ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не вытер слезы с глаз, полагая, что они усилят его аргументацию.
- В знак примирения я дам тебе кой-какие сведения.
Джонатан не отреагировал.
- Человек, который вел со мной денежные расчеты по поводу смерти Анри - это Клемент Поуп, драконовский мальчик на побегушках.
- Сведения, конечно, полезные.
- Джонатан, скажи... А если бы Анри меня продал?
- Он никогда не поступил бы так с другом.
- Но если бы? Ты бы и его преследовал, как меня?
- Да.
Майлз кивнул.
- Так я и думал. - Он устало улыбнулся. - И это сильно портит мне дело. И все же я не собираюсь дать себя убить, принести себя в жертву твоему извращенному поклонению великим традициям дружбы. Ни рай, ни переселение душ меня не привлекают. Первое скучно, второе нежелательно. Поэтому я чувствую себя обязанным защитить свою быстротечную жизнь всеми имеющимися у меня средствами. Даже если для этого придется убить тебя, мой милый Джонатан.
- А что еще тебе остается?
- Вряд ли я пришел бы на торжище, не имея никакого товара.
На площадке появился Биг-Бен. Со своей обычной широкой улыбкой он направился было к Джонатану, но тут увидел Майлза и, переменив решение, уселся за стойку бара, уставившись на борца с заметным отвращением.
- Ты мог бы, по крайней мере, уделить мне внимание, Джонатан.
- Пришел мой друг.
- А он сознает, какую цену ему, возможно, придется заплатить за привилегию быть твоим другом?
- Мы попусту теряем время, Майлз.
На устах Джонатана вновь появилась ласковая боевая улыбка.
- Когда я ушел из ЦИРа, Джонатан, я занялся бизнесом в Сан-Франциско. Я занимаюсь перевозками. Перевожу товар с одного места на другое и там его распределяю. Самый разный товар. Чрезвычайно прибыльное дело. Но жизнь у меня не такая уж сладкая - всюду мерещится твоя тень.
- Ужасно.
- И вот в начале этого месяца я получил заказ перевезти кой-какую информацию из Монреаля в... в другое место. Для получения этой информации пришлось убить одного агента. Я в этом убийстве участия не принимал, поскольку, в отличие от тебя, кровожадностью не отличаюсь. - Он посмотрел на Джонатана, ожидая реакции. Никакой реакции не последовало. - Но я знаю, кто участвовал в убийстве. Одного из них вы вскорости шлепнули. А теперь охотитесь за вторым. Дракон сказал тебе, что ко времени санкции его люди точно установят его личность. Может быть. Может быть, и нет. Я знаю, кто это был, Джонатан. А пока этих сведений нет у тебя, ты в большой опасности.
- Как так?
- Если я этому человеку скажу, кто ты и что, дичь превратится в охотника.
- Но ты готов выдать этого человека мне?
- В ответ на твое обещание перестать преследовать меня. Это очень выгодная сделка - не упускай же ее.
Джонатан посмотрел из окна на девушек, собравшихся в кружок возле бассейна. Они смеялись и визжали, весело терзая бедного и такого ранимого шпица, который отчаянно кружился на одном месте, стуча когтями по кафелю. Джонатан повернулся и посмотрел на телохранителя, который все еще сидел за стойкой, приглядывая за Майлзом.
- Я подумаю о твоем предложении, Майлз.
Майлз ответил усталой страдальческой улыбкой.
- Пожалуйста, оставь свои игры для дурачков. Яне могу оставаться пассивным и незащищенным, покаты будешь "думать". По-моему, ты сам учил меня не стараться обжулить жулика.
- Мое решение ты узнаешь через пять минут. Годится? - Голос Джонатана внезапно потеплел. - Как бы то ни было, Майлз, мы были когда-то друзьями, и потому...
Он протянул руку. Майлз был удивлен, но обрадован. Они обменялись крепким рукопожатием, а потом Джонатан подошел к бару, где сидели только Бен и блондинистый телохранитель. Последний сидел, откинувшись на двух задних ножках табуретки, спиной к стойке, на которой покоились его локти. Он глазел на Джонатана с язвительно-высокомерной гримасой. Джонатан подошел к нему, всем видом выражая смирение и робость.
- Ну, вот видите, мы с Майлзом поладили, - сказал Джонатан с робкой, неуверенной улыбкой. - Позвольте мне купить вам что-нибудь выпить?
Борец почесал ухо в презрительном молчании и еще дальше запрокинулся на своей табуретке, словно желая быть как можно дальше от этого раболепного ничтожества, осмелившегося поднять руку на мистера Меллафа.
Джонатан будто и не заметил этого жеста отказа.
- Ой, я так рад, что все так удачно вышло. Никому с моими габаритами не хотелось бы сцепиться с гигантом вроде вас.
Борец понимающе кивнул и оттянул плечи вниз, выпячивая грудные мышцы.
- В общем, такие дела, - сказал Джонатан и отошел. Однако первый же шаг назад он завершил стремительным движением ноги, выбившим табуретку из-под борца. Плюхаясь оземь, тот еще в полете приложился головой сначала к стойке, потом к бронзовой перекладине для ног. Обезумев от боли, с упавшими на лицо волосами, борец и пошевельнуться не успел, как Джонатан наступил ему каблуком на лицо и на том же каблуке прокрутился. Нос под каблуком хрустнул и сплющился. Этот звук подогнал желчь к самой глотке Джонатана, у которого от рвотного позыва даже щеки опали. Но он знал, что в подобных ситуациях необходимо - чтобы боль не скоро забылась.
Джонатан встал на колени возле борца и поднял его лицо за волосы, приблизив его на расстояние нескольких дюймов к собственному лицу.
- Послушай меня. Я не желаю, чтобы ты торчал поблизости от меня. Я этого боюсь. Я не люблю бояться. Так слушай. Хоть раз подойдешь ко мне - и ты покойник. Эй! Слушай! Не отрубайся, пока я с тобой говорю!
Глаза борца были затуманены от боли и растерянности, и он не реагировал.
Джонатан тряс его за волосы, пока несколько прядей не осталось у него между пальцами.
- Понял, что я сказал?
- Да. - Ответ был еле слышен.
- Молодец.
Джонатан бережно положил голову обратно на пол. Он встал и посмотрел на Бена, который наблюдал за всей сценой, не шелохнувшись.
- Будь добр, Бен, позаботься о нем.
- Ладно, старик. Но черт меня побери, если я понимаю, что здесь происходит.
- Попозже об этом поговорим.
Двое индейцев-помощников официанта кряхтели, выполняя задачу по доставке поверженного великана к нему в номер, а Джонатан вернулся ко входу на площадку. Он остановился там, издали поглядел на Майлза, который единственный из постояльцев знал, что произошло столкновение. Их глаза так схожие по цвету и холодному выражению - на мгновение встретились. Затем Майлз медленно кивнул и отвернулся, грациозно смахнув пылинку с рукава своего бархатного пиджака. Он получил ответ.
АРИЗОНА, ВЕЧЕР ТОГО ЖЕ ДНЯ
Джонатан сидел на кровати, упершись спиной в вертикально поставленную подушку и вытянув ноги перед собой. Он скрутил вторую самокрутку, облизнул ее - и забыл закурить, устремив отсутствующий взор в нарастающую тьму.
Он начерно прикидывал, как ему убрать Майлза. Не было никакой возможности убрать его прежде, чем тот успеет предупредить объект, кто такой Джонатан на самом деле. В Швейцарии все будет зависеть от того, сумеет ли Спецрозыск точно и своевременно установить личность объекта.
Внезапно внимание Джонатана переключилось на происходящее: он услышал еле слышный металлический скрип за дверью своего номера. Он медленно приподнялся с кровати, слегка прижимая матрац ладонями, чтобы не звенели пружины. В дверь очень тихо постучали - явно с тем расчетом, чтобы не разбудить его, если он спит. Он не ожидал, что Майлз так быстро сделает свой ход, и пожалел, что у него нет при себе оружия. Стук повторился, и он еще раз услышал металлический скрип. Он прокрался к стене и замер у той стороны двери, где были навешены петли. В замке повернулся ключ, дверь чуть-чуть приоткрылась, и комнату прорезал луч света. Он в напряжении замер. Дверь тут же распахнулась настежь, и кто-то, не заходя в комнату, что-то шепнул. На ковре появились две тени: одна мужская, другая какого-то чудища с огромным диском на голове. Когда тени чуть приблизились, Джонатан ногой захлопнул дверь и навалился на нее всем телом. Послышался удар, оглушительный скрежет, лязг металла, звон разбитого стекла, и он моментально понял, что это такое было.
Чувствуя себя окончательным кретином, он открыл дверь и выглянул. Биг-Бен привалился к противоположной стене коридора, а официант-индеец с ошалелым видом сидел на полу среди столового серебра и осколков посуды. На его пиджаке было наглядно представлено все меню.
- Ты не поверишь, старик, есть такие люди, которые, если ужинать не хотят, говорят об этом словами.
- Я не знал, что это ты.
- Надеюсь!
- Заходите.
А теперь что ты задумал? Забить меня до смерти сервантом?
Бен распорядился убрать весь хлам и подать ужин еще раз. Потом он вошел в комнату Джонатана и при этом, явно играя на публику, одним прыжком перемахнул через порог и включил свет, пока с ним еще чего-нибудь не произошло.
Джонатан сразу принял деловой тон, частично оттого, что хотел еще поработать над планом, который созрел у него, пока он сидел в темноте, частично of нежелания заострять внимание на своем недавнем промахе.
- Бен, что тебе известно о тех троих, с которыми мне идти на Айгер?
- Не много. Мы обменялись несколькими письмами, все по поводу восхождения.
- Можно их перечитать?
- Конечно.
- Спасибо. Теперь вот еще что. У тебя есть подробная карта этого района?
- Конечно.
- Можно взять?
- Конечно.
- Что находится к западу от нас?
- Ничего.
- Именно так мне и показалось с самолета. Какого типа это ничего?
- Самого мерзопакостного. Камни, песок - и все. Тянется до бесконечности. Долина Смерти по сравнению с этой дырой - просто оазис. Тебе, старик, соваться туда без надобности. Человек там за два дня может концы отдать. В такое время года температура там до ста пятнадцати в тени, да только эту самую тень там не больно-то найдешь.
Бен позвонил по телефону и велел принести из своего кабинета карту и пачку писем, а заодно и полдюжины пива. Потом он позвал Джонатана, который пошел в туалет вытряхнуть пепельницу.
- Лопни мои глаза, ни черта не понимаю, что вокруг происходит! Конечно, если не хочешь, можешь мне не говорить.
Джонатан поймал его на слове.
- Нет так нет. Ты же не обязан мне говорить. А зачем?! Раздаешь людям пощечины в моем дворике. Головы им проламываешь в моем баре. Бьешь мою посуду. Меня это совершенно не касается.
Джонатан вернулся в комнату.
- У тебя, часом, нет парочки пистолетов, Бен?
- О-о-о!
- Ну хоть дробовичок найдется?
- Погоди-ка, старик...
Джонатан сел в кресло напротив Бена.
- Я в затруднительном положении. Мне нужна помощь. - Тон его предполагал, что у друга он рассчитывает получить эту помощь.
- Джон, ты же знаешь, я готов помочь тебе всем, чем могу. Но если тут начнут людей убивать, мне прежде следует знать, что тут такое происходит, верно?
В дверь постучали. Бен открыл, и на пороге появился официант с пивом, папкой и картой. Он вошел только после того, как внимательнейшим образом осмотрелся, и вышел так поспешно, как только позволяли приличия.
- Хочешь пива? - спросил Бен, сдирая с банки крышку.
- Нет, спасибо.
- Тем лучше. Всего-то шесть банок.
- Бен, что ты знаешь о Майлзе Меллафе?
- Это тот, с которым ты говорил? Да ничего особенного. Похоже, он жук тот еще. Вот примерно и все, что я о нем знаю. Приехал сегодня утром. Хочешь, чтобы я его выставил?
- Да нет. Как раз хочу, чтобы он здесь и оставался.
Бен усмехнулся.
- Да уж, он явно множество девок распаляет. Так вокруг него и крутятся, будто он на свой член патент получил. Я видел, что даже Джордж на него глазеет.
- Ее ожидало бы большое разочарование.
- Да, примерно так я и подумал.
- А что насчет второго? Большого, белобрысого?
- Они приехали вместе. Номера сняли смежные. Я из города доктора вызвал, он ему носик немножко поправил, да только не очень похоже, что этот тип когда-нибудь станет тебе действительно хорошим другом. - Бен смял пустую банку и задумчиво откупорил вторую. - Знаешь, Джон. Что-то не понравилась мне эта драка. Уж больно лихо ты его отделал - для пожилого университетского профессора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...