ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Не знаю, — пробормотал Дэвенпорт и глубоко вздохнул. Чрезмерное обилие денег — решаемая проблема, подумала Элис. Ее в данный момент интересовали ответы на другие, куда более важные вопросы.
— Реджи, я тебя ужасно люблю. Можно даже сказать, что я врезалась в тебя по уши, — заявила она, откровенно любуясь Дэвенпортом. — Я люблю тебя не только за твою красоту, хотя твое тело действительно прекрасно. Я люблю твою честность, твой юмор, люблю твое благородство, которое ты так тщательно скрываешь. — Собравшись с духом, Элис посмотрела Реджи прямо в лицо и задала ему тот самый вопрос, который волновал ее уже очень давно:
— Ответь, а ты любишь меня?
— Конечно, люблю, — кивнул Реджи и снова глубоко вздохнул, на этот раз даже с каким-то всхлипом. — Именно поэтому я и не хочу, чтобы ты приняла решение, о котором потом будешь сожалеть.
Он стоял не двигаясь, но все его тело излучало напряженное ожидание, а в глазах его Элис прочла безмерную любовь и нежность — такую же, какую ощущала она сама. Реджи всегда шел по жизни в одиночку, руководствуясь своим, весьма строгим кодексом чести, в основе которого лежала его гордость. Теперь его гордость встала на пути их счастья. Возможно, помехой были и детские воспоминания Реджи — давным-давно ему внушили, что с его желаниями никто не намерен считаться, и теперь он не мог поверить в то, что кем-то любим.
Сердце Элис рванулось к нему. Ради них обоих она была обязана убедить его в том, что они должны быть вместе. Протянув руку, она ловко расстегнула на Реджи жилет, после чего принялась расстегивать пуговицы его рубашки.
— Господи, Элли, что ты делаешь? — изумленно пробормотал Реджи, схватив ее за руки.
— Пытаюсь тебя скомпрометировать, — пояснила она. — Если мне это удастся, тебе придется на мне жениться — в противном случае от твоей репутации камня на камне не останется.
Несколько секунд он молча смотрел ей в глаза, а затем мышцы его расслабились, а из груди Реджи вырвался смешок. В глазах появился теплый блеск.
— Ты совершенно невозможная женщина — я таких еще не встречал. К счастью, ты очень похожа на меня.
Поскольку он отпустил ее пальцы, Элис расстегнула еще несколько пуговиц, после чего просунула руку под рубашку Реджи и положила ладонь на его обнаженную грудь. Кожа его горела огнем. Он охнул и крепче прижал к себе ее ладонь.
— Мое благородство все же не беспредельно, — сказал он, стараясь, чтобы его слова звучали как можно серьезнее. — Если в течение десяти секунд ты не уйдешь, я тебя уже никогда отсюда не выпущу. В этом случае ты будешь лишена богатейшего выбора мужчин, который имеешь сейчас, и у тебя останется только один — я.
— Замечательно, — прошептала Элис, свободной рукой выдергивая рубашку Реджи из брюк. — Именно этого я и хочу.
Дэвенпорт еще раз пристально посмотрел ей в глаза и, сдаваясь, изо всех сил прижал ее к себе. Губы их слились в жадном поцелуе. Желание, таившееся в их телах, вспыхнуло, словно порох. В их поведении не было робости — они были родственными душами, тела их сами тянулись друг к другу, и Реджи и Элис казалось, что они знакомы уже очень давно — может быть, многие тысячи лет.
Они торопливо сорвали с себя одежду и легли на пол у камина. В эту ночь Элис узнала, что физическая близость в самом деле может доставить женщине еще большее наслаждение, чем то, которое ей довелось испытать, когда она впервые занималась любовью с Реджи. И когда он шептал ей на ухо страстные слова любви, она понимала, что оба они наконец обрели свой дом, поселившись в сердцах друг друга, и что в этом и состоит то, что называется счастьем.
Потом они долго лежали в полудреме у огня, обнимая друг друга, укрытые бархатным плащом Элис. Она сонно улыбалась, вспоминая о том, как в ту ночь, когда они впервые были близки, Реджи сказал, что она заслуживает более комфортного ложа, нежели пол в библиотеке. Пол библиотеки оказался чудесным местом, как нельзя лучше подходящим для занятий любовью. Под ее правым боком свернулся калачиком Аттила, Немезида устроилась с другой стороны, рядом с Реджи, довершая картину семейной идиллии.
Красное платье Элис пришло в негодность после того, как Реджи сорвал его с нее. Что ж, она была наследницей огромного состояния, и ей казалось, что лучшего применения деньгам, нежели покупка новых платьев взамен сорванных с нее любимым мужчиной, и быть не может.
Элис хихикнула, а когда Реджи поинтересовался причиной ее веселья, объяснила, на что она собирается тратить деньги Дэрвестонов. Рассмеявшись, он с нежностью погладил ее плечи.
— Для женщины, которая еще две недели назад была убеждена, что на нее не позарится ни один мужчина, ты делаешь поразительные успехи.
Элис невольно подумала о том, что эти успехи — лишь первые шаги на долгом пути, по которому, как она надеялась, ей предстояло идти всю жизнь. Она вгляделась в спокойное, умиротворенное лицо Реджи, освещенное отблесками пламени, и ей показалось, что она вот-вот растает от нежности.
— Это потому, что благодаря тебе я чувствую себя самой красивой и желанной женщиной на свете, — сказала она.
— Так оно и есть. — Потянувшись к ней, Реджи поцеловал ее, осторожно прижавшись теплыми, твердыми губами к ее губам. — Элис, любимая, ты совершила настоящее чудо, превратив меня из пьяницы и повесы, которому все было трын-трава, в любящего, верного мужа.
Реджи провел кончиком языка по краешку ее уха. Элис, выгнув спину, прильнула к нему. Щекоча дыханием ее шею, он тихонько пробормотал:
— Только не жалуйся, что я стал слишком скучным и правильным, — это целиком твоя вина.
Элис поняла, что эти слова — не что иное, как добровольно данный обет верности. Впервые в жизни она поверила в справедливость пословицы, что самыми лучшими мужьями становятся бывшие повесы, — поверила сразу и бесповоротно, всем сердцем. Реджи сделал ей подарок, который стоил дороже, чем все сокровища Дэрвестонов. Ей хотелось плакать от счастья.
Реджи прикоснулся губами к ее обнаженной груди, и в теле Элис снова вспыхнуло пламя желания.
— Это ты-то скучный? — прошептала она, прерывисто дыша.
Подняв голову, Реджи улыбнулся ей своей неотразимой улыбкой, и она притянула его к себе для поцелуя. Прежде чем волна наслаждения снова накрыла их с головой, Элис успела прошептать:
— Не знаю почему, но я уверена, что скучным ты не будешь никогда.
Эпилог
Новость о браке между самой богатой наследницей Англии и Реджинальдом Дэвенпортом по прозвищу Проклятие рода Дэвенпортов была воспринята неоднозначно. Рыжеволосая потаскушка по имени Стелла, узнав об этом, злобно завизжала и запустила щеткой для волос через всю комнату, разбив при этом зеркало. Некая весьма достойная дама, которую звали Чесси, прочитав об этом в письме, присланном Реджи, испустила вопль восторга и подняла тост за леди, которой наконец удалось приручить ее давнишнего друга.
Джуниус Харпер испытал сильнейшую досаду. Знай он, что Элис Уэстон — наследница герцога Дэрвестона и что ей так хотелось замуж, что она не побрезговала даже Дэвенпортом, он ухаживал бы за ней гораздо более настойчиво, вместо того чтобы украдкой поглядывать на мисс Спенсер. Пребывая в весьма мрачном настроении, он настрочил всем своим родственникам письма с просьбой найти ему другой приход, и чем скорее, тем лучше.
Кэролайн, графиня Уоргрейв, радостно объявила мужу: свадьба Реджи и Элис подтверждает, что на свете все же случаются чудеса, с чем Ричард, с любовью глядя на супругу, безоговорочно согласился.
Лорд Майкл Кеньон, который в юности тайно восхищался смелостью и бесшабашностью Реджи Дэвенпорта, узнав о его браке с наследницей герцога Дэрвестонского, улыбнулся и задался вопросом: а не могут ли они с Реджи — совершенно другим Реджи, ведущим трезвый образ жизни, — стать друзьями, и в конце концов решил обязательно это выяснить.
Джереми и Элизабет Стэнтон были на седьмом небе от счастья. Мало того что, к их великой радости, сын их любимой Энн вернулся домой — теперь он еще и вел себя, как подобает джентльмену, коренным образом изменив свою жизнь в лучшую сторону, тем самым давая им возможность сбросить с себя груз ответственности, который налагала на них их роль крестных.
Мак Купер счел вполне закономерным тот факт, что будущая герцогиня оказалась достаточно проницательной, чтобы по достоинству оценить его хозяина. Сидя в обнимку с Джилли в уютном коттедже, Мак объяснял ей, что мужчине обязательно нужна жена. Джилли с ним полностью соглашалась.
Для Питера и Уильяма наступило настоящее раздолье. С одной стороны, они снова оказались среди старых друзей в Стрикленде, с другой — могли проводить каникулы и праздники в Лондоне и в Чешире. Уильям заявлял, что герцог Дэрвестонский — славный старикан. К счастью, сам герцог ни разу не слышал этого комплимента.
Мерри с сожалением была вынуждена признать, что ей придется отказаться от идеи использовать Реджи в качестве посаженого отца на ее свадьбе. Однако Джулиан позаботился о том, чтобы Блейкфорды-Дэвенпорты стали первыми гостями в его и Мередит новом доме в Мортоне.
Герцог Дэрвестонский долго ворчал по поводу того, что его единственная дочь выходит замуж с излишней торопливостью, хотя прекрасно знал, что в сложившейся ситуации было бы смешно, если бы Дэвенпорт формально обратился к нему и попросил ее руки. Нельзя не отметить, что, хотя сам герцог не признался бы в этом даже под пыткой, со временем, когда он лучше узнал своего дерзкого зятя, Реджи Дэвенпорт завоевал и его сердце.
Изгнанные из постели своих хозяев, Немезида и Аттила привыкли спать, тесно прижавшись друг к другу. Правда, кот изредка все же награждал добродушную колли неожиданным укусом, но та лишь обиженно взвизгивала, никогда не пытаясь дать ему сдачи.
Реджи утверждал, что злополучная собака — прирожденная жертва. Элис же всем своим романтическим сердцем верила, что они с Реджи имеют счастье наблюдать за зарождением невероятной, невозможной любви между кошкой и собакой — извечными врагами, существами, представляющими собой полную противоположность друг другу. А уж Элис хорошо разбиралась в таких вещах.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...