибудь ужасное известие. С годами человеческое тело изнашивается, и никто из нас не избежит этой участи. Но ты можешь быть уверен, что в ближайшие дни ничего страшного с твоей бабушкой не случится.
– И что нам теперь делать? – Его пальцы нервно постукивали по спинке кресла.
– Что значит «нам»? Это уже ваша проблема, милорд. Я свое дело сделала. Моя бабушка уже, наверное, вернулась и ждет меня в гости. Так что завтра я намерена уехать.
– Но что я ей скажу?
– Придумай что-нибудь.
– Ты не можешь бросить меня в такой ситуации, – возразил Чарльз, схватив Генриетту за руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...