ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Я знал, что все так и будет.
Жан-Поль жадно приложился к фляге с водой, потом откинулся на, веревку, закрепленную на крюке карабином.
- Я и не предполагал, что вы, джентльмены, намереваетесь бежать в гору! Поимейте снисхождение к моим сединам! - Он поспешил рассмеяться, пока никто не успел подумать, что он шутит.
- Сейчас вам вполне хватит времени на отдых, - сказал Карл. - Мы пробудем здесь час как минимум.
- Час! - возмутился Жан-Поль. - Вот здесь вот нам целый час придется сидеть?
- Мы отдохнем и немного позавтракаем. Подниматься по желобу еще слишком рано.
Джонатан согласился с Карлом. Хотя альпинист на Айгере должен ожидать, что гора будет обстреливать его камнями и льдом относительно регулярно, принимать на себя настоящую канонаду не было никакого смысла - а именно так гора реагирует на пришельцев в середине утра. Камни и прочий "мусор", вмерзший в гору за ночь, высвобождаются утренним солнцем, вызывающим таяние, и летят вниз с грохотом, по непредсказуемым дугам, с рикошетами, от самой мульды Белого Паука, расположенного прямо над группой, хотя и значительно выше. Классический маршрут подъема проходит намного западней этой естественной линии огня.
- Сначала мы дадим горе провести утреннюю приборочку, а потом пойдем на желоб, - объявил Карл. - Тем временем давайте полюбуемся природой и немного перекусим, да?
По искусственному оживлению Карла Джонатан понял, что на руководителя рев воды, мчащейся над ними по желобу, тоже произвел сильное впечатление. Но было не менее очевидно, что к критике или советам он не будет восприимчив.
И все-таки:
- Похоже, у нас впереди неплохое купание, Карл.
- Конечно, герр доктор. Что вы имеете против утреннего душа?
- Даже если мы и сможем пройти, нас это здорово вымотает.
- Да, Восхождение требует от человека многого.
- Сопляк.
- Что?
- Ничего.
Жан-Поль снова приложился к фляге, потом передал ее Карлу, который тут же вернул ее, отказавшись от воды. Не без труда затолкав пластмассовую флягу в рюкзак, Жан-Поль с восторгом окинул взглядом долину.
- Прекрасно, да? Просто восхитительно. Наверное, Анна в этот самый момент смотрит на нас в телескоп.
- Наверное, - сказал Джонатан, хотя сильно в этом сомневался.
- Мы пойдем на желоб одной связкой, - сказал Карл. - Я пойду впереди, Андерль будет страховать сзади.
Джонатан снова прислушался к реву воды.
- Такой маршрут был бы легче зимой, когда меньше тает.
Андерль рассмеялся.
- Ты предлагаешь нам подождать?
Бен услышал всплеск речей на террасе под окном своего номера, и отчетливо техасский голос воплотил в себе многоязыкую плачевную песнь разочарования:
- Во бли-ин! Что за дела? Я свои билетики извел, чтоб посмотреть, как они там на скале прохлаждаются, а как только мое время кончилось, так они начинают что-то там делать. Эй, Флойд! Сколько это будет на настоящие деньги?
Бен выбежал из своей комнаты на луг, подальше от отеля и Айгерских Пташек. На установку телескопа ему понадобилось десять минут. С самого начала этот длинный диагональный желоб Карла тревожил его больше, чем какой-либо другой участок восхождения. Попав в фокус, далекий склон стал четко виден, потом опять сделался размытым, потом вновь отчетливо проступил в глазке телескопа. Он начал со дна желоба и повел трубу вверх и вправо, следуя вверх по склону за темным шрамом в теле скалы. На выходе из желоба виднелась шапка пены, и Бену стало ясно, что сейчас в желобе - настоящая горная река. Он знал, что группе придется проходить ее против течения, а поток будет выбивать из-под них опоры, и при этом они будут постоянно открыты для всех опасностей камнепада, беспрерывно грохочущего по этому естественному тоннелю. Когда он поймал в телескоп альпиниста, шедшего последним, ладони у него уже были липкими. Желтая куртка - это, стало быть, Андерль. А выше - тоненькая, как нить паутины, веревка тянется к белой куртке: Жан-Поль. Над ним виднелась голубая штормовка Джонатана. Карла за складкой горы не было видно. Они двигались неритмично и очень медленно. "Этот поток воды с кусками льда - сущий ад", - подумал Бен. Почему они не разделятся? Потом он сообразил, что пути к отступлению у них нет. Раз уж начали подниматься против горного потока в связке по четверо, остается только продолжать. Стоит лишь на мгновение поддаться потоку, дать ему малейшее послабление - и у них появляются прекрасные шансы кувырнуться вниз по желобу и дугой пролететь через шапку пены прямо в пропасть.
По крайней мере, они двигались вверх, это уже кое-что. Они поднимались по очереди, и пока один шел, остальные искали какие угодно опоры, чтобы подстраховать идущего - самого уязвимого. Может быть, там, вне поля зрения телескопа, Карл нашел надежную опору. Так пытался внушить себе Бен. Может быть, они в меньшей опасности, чем казалось отсюда.
Внезапно в полоске из разноцветных точек возникло какое-то напряжение.
Они больше не двигались. Опыт Бена подсказал ему, что что-то произошло.
Он выругался - не было возможности получше рассмотреть. Маленькое нетерпеливое движение телескопом - и он вообще потерял их. Он громко чертыхнулся и снова поймал их в окуляр. Веревка над Андерлем болталась свободно. Белая куртка - Биде - висел вниз головой. Он сорвался. Веревка над ним была туго натянута и шла к голубой куртке - Джонатану, который стоял, распластавшись по скале, вжимаясь в нее. Это означало, что его сорвало с опоры и теперь он удерживает свой собственный вес и вес Биде на одних руках.
- Где, черт побери, Карл?! - заорал Бен. - Чтоб у него кишки лопнули!
Джонатан сжал зубы и сосредоточил все силы на том, чтобы не разжать пальцы, впившиеся в трещину над головой. В этом усилии, похожем на агонию, он был одинок: от остальных его изолировал оглушительный рев воды слева. Упорный ледяной поток стекал по рукавам, подмораживая грудь и подмышки. Он не тратил дыхания на крик. Он знал, что Андерль внизу сделает все, что в его силах, и надеялся, что Карл наверху нашел трещинку для крюка, и страхует их с устойчивой опоры. На веревке, обвитой вокруг талии Джонатана, мертвым грузом висел Жан-Поль, веревка выдавливала из него воздух, и он не знал, сколько еще сможет продержаться. Быстрый взгляд через плечо показал, что Андерль уже карабкается без всякой страховки, вверх по ревущему желобу в направлении Биде, который даже не шевельнулся с того самого момента, как камень, просвистевший мимо Джонатана, ударил его в плечо и сбил с ног. Жан-Поль лежал вниз головой посреди потока, и Джонатан невольно подумал, как нелепо было бы утонуть при восхождении.
Руки у него больше не болели. Они вообще ничего не чувствовали. Он не мог определить, достаточно ли крепко они держат, чтобы удержать его, и поэтому он вжимался в скалу, пока мышцы предплечий не заходили ходуном. Если вода или камень собьют Андерля, ему никак не удастся удержать их обоих. О чем, черт возьми, думает Карл?!
Потом веревка на поясе ослабла, на смену ее давлению пришла волна боли. Андерль добрался до Жан-Поля и корпусом вклинился поперек желоба, удерживая Биде на коленях, чтобы у Джонатана хватило слабины, и он мог бы найти зацеп для ноги.
Джонатан подтянулся, и руки завибрировали от напряжения. После бесконечно долгих секунд носок одного ботинка нащупал опору, и нагрузка на руки ослабла. На руках были ссадины, правда, неглубокие, от потока ледяной воды они занемели и не очень болели. Быстро, насколько хватило решимости, он отмотал достаточно веревки, чтобы подняться еще выше, и полез вверх, Обогнув складку в скале, он увидел Карла.
- Помоги мне!
- В чем дело?
Карл давно уже нашел нишу, где закрепился, страхуя тех, кто остался внизу. Он и представления не имел, что внизу что-то произошло.
- Тяни! - крикнул Джонатан, и общими усилиями они оттащили Биде от Андерля, И очень вовремя - под тяжестью Биде сильные ноги австрийца стали уже подгибаться.
Андерль обполз неподвижное тело Биде и вскарабкался до той опоры, которую прежде занимал Джонатан. Теперь Биде был в безопасности - его держали с двух точек. С того места, где находились Карл и Джонатан, они не могли видеть, что происходит внизу, но Андерль потом рассказал им, что у Жан-Поля было комически-недоуменное выражение лица, когда он пришел в себя и обнаружил, что висит посреди водопада. Сам упавший камень сильного вреда ему не причинил, но когда Биде сорвался, то сильно ударился головой о скалу. Рефлексы скалолаза возобладали над головокружением и слабостью, и Жан-Поль тоже начал карабкаться наверх. И вскоре все четверо теснились в маленькой, но надежной нише, найденной Карлом.
Когда последняя куртка исчезла за складкой скалы на вершине желоба, Бен оторвался от телескопа и впервые за последние десять минут вздохнул полной грудью. Он осмотрелся, где трава повыше, и блеванул.
Двое из молодых альпинистов, которые стояли рядом, озабоченные и беспомощные, отвернулись, чтобы создать Бену хотя бы видимость уединения. От смущения они хмыкнули друг другу.
- Промокли, замерзли, но до дыр не износились, - поставил диагноз Карл. - И самое худшее уже позади. К чему такая мрачность, герр доктор?
- Спуститься по этому желобу мы не сможем, - категорично заявил Джонатан.
- К счастью, нам это не понадобиться.
- Но если дело дойдет до отхода...
- У вас так называемое "мышление Мажино", герр доктор. Мы не будем отходить. Мы поднимемся на вершину по этому склону, а спустимся по другому..
Бравада Карла вызвала у Джонатана сильнейшее отвращение, но он ничего не сказал. Вместо этого он повернулся к Андерлю, который дрожал на выступе рядом с ним:
- Спасибо, Андерль. Ты был хорош.
Андерль кивнул, но не из эгоизма, а искренне признавая четкость и безошибочность своих действий. Он просто выразил согласие с их одобрительной оценкой. Потом он посмотрел на Карла.
- Ты не знал, что у нас непорядок?
- Нет.
- По веревке этого не почувствовал?
- Нет.
- Плохо.
Эта простая оценка задела Карла больше, чем любые упреки.
Джонатан завидовал Андерлю, его самообладанию - сидит себе на краю пропасти, задумчиво смотрит туда, и все. Сам Джонатан ни в коей мере не был спокоен. Он дрожал, промокший насквозь и продрогший, и его все еще подташнивало от резкого прилива адреналина.
Что касается Биде, то он сидел рядом с Джонатаном и осторожно трогал шишку над ухом. Внезапно он громко рассмеялся.
- Странно, да? После того как меня камень с опоры сбил, ничего не помню. Наверное, это было целое событие. Жаль, что я его проспал!
- Вот это настоящий спортсмен! - сказал Карл, сделав легкое ударение на третьем слове, чтобы подчеркнуть разницу в настроениях Биде и Джонатана. - Сейчас мы немножко отдохнем и соберемся с духом, а потом - вперед! Насколько я изучил этот маршрут, следующие четыреста метров будут просто детской игрой.
Каждый нерв в теле Бена устало ныл, измотанный душевным напряжением и физическим стрессом - он бессознательно старался помочь четверке, внутренне повторяя каждый их шаг, управляя их движением как бы телепатически. В глазах гудело от напряжения, мышцы лица застыли в гримасе озабоченности. Он нехотя похвалил Карла: когда водопад остался позади, тот стремительным и четким маршем повел группу вверх по девственной скале, мимо окошек Айгервандской станции, через длинную балку, забитую снегом и льдом, которая подвела их к мощному "бараньему лбу", выпирающему из Полоски скального грунта на границе Первого и Второго Ледников. Чтобы подняться на этот отвесный лоб, потребовалось два часа отчаянных усилий. После двух безуспешных попыток Карл снял с себя рюкзак и атаковал лоб с таким акробатическим самозабвением, что удостоился аплодисментов на террасе отеля, когда наконец, взобрался на вершину. Этой краткой овации он, разумеется, услышать не мог. При страховке сверху остальные смогли залезть на лоб с относительной легкостью.
Следуя своему дневному распорядку, шапка айгерских облаков опустилась и скрыла альпинистов из виду на два послеполуденных часа. За это время Бен разогнул свою согбенную за телескопом спину и пообщался с назойливыми репортерами - в основном посредством рыка и односложных ругательств.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...