ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Традиционно приглашались только самые достойные люди из общества, что гарантировало прекрасным незнакомкам вечер веселья без угрозы для собственной репутации. В этом году хозяйка превзошла саму себя, оформив бальную залу так, чтобы она была похожа на лесную поляну. Деревья гигантских размеров упирались вершинами в потолок, их раскидистые ветви были украшены переливающимися гирляндами, а зеркала искусно усиливали общее впечатление. Изысканные букеты цветов и заросли папоротника окружали беседки, а веселые ручейки журчали в углах и альковах. Двери на террасу, украшенные по всей длине веточками диких кустарников, оставили открытыми на всю ночь для поддержания иллюзии девственного леса.
Под куполом залы красовалась богатейшая коллекция портретов. Древние греки и римляне, боги и богини, короли, королевы и другие известные правители, шекспировские персонажи, рыцари и французские придворные, испанские вельможи и русские князья, скандально известные пираты и отпетые мошенники, миловидные пастушки, цыгане и фрейлины – все они как будто тоже принимали участие в празднике.
Мелисса поправила рукой свою маску и таинственно улыбнулась леди Каслтон. Как ни странно, она не последовала совету бабушки, которая предлагала ей нарядиться Клеопатрой. Мелисса поступила так из боязни стать похожей на Генриетту, одевшись в платье черного цвета. Вместо этого она выбрала образ сказочной королевы по имени Титания. Виллис взбила золотистые волосы Мелиссы в пышную бесформенную копну, форма которой напоминала вздымающуюся пену золотой паутины, украшавшую ее наряд.
– Я и не ожидала увидеть что-либо подобное, – прошептала девушка, когда они с бабушкой поднимались по лестнице после того, как поздоровались с леди Ворбартон. Какой-то разбойник с большой дороги в черном маскарадном костюме усмехнулся, весело взглянув на Мелиссу прозрачно-голубыми глазами.
– Кошелек или жизнь! – прогремел он. – Вашу бальную книжечку, миледи, – потребовал он, но затем, поспешно исправившись, добавил: – Пожалуйста.
– Какой вежливый грабитель, – хихикнула Мелисса, хлопнув веером по его руке. – Но вам не осталось ничего, кроме контрданса после ужина.
– Уверен, у вас в запасе есть вальс. Меня убивает ваша жестокость, ваше величество, – взмолился он.
– А меня ваша самонадеянность, – парировала она. – Контрданс или, ничего, Чарльз.
Он скривился, но вынужден был покориться.
Вечер прошел почти как в сказке. Анонимность придавала ему еще больше волнующей таинственности, развеяв обычную светскую тоску. Где-то в темных уголках залы не смолкая звенел задорный смех, и даже самые чопорные молодые люди искренне наслаждались праздником.
Эмплай кружил Мелиссу в захватывающем ритме рила отбросив робость и по возможности поддерживая беседу. Он прекрасно выглядел в костюме Генриха VIII и много шутил по поводу дородного сложения своего короля. Джордж получил право вальсировать с ней, и от его близости Мелисса испытывала странное покалывание по всему телу. Он был одет, как Лакинвар, и, глядя ему в глаза, девушка гадала, решится ли он произнести те самые заветные слова. От этой мысли у нее перехватило дыхание. Кажется, она наконец-то в него влюбилась. Все-таки Джордж этого заслуживает как никто другой.
Ужин прошел в обстановке всеобщего веселья. Гвоздем программы стал лорд Хизртон, передразнивший неудачливого мистера Баулиса. Этот джентльмен, желая произвести благоприятное впечатление на одну юную леди, нанял лошадь, которая оказалась для него слишком горячей и в разгар светского раута сбросила незадачливого наездника прямо в Серпентин.
Вспомнив о том, что по правилам маскарада в конце вечера все маски должны быть сорваны, Мелисса заметно погрустнела. Ведь разоблачение ожидало ее в любой момент. Прежде чем кто-нибудь уличит ее во лжи, ей следовало бы самой раскрыть свой обман, но она совершенно не представляла, как это сделать, не причинив себе вреда. Длинный список ее прегрешений пополнился еще несколькими случаями вранья, как высказанного вслух, так и мысленного. И не только ей самой, но и Чарльзу может навредить ее неправильное поведение в недавнем прошлом. Неважно, заслуживал он порицания или нет, но ей не хотелось брать на себя ответственность и раскрывать его недостойное поведение.
– Прогуляемся немного? – предложил Джордж после перерыва, когда, вернувшись в бальный зал, они увидели, что музыканты еще не готовы продолжить свою игру.
– Пожалуй, – согласилась Мелисса, так как в комнате было нестерпимо душно. Она надеялась, что, выйдя на террасу, отвлечется от этих тревожных мыслей.
Молодые люди подошли к перилам, но затем Джордж незаметно увлек ее в сад, чтобы они могли побыть там наедине. И хотя Чарльз назвал Джорджа скучным, Мелисса все же была убеждена в обратном. Разумеется, с дядюшкой Говардом ему не сравниться, но, с другой стороны, Джордж никогда не удерживает ее руку в своей слишком долго и не пытается сорвать с ее губ поцелуй, как поступил бы на его месте любой влюбленный человек. Все же Мелисса хотела бы, чтобы ее муж был менее сдержанным. Однако через минуту она поняла, что недооценивала его. Улыбающийся Джордж, глядя ей прямо в глаза, провел девушку вдоль террасы и, повернув в густые заросли сада, решительно притянул к себе.
– Как вы красивы сегодня, дорогая, – неожиданно прошептал он. В следующую секунду она почувствовала, как его мягкие губы ласкают ее собственные. Подчинившись его внезапному порыву, Мелисса ответила на его поцелуй и, обняв Джорджа, нежно ласкала руками его шею, в то время как он прижимал ее к себе все ближе и ближе. Губы Мелиссы дрожали, она вся трепетала от его поцелуев, но они никак не могли заставить девушку потерять над собой контроль. Внезапно с террасы донеслись голоса, и влюбленные поспешно отскочили друг от друга.
– Нам пора возвращаться, – вздохнул Джордж, с неохотой отпуская руку Мелиссы.
– Да, – только и смогла выговорить девушка, будучи не в состоянии думать о чем-либо другом.
Чарльз, вынужденный находиться подле леди Каслтон, метался, как зверь в клетке. За его натянутой улыбкой скрывался неистовый гнев, в любую минуту готовый выплеснуться наружу.
– Что вы себе позволяете? Разгуливаете по саду одна, без компаньонки! – вне себя от злости прошипел Чарльз, затащив Мелиссу в одну из заросших плющом беседок, которые окружали освещенную террасу.
– Да как вы смеете?! – взорвалась Мелисса. – Джордж – настоящий джентльмен! У него и в мыслях не было обидеть меня.
Чарльз взбесился. Стиснув ее за локоть, он выскочил на улицу и потащил Мелиссу в сад.
– Где ваше чувство собственного достоинства, кузина? – грубо осведомился Чарльз.
– А где ваше? – ответила она, с ненавистью глядя ему в глаза. – Только что вы совершили точно такую же подлость.
– Вы хотите сделать так, чтобы он вас скомпрометировал и заработал репутацию недостойного человека? – продолжал Чарльз, отказываясь признать свою несправедливость и неуместность своих обвинений. Рафтон так явно собирался сделать ей предложение, что у Чарльза не осталось никаких сомнений в том, что помолвка не заставит себя ждать.
– Вы, кажется, недооцениваете ни меня, ни наше общество, сэр. Да будет вам известно, нет ничего предосудительного в том, что девушка гуляет по террасе с мужчиной, заслуживающим доверия. Но вы, человек с темным прошлым, видимо, судите остальных по себе. Мне до сих пор непонятно, как леди Ворбартон могла включить вас в список приглашенных.
– Ведьма! – прошептал Чарльз побелевшими губами. – Когда повсюду такие женщины, как вы, неудивительно, что крепкие браки распадаются один за другим.
– Ну да! У вас ведь в этих делах богатый опыт, – парировала она, не обращая внимания на то, что переходит все границы. – Сколько чужих жен вы уже соблазнили?
– Мы обсуждаем ваше поведение, а не мое, Мелисса, – прорычал он, хватая ее за плечи. – Порядочные леди не исчезают неизвестно куда с посторонними мужчинами, если они, конечно, не хотят, чтобы о них вскоре поползли слухи.
– Глупости! И вы знаете это не хуже меня. Как вы смеете читать мне мораль, в то время как сами не соблюдаете никаких правил приличия?
– Я не потерплю, чтобы какой-то капризный ребенок задел честь моей семьи!
Он уже не соображал, что говорил. У него возникло непреодолимое желание хорошенько встряхнуть ее. Или задушить. Или овладеть ею. Чарльза переполняли эти чувства, пока он, наконец, не пришел в себя и не осознал, где находится.
– Честь семьи! Вы, лорд Расбон, не несете за меня никакой ответственности, – ледяным тоном напомнила ему Мелисса. – Мы с вами очень дальние родственники, так что вы можете не бояться, что своим поведением я причиню вам вред, даже если я буду вести себя, как распутница. К тому же если мое поведение действительно вызывающее, то бабушка очень скоро даст мне об этом знать. А в том, что я провела пару минут наедине с порядочным джентльменом, который к тому же просит моей руки, нет ничего непристойного. А теперь перестаньте вести себя, как осел, и проводите меня обратно в танцевальный зал.
Лицо Чарльза потемнело от злости. Легкий ветерок шевелил пышную копну ее золотых волос, ласкал бархатную кожу. Он понимал всю опасность сложившейся ситуации, но не мог препятствовать победе желания над долгом в борьбе, в которой воля должна была пересилить вожделение.
Застонав, он заключил девушку в объятия и жадно прильнул к ее губам, пытаясь раздвинуть их языком, чтобы ощутить сладость ее поцелуя. Через мгновение Чарльз, обезумев от страсти, уже ласкал руками ее спину и бедра.
Мелисса вырвалась из объятий Чарльза и залепила ему звонкую пощечину, от которой у него на лице осталось красное пятно.
– Хам! – сверкнув глазами, закричала девушка ему в лицо. – Подлец! Вот вы и оправдали свою репутацию! Как вы смеете целовать другую женщину? У вас же есть невеста!
– Что? – Он был явно шокирован.
Но что случилось? Мелисса ответила на его поцелуй, и ей это понравилось не меньше, чем ему. В голове Чарльза все перепуталось, руки его дрожали, он просто умирал от желания прижать ее к себе.
– Мне хорошо известно, что вы помолвлены с мисс Шарп, помолвлены уже несколько месяцев. Когда же свадьба?
– Откуда вы это знаете? – спросил он.
Неужели леди Лэньярд сказала? Но зачем? Глупый вопрос! Это же еще один способ заставить его жениться. Теперь у него не останется другого выхода, кроме как пойти под венец с этим жалким созданием, так что отрицать помолвку просто бессмысленно. Чарльз содрогался при одной мысли об этом.
– От вашей бабушки, разумеется. Она так обрадовалась, узнав, что вы наконец-то остепенились, что сразу же написала об этом своей кузине. Честно говоря, мне жаль эту девушку. Хороший муж из вас не выйдет.
– Хватит, леди Мелисса, хватит, – перебил Чарльз, стараясь говорить ровным голосом. – Я еще не женат, и мисс Шарп ни о чем не узнает. Но не пытайтесь отрицать, что вы наслаждались в эти секунды не меньше, чем я. – Он продолжал поглаживать ее руку, и ей действительно было приятно.
– Естественно, – согласилась Мелисса и тотчас же отдернула руку. – Ничего другого я и не ожидала от человека с такими глубокими познаниями. Но настоящий джентльмен не стал бы заставлять леди делать что-то против ее желания. А вы – мерзавец и развратник! Истории о вашей распущенности возникают повсюду, где бы вы ни появились. Как вы, должно быть, знаете, о скандале у Виллингфордов говорили еще очень долго после того, как вас с позором вышвырнули из их дома.
Он набрал в легкие побольше воздуха и собрался было все объяснить, но девушка не дала ему вымолвить ни слова.
– Вы думали, что мне ничего об этом не известно? Да я знакома с ними всю жизнь. Их поместье соседствует с домом моего брата. Если вы не поклянетесь впредь контролировать свои низменные желания, мне придется опозорить вас у всех на глазах и запретить вам появляться в доме Каслтонов. И вообще, вы собираетесь провожать меня обратно к бабушке или мне пойти одной и рассказать о вашем вероломстве?
Еле сдерживая ярость, он подчинился.
Проводив их домой, Чарльз вернулся к себе, налил стакан бренди и принялся размышлять над словами Мелиссы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...