ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, я тебя прекрасно понимаю: Хефлин действительно ужасен, его даже не принимают в обществе.
– Спасибо, бабушка. Прошу прощения, я очень устала, но обещаю вернуться сразу же после того, как что-либо узнаю о Беатрисе. Она мне так помогала все это время!
Наконец-то Мелисса получила возможность расслабиться и спокойно наслаждаться жизнью в этом доме, не испытывая постоянного страха быть униженной лордом Хефлином. Но вскоре возникли новые проблемы. Леди Каслтон оказалась не такой уж беспомощной старушкой, какой ее представляла Мелисса. И вовсе не из-за бедности она отказывалась помогать своему покойному зятю. И у нее было достаточно средств, чтобы присутствовать на всех светских сезонах в Лондоне. Леди Каслтон была достаточно богата и обладала всеми нужными связями в городе, так что самые свежие сплетни очень быстро достигали ее любопытных ушей.
В первый же день она без обиняков заявила Мелиссе, что следующий сезон они непременно должны провести в Лондоне. Мелисса попробовала было возражать, но очень быстро поняла, что леди Каслтон была не из тех, кто привык считаться с мнением окружающих. Да и к тому же как она могла объяснить свой отказ? Не рассказывать же ей про лорда Расбона! Чего доброго этой старушенции еще придет в голову заглянуть в гости к леди Лэньярд.
– Что же мне теперь делать, Беатриса? – целую неделю после их приезда девушку мучил один-единственный вопрос – Бабушка настоятельно просила меня появиться в обществе. Но как я могу поехать с ней в город после всего, что случилось?
– Ты боишься встретить там Хефлина?
– Конечно! Правда, я не думаю, что Тоби удастся меня заставить, но ты не хуже меня знаешь, что иногда Хефлина просто невозможно остановить.
– Что правда, то правда. Но я думаю, тебе не стоит из-за него переживать, если что – леди Каслтон сможет тебя защитить.
– А что если я встречу Расбона? Больше всего меня беспокоит именно он. Одно его слово – и я погибла. Раньше я просто об этом не думала, но ведь он проводит в Лондоне каждый светский сезон, так что теперь у меня появился еще один повод для опасений.
– Подумай, ну зачем ему тебя разоблачать? – спросила Беатриса, наблюдая за тем, как садовники подстригают кусты.
– Но если его попытка одурачить леди Лэньярд провалилась, то он обязательно обвинит в этом меня. Ведь он почти две недели был прикован к постели, а я проводила все дни в беседах с его бабушкой. Как раз перед моим отъездом мы из-за этого поссорились. Пожалуй, наше расставание оставило в его душе неприятный осадок.
– Почему? – удивилась Беатриса. Мелисса залилась румянцем.
– Он пытался заставить меня, продолжать этот маскарад. Я отказалась. Тогда он начал ко мне приставать и даже насильно меня поцеловал. Он потерял голову настолько, что стал всерьез предлагать мне выйти за него замуж. В ответ он услышал от меня все, что я о нем думаю. Я поставила этого наглеца на место и убежала. Он решил, что теперь может делать со мной все что захочет, но я свою роль сыграла и не собираюсь потакать его капризам. По крайней мере, я рада, что сбила с него спесь.
Беатриса внимательно наблюдала за выражением лица своей кузины.
– Но что-то мне подсказывает, Мисси, что тебя пугает не только его уязвленное самолюбие. Скажи, почему ты так боишься этого мужчину?
– Да, он опасен, – вздохнула Мелисса. – Но я боюсь его, потому что… он мне очень нравится. Я до сих пор не могу забыть его поцелуев, они пробудили во мне столько новых чувств! Помнишь, ты что-то говорила насчет физического влечения и любви? Так вот, боюсь, что между мной и лордом Расбоном существует именно такая связь. И, если мы когда-нибудь встретимся, я думаю, ему не составит особого труда снова свести меня с ума. Я боюсь, что именно это меня погубит.
Несколько минут Беатриса не могла ей ничего ответить, только покачивала головой и сосредоточенно морщила лоб.
– Думаю, он на это способен, – наконец произнесла она. – Когда мы уезжали, его терпение, похоже, лопнуло, ведь он целых две недели находился в таком напряжении. Немудрено, что он так на тебя набросился. Но теперь, я думаю, он не испытывает к тебе ничего, кроме чувства благодарности. В конце концов, ты справилась со своей задачей даже лучше, чем он ожидал.
– Ты и вправду так думаешь? – с надеждой в голосе спросила Мелисса.
– Конечно. Даже если вы и встретитесь в Лондоне, не думаю, что он захочет перед всеми тебя опозорить. Ведь это повредит в первую очередь ему, а не тебе.
– Я так не думаю. Чарльз не из тех, кто держит свои обещания. Ему ничего не стоит нарушить слово джентльмена и устроить мне невообразимый скандал.
– Ну и зачем ему это нужно? – рассудительно продолжала Беатриса, взяв девушку под руку и направляясь обратно в дом. – Я думаю, что твои опасения беспочвенны. Что бы ты ни говорила, Расбон все-таки считает себя настоящим джентльменом. Он, может быть, еще не так опытен, как какой-нибудь лорд Хефлин, но никогда не посягнет на честь такой невинной девушки, как ты. И хоть мне и не по душе все эти ваши английские правила, но, надо отдать им должное, с ними ты всегда будешь защищена от разных мерзавцев. Он – сын виконта и внук барона. А ты – дочь графа и маркизы. Так что твое положение выше его, и тебе нечего опасаться.
Мелиссу рассмешил такой расклад вещей.
– Не очень-то это поможет, ведь я всего-навсего слабая женщина. Но в чем-то ты права. Он не посмеет добиваться расположения леди Мелиссы так, как он делал это с бедной мисс Шарп.
На следующий день Беатриса уехала домой. Мелиссе было невыразимо грустно расставаться с подругой, так как она успела к ней привязаться за долгие месяцы, проведенные вместе.
Теперь Мелисса осталась одна в доме ее бабушки, который все называли «Замок Виндком». Девушку познакомили с ее дядей, маркизом Каслтоном, жена которого умерла три года назад. Это был очень спокойный человек, почти не проявлявший интереса к политике или государственным делам. После нескольких минут общения с ним Мелиссе стало ясно, что этот человек напоминает ей лорда Лэньярда: он был такой же надменный и чопорный. Кузины Элеонора и Кларисса, шестнадцати и четырнадцати лет, тоже жили в этом доме. В общем, новоявленные родственники Мелиссы вели себя очень корректно, стараясь ни словом, ни делом не обидеть девушку, и делали все возможное, чтобы она не чувствовала себя лишней в их дружной компании.
Леди Каслтон объявила всему дому, что намерена вывозить внучку в свет и тут же приступила к ее обучению. Ужаснувшись, что Мелиссе так не хватает светской утонченности, она серьезно занялась ее воспитанием: научила правильно и грациозно двигаться, красиво сидеть («Не сутулься! Колени и ступни держи вместе!»), показала, как вставать и садиться за стол и как надо держать руки, чтобы они не мотались при ходьбе из стороны в сторону. Особенно рьяно леди Каслтон шлепала Мелиссу по рукам, пытаясь отучить от дурной привычки грызть ногти, и очень скоро руки девушки стали похожи на руки настоящей леди. Постепенно голос Мелиссы становился более мягким и нежным, и очень скоро от резкой хрипоты не осталось и следа.
Она изо всех сил старалась следовать всем указаниям своей бабушки и делала удивительные успехи. Мама тоже хорошо воспитывала ее, но после ее смерти большую часть времени Мелисса проводила в конюшне, возясь с лошадьми, и постепенно переняла манеры и диалект простых дворовых людей. Тогда ей и в голову не могло бы прийти, что когда-нибудь такая знатная леди будет заниматься ее воспитанием.
Теперь, когда манеры девушки стали более или менее удовлетворительными, она уже не чувствовала себя чужой в кругу своих утонченных родственников. Каждый день она встречалась с разными людьми, общалась и даже немного флиртовала с некоторыми из них. Кузины обучали ее новым танцевальным па, а дядя великодушно предоставил ей право пользоваться его богатой библиотекой. После стольких лет невежества она была просто счастлива, что у нее появилась возможность учиться, и Мелисса с увлечением читала одну книгу за другой.
Замок Виндком располагался недалеко от Эксетера, в узкой долине, окруженной невысокими холмами. Зимой здесь было намного теплее, чем там, где раньше жила Мелисса, таким образом, она почти круглый год наслаждалась ежедневными верховыми прогулками и прекрасными деревенскими пейзажами. Еще ей было приятно узнать, что ее любимую Огненную Бабочку купил один друг дяди Говарда, который теперь был согласен перепродать ее леди Каслтон.
В марте они с Мелиссой приехали в Лондон. Первые две недели они посвятили пополнению скудного гардероба девушки и ежедневным посещениям самых знатных лондонских леди. Но, как только произошло официальное открытие лондонского светского сезона, у них не осталось ни одной свободной минуты. Сначала Мелиссу представили при дворе, и после этого они бывали, по крайней мере, в шести местах каждый день, начиная с утренних прогулок в саду и заканчивая посещением музеев, балов, светских раутов, вечеринок и музыкальных вечеров. Раньше двух они обычно не возвращались, поэтому Мелиссе удалось всего три раза покататься утром на лошади.
Но в Лондоне ей предстояли не только развлечения. Мелиссу продолжали мучить сомнения относительно порядочности лорда Расбона. При встрече он вполне может ее узнать и одним словом погубить ее незапятнанную репутацию. Но он так и не появлялся, и постепенно девушка начала успокаиваться и даже избавилась от привычки искать его взглядом среди гостей. Несмотря на это, ей очень хотелось узнать, где он и что с ним, но она не могла найти в себе силы спросить об этом ни бабушку, ни кого-либо еще. Она хотела было написать ему, но подумала, что это тоже ее погубит, если он раскроет кому-либо ее секрет. Но еще больше она боялась встреч с лордом Хефлином, хотя прекрасно знала, что его не принимают ни в одном приличном обществе. В Лондоне об этом человеке ходили ужасные слухи, и больше всего людей интересовало, почему он так долго не показывается в городе. Он старательно избегал всяких общественных мероприятий и не был в Лондоне с прошлогоднего сезона, поэтому все с нетерпением ждали появление этого человека. Что будет, если лорд Хефлин увидит ее здесь, в Лондоне? Вдруг ему задумается проучить ее за то унижение, которое она заставила его испытать?
Отбросив эти мысли, Мелисса еще раз взглянула на свое отражение и поспешила вниз.
Олмакский прием начался, как всегда, в атмосфере полнейшей торжественности. Леди Стэфтон и принцесса Эстер принимали гостей. Поздоровавшись с ними, Мелисса и леди Каслтон подошли к леди Стокли и ее младшей дочери Элене, которая в этом году тоже впервые была представлена обществу. Девушки познакомились еще зимой и с тех пор стали неразлучными подругами.
– Добрый вечер, Элена, – произнесла Мелисса, радостно улыбаясь. – Сегодня ты прекрасно выглядишь!
И действительно, нежно-розовое муслиновое платье удивительно гармонировало с цветом волос и глаз этой девушки.
– А ты, как всегда, лучше всех – ответила она.
В этот вечер на Мелиссе было белое шелковое платье, расшитое золотом и зеленым шелком. На стройной шейке красовалось жемчужное ожерелье, а в волосах – жемчужная диадема.
В залу вошел элегантный молодой человек, но, увидев его, Элена состроила недовольную гримасу.
– Ты уже слышала о лорде Торнхилле? Тогда сделай вид, что не знаешь его.
– Но почему?
Эдвин Моррис, лорд Торнхилл, был единственным наследником графа Уайта и часто появлялся при дворе, как и сама Мелисса. Хотя этот человек был еще очень молод, о нем ходили ужасные легенды, будто он умел как-то странно смотреть на женщин, долго, не мигая, поэтому в обществе распространились слухи, будто все Моррисы колдуны и сердцееды.
Элена внезапно смутилась.
– Наверное, мне не следует тебе об этом рассказывать.
– Нет уж, расскажи, – потребовала заинтригованная Мелисса. – Клянусь, это останется только между нами. Так что же он натворил?
– Возможно, это неправда, – понизив голос, начала Элена. – Но я поражаюсь, как людям удается скрывать такие вещи. Вчера ночью состоялся этот скандальный бал у Кейвендиша. Так вот, когда лорд Добсон вышел в приемную, то увидел там Торнхилла, который развлекался с двумя танцовщицами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...