ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет-нет, ничего страшного! — успокаивающе воскликнула она, заметив испуг на лице Мерри. — И не смей носиться со мной, как с престарелой родственницей.
— Слушаюсь, мэм, — кротко отозвалась девушка. Элис осторожно пошевелила пальцами.
— Насколько я понимаю, никаких серьезных повреждений нет, — подытожила она, — но я бы с огромным удовольствием вымылась.
— Воду сейчас принесут, — сказала Мередит. Едва она успела произнести эти слова, как раздался стук в дверь, и две горничные внесли в комнату тазы с горячей водой, чтобы наполнить ванну.
— Я пошлю твоему будущему мужу не одно, а два рекомендательных письма, — пообещала Элис Мерри.
Оставшись одна, она с удовольствием смыла с себя грязь и копоть, а также запах гари и дыма, который, как ей казалось, пропитал ее пышные волосы. С сожалением выбравшись из ванны, Элис ощутила, что все еще не готова к неизбежной встрече со всем тем, что ждало ее за пределами спальни.
Вытерев насухо волосы, Элис расчесала их, заплела в косы и соорудила свою обычную прическу в виде короны. Одеваясь, Элис невольно обратила внимание на то, что вещи, подобранные Дэвенпортом, пришлись ей почти впору. Несомненно, он прекрасно разбирался в размерах женского платья, ехидно подумала она. Брюки оказались ей немного тесны в бедрах и слишком свободны в талии, носки и сапоги были великоваты, но в целом одежда и обувь вполне подошли — тем более, напомнила себе Элис, что нищим не к лицу привередничать.
Спустившись вниз, она застала Дэвенпорта в библиотеке. Сидя за столом, он над чем-то работал. При ее появлении Реджи поднялся.
— Вы выглядите вполне свежей и отдохнувшей, — заметил он.
— Так и есть. — Элис опустилась на стул. — Мы с Аттилой вам очень обязаны.
— Возможно, у вас имеются для этого основания, но у Аттилы их нет. Заверяю вас, что я спас это никчемное животное совершенно случайно, — с улыбкой сказал Дэвенпорт, садясь на свое место.
Черно-белая колли, лежавшая у ног Дэвенпорта, подбежала к Элис. Управляющая потрепала овчарку по мохнатой шее.
— Кстати, о никчемных и бесполезных животных. Насколько я понимаю, вы пока так никуда и не пристроили эту собаку.
— Прошлой ночью колли доказала, что она все же может приносить кое-какую пользу, поэтому я решил, что она заслужила право остаться здесь. — Увидев устремленный на него вопросительный взгляд Элис, Дэвенпорт пояснил:
— Ночью мы с ней прогуливались неподалеку от вашего дома. Псина почувствовала запах дыма и насторожилась, после чего я решил проверить, в чем дело. Если бы не она, я, возможно, не оказался бы в нужном месте в нужное время.
Элис заглянула в карие глаза овчарки.
— Спасибо тебе, собака, — с чувством сказала она и, подняв глаза на Дэвенпорта, добавила:
— Если вы решили оставить ее у себя, вам придется придумать ей какое-нибудь имя.
— А что, я не могу называть ее просто собакой?
— Наверное, можете, — задумчиво протянула Элис, — но для ее самоуважения было бы лучше, если бы у нее было настоящее имя.
Реджи усмехнулся:
— Вы, оказывается, еще и в психологии собак разбираетесь?
— Нет, но у меня есть собственное мнение по любому вопросу, — с непроницаемым лицом заявила Элис.
— Замечательно, — рассмеялся Реджи. — Если у нее должно быть имя, то почему бы не назвать ее Немезидой? Элис невольно улыбнулась.
— Что ж, имя вполне подходящее — тем более что эту собаку, судя по всему, вам послало само провидение, — сказала она и тут же, посерьезнев, сменила тему:
— Я надеюсь, вы нормально себя чувствуете? Ночью вы находились в дыму и огне почти столько же времени, сколько и я. Вы могли погибнуть.
— Не делайте из меня героя, Элис, — сказал Дэвенпорт, которому от этих ее слов стало неловко. — Я был заинтересован в том, чтобы вас спасти. Если бы я лишился такого квалифицированного управляющего, на меня бы сразу свалилась куча дел.
Элис недоверчиво фыркнула;
— Вы и так занимались бы делами — со мной или без меня. Кстати, а как вам удалось найти меня в этом аду? Реджи неопределенно пожал плечами:
— Я услышал ваш крик и понял, что вы недалеко от входа, в зале. Тогда я взял в гостиной ковер и бросил его на огонь. Ковер на некоторое время пробил в пламени брешь.
Элис с ужасом вспомнила, как очутилась в западне, и поежилась.
— Быстро же вы сообразили, что надо делать, — только и могла сказать она.
Они помолчали. Наконец Элис, решив, что пришло время потолковать о будущем, заговорила снова:
— Я очень благодарна вам за то, что вы позволили нам провести эту ночь здесь. Но сегодня мы можем переехать в «Молчаливую женщину» и поселиться там, чтобы не путаться у вас под ногами.
— Чушь. Здесь достаточно места, — заявил Дэвенпорт, вертя в своих длинных, красивых пальцах перо. — Мне кажется, вам всем следует остаться здесь.
Элис уставилась на хозяина. Ей показалось, в голосе Реджи прозвучали некоторая робость и неуверенность. Однако она тут же решила, что ей это просто почудилось, — робость и неуверенность были не в характере Реджинальда Дэвенпорта.
— Не говорите ерунды, — ответила она. — Это невозможно.
— В вашем контракте оговорено, что я обеспечиваю вас жильем. Поскольку Роуз-Холл сгорел, на территории имения больше не осталось домов, в которых можно было бы разместить управляющего. Все коттеджи заняты арендаторами, а моя экономка утверждает, что подходящего жилья поблизости нет.
Элис закусила губу, понимая, что Дэвенпорт прав. Будучи управляющей, она должна жить поблизости, а не в нескольких милях от усадьбы. Кроме того, школа, в которую ходили мальчики, находилась неподалеку от господского дома, да и все их приятели жили здесь же. Получалось, что ей и Спенсерам действительно исключительно удобно было бы остаться в доме Реджи. Элис не могла не признаться — мысль о том, что они будут жить под одной крышей, доставила ей тайную радость. Ей было приятно видеть его, разговаривать с ним. И еще ей очень хотелось снова почувствовать на своих губах его губы.
Стараясь отогнать непрошеные мысли, Элис заставила себя подумать о Мередит. Не будет ли жизнь рядом с Дэвенпортом таить в себе слишком много опасностей для невинной девушки?
В очередной раз угадав ход ее мыслей, Дэвенпорт сказал:
— Если вас беспокоит, что это будет не совсем прилично, учтите: то, что вы поселитесь здесь со своими воспитанниками, снимает все вопросы. Ведь вы для троих Спенсеров все равно что приемная мать.
Разумеется, с горечью подумала Элис, ее, тридцатилетнюю старую деву, никто и не воспринимает иначе, как воспитательницу и опекуншу Мередит и ее братьев. Даже завзятый повеса не заинтересуется ею — по крайней мере на трезвую голову.
— Я поразмыслю над вашим предложением и обсужу его с детьми, — сказала Элис.
— Надеюсь, вы не думаете, что еще одна ночь, проведенная здесь, вас скомпрометирует? — спросил Дэвенпорт.
— Пожалуй, нет, — мрачно буркнула Элис. Реджи, казалось, порядком позабавили ее переживания, но он не стал их комментировать, ограничившись вопросом:
— Вы в состоянии сходить посмотреть на то, что осталось от Роуз-Холла?
Понимая, что рано или поздно это все равно надо будет сделать, она кивнула. Вместе с Реджи они вышли на улицу и вскоре оказались у пепелища того, что вчера еще было домом Элис Уэстон.
Теперь, когда от него остались лишь закопченные каменные стены с черными провалами окон, Роуз-Холл казался гораздо меньше, чем раньше. Спасать было нечего — дом выгорел практически дотла. Крыша и перекрытия обрушились вниз, в погреб. Над обугленными балками еще курился дым.
Элис обошла вокруг пожарища, осторожно пробираясь между обгоревшими досками и осколками черепицы, и содрогнулась при мысли о том, что тут могло бы лежать ее обугленное тело. Она боялась, что теперь ей до конца дней будет сниться кошмарный сон о том, как она оказалась в огненной ловушке. Что ж, подумала Элис, возможно, это избавит ее от того, другого, мучившего годами.
От мрачных мыслей ее отвлек голос Дэвенпорта:
— Насколько велики ваши потери в смысле личного имущества?
— Сгорели книги, одежда, множество личных вещей и безделушек — все те мелочи, без которых невозможна повседневная жизнь и которые делают ее уютной. — Элис пожала плечами, словно хотела показать, что полностью владеет собой. — В доме не было ничего ценного. Мои сбережения и лучшие из драгоценностей, унаследованных Мередит от ее матери, хранятся в банке в Шефтсбери. Единственная настоящая потеря для меня — это…
Элис умолкла.
— Итак, единственная настоящая потеря для вас — это?.. — переспросил Дэвенпорт, видя, что она не собирается продолжать.
Горло Элис Уэстон перехватил спазм.
— У меня был медальон с портретом матери, — с трудом выговорила она.
— Мне очень жаль, — мягко произнес Реджи. Глаза Элис налились слезами. Заметив это, Дэвенпорт поспешил перевести разговор на другую тему:
— Как по-вашему, что могло стать причиной пожара? Этот чисто деловой вопрос помог Элис взять себя в руки.
— Честно говоря, я об этом не думала. В это время года уже тепло, поэтому каминами мы не пользовались. Пожар могли вызвать разве что тлеющие угли на кухне или зажженная свеча или лампа — может быть, кто-то еще не спал.
— Сомневаюсь, что это была лампа, — возразил Реджи. — Когда я проходил мимо дома, света в окнах не было. Я даже подумал, что, наверное, все уже давно легли спать. А кухня… Она ведь, кажется, располагалась с другой стороны дома?
Элис кивнула. Реджи, прищурившись, обошел вокруг пожарища.
— Пожар начался в западном крыле дома, скорее всего в погребе, — заявил он. — Я проходил мимо в тот момент, когда на первом этаже прогорел пол и показались языки пламени.
Элис нахмурилась.
— Я знаю, что иногда пожары возникают из-за самовозгорания мусора или ветоши, но у нас в погребе был порядок, к тому же там чересчур влажно, чтобы что-то могло загореться само собой, — сказала она. — Если пожар начался там, я просто ума не приложу, отчего это могло произойти.
Носком начищенного до блеска сапога Реджи поддел обгоревшую деревяшку и как бы между прочим поинтересовался:
— У вас есть враги?
— Господи! — воскликнула Элис, уставившись на Дэвенпорта так, словно сомневалась, в своем ли он уме. — Неужели вы в самом деле думаете, что это мог быть поджог?
— Я просто не знаю, что и думать, — протянул Реджи, с недоумением глядя на дымящиеся руины. — Но одно я знаю точно: чтобы возник пожар, нужна какая-то причина. У меня есть подозрение, что это не роковая случайность. Когда ночью я проходил мимо Роуз-Холла, мне показалось, что какой-то человек удаляется от дома. Хотелось бы верить, что это ваша любвеобильная горничная. Но, когда она прибежала на пожар, на ней было светлое платье. Тот же человек, которого я видел, был одет в темное. Если, конечно, мне все это вообще не померещилось.
— Кому может прийти в голову мысль поджечь дом, полный спящих людей? — испуганно спросила Элис.
— Какому-нибудь сумасшедшему, — отшутился Реджи. Но когда он повернулся к Элис, лицо у него было встревоженное. — Мы не должны сбрасывать со счетов возможность того, что дом был подожжен с целью причинить вред кому-то из ваших близких. У мисс Спенсер нет какого-нибудь воздыхателя из деревенских парней, которого она отвергла и который от отчаяния мог бы решиться на поджог?
Элис хорошенько подумала, прежде чем ответить.
— Нет, — проговорила она наконец. — Поклонников у нее хоть отбавляй, но она со всеми очень приветлива. Я просто представить себе не могу, чтобы кто-то из них настолько страдал от неразделенной любви или был настолько неуравновешен, что мог решиться на такой ужасный поступок.
Реджи нахмурился:
— Может, кто-то был озлоблен в связи с прививкой против оспы и попытался отомстить? Но в таком случае логичнее было расквитаться со мной — вы-то ведь выполняли мое указание.
— Кое-кто, конечно, ворчал, но серьезного озлобления прививки не вызвали ни у кого.
— Надеюсь, вы правы. Мне бы не хотелось думать, что вы подвергались опасности из-за меня. — Дэвенпорт посмотрел Элис прямо в глаза, и она прочла в его взгляде серьезное беспокойство. — Возможно, я излишне подозрителен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...