ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Элис ожидала, что воспитанница начнет изливать ей восторг по поводу того, что ей удалось завоевать сердце Джулиана и добиться, чтобы он сделал предложение. Однако Мерри была погружена в глубокую печаль — она нисколько не сомневалась в том, что, уехав, Джулиан не вернется, поскольку отец не позволит ему этого сделать. И Элис не могла ее разубедить.
В конце концов, так ничего и не добившись, Элис ушла к себе. Однако, несмотря на то что позади был длинный день, полный всевозможных хлопот, заснуть ей никак не удавалось. Мысли невольно снова и снова возвращались к Мерри и Джулиану. Элис считала Джулиана Маркхэма честным и порядочным человеком и была уверена, что он не стал бы заводить разговор о женитьбе с Мередит и ее опекуншей, если бы существовала серьезная вероятность того, что его отец воспротивится этому браку. Тревога за судьбу Мерри не давала Элис забыться сном.
Шли часы, а она все ворочалась в постели, не смыкая глаз и думая о том, каковы же должны быть переживания родителей за своих детей, если, будучи приемной матерью Мередит, она буквально не находила себе места от тревоги.
Поскольку из комнаты Элис было отлично слышно все, что происходит на лестнице и в коридоре, она услышала, как Джулиан поднялся в свою комнату.
Наконец Элис решила спуститься и посмотреть, не сидит ли Реджи в библиотеке. Дэвенпорт обладал большим жизненным опытом и наверняка был знаком с отцом Джулиана. Он мог бы высказать свое мнение о будущем влюбленных.
Надев халат и домашние туфли, Элис направилась в библиотеку. Как она и ожидала, из-под двери пробивался лучик света. Однако то, что она увидела, открыв дверь, было для нее сюрпризом, и сюрпризом неприятным. Элис остановилась в дверном проеме, с отвращением озираясь.
Реджи сидел в своем любимом кресле, небрежно развалившись и вытянув скрещенные ноги. Судя по его виду, он был пьян как сапожник. Сюртук и галстук валялись на полу, рубашка и брюки залиты бренди. В воздухе стоял густой запах спиртного. Один графин, пустой, лежал, опрокинутый на бок, на буфете. Второй, почти пустой, стоял на столе рядом с Дэвенпортом.
Ночь была теплая, и потому застекленные двери, ведущие в сад, были открыты. У порога лежала Немезида. При виде Элис колли подбежала к ней, жалобно поскуливая, словно прося ее помочь своему хозяину. Собака на несколько секунд отвлекла внимание женщины, а когда Элис подняла глаза, она увидела на лице Реджи пьяную улыбку.
— Рад… очень рад видеть вас, милая Элли, — пробормотал он заплетающимся языком. — Джулиан уже на… пился и ушел к себе. Хороший парень, но удар держать не умеет. Еще совсем рано, и мне как раз нужен кто-то, с кем можно выпить. Хле… хлебните-ка бренди.
Он с трудом поднялся и выплеснул остатки бренди из графина в чистый бокал, пролив половину на стол. Элис и прежде доводилось видеть его пьяным, но теперь его состояние было куда хуже, чем раньше. Поворачиваясь, чтобы подать ей бокал, он едва не упал.
— Я пришла сюда не для того, чтобы пить, — холодно ответила Элис. — Мне хотелось поговорить с вами об одном важном деле, но, как видно, вы не способны что-либо обсуждать.
Реджи поднял бокал и осушил его, причем бренди тонкой струйкой полилось у него из уголка рта. Уловив лишь часть того, что сказала Элис, он с радостным удивлением пробормотал:
— Вот и хорошо, что вы пришли не затем, чтобы пить. Я и сам хотел предложить вам занятие получше.
Для пьяного он двигался с поразительной быстротой. Стремительно преодолев разделявшее их расстояние, он грубо обхватил Элис руками. Элис была вынуждена попятиться и, натолкнувшись спиной на книжный шкаф, почувствовала, как Дэвенпорт все теснее прижимается к ней, Прикосновение его пахнущих бренди губ к ее губам, как и прежде, разбудило в ней страсть, и Элис, у которой голова шла кругом от всего происходящего, в течение нескольких секунд отвечала на его поцелуй. Затем Реджи, обняв ее еще крепче, прошептал ей на ухо:
— Мне трудно было держать себя в узде и не прикасаться к вам. У вас такая великолепная фигура — это любой вам скажет. Такая фигура может свести мужчину с ума.
Его слова заставили Элис опомниться.
— Отпустите меня, пьяный распутник, — процедила она и, упершись ладонями Дэвенпорту в грудь, резко оттолкнула его. — Вы замечаете мою великолепную фигуру только тогда, когда нарежетесь до чакон степени, что вам становится все равно, кто перед вами, — лишь бы женщина. Если похоть одолела, отправляйтесь к своей горничной.
— Не надо быть такой застенчивой, Элис, — укоризненно пробормотан он. — Я знаю, чего вам хочется, и б… буду рад вам это предоставить.
Реджи попытался нежно погладить ее по волосам и лицу, как он сделал это в саду, когда они ездили на бал.
— Вы пьяны, Реджи. Отправляйтесь в постель. Дэвенпорт принялся покрывать поцелуями ее щеку. Затем осторожно провел кончиком языка по ее уху. Когда Реджи прижал ладонь к ее груди, поглаживая сквозь бархатистую ткань халата сосок, из груди Элис вырвался стон наслаждения. По всему ее телу разливалась предательская слабость. Она с ужасом поняла, что вот-вот отдастся мужчине, который настолько пьян, что ему совершенно все равно, кто перед ним. Отчаяние от осознания того, что нечто подобное с ней уже было, придало ей сил, и она снова оттолкнула Дэвенпорта.
— Отстаньте же от меня, черт бы вас побрал! Пораженный, Реджи отлетел назад и наткнулся на маленький столик, на котором стоял глобус. Столик опрокинулся, рамка глобуса сломалась, и цветной шар запрыгал по ковру. Дэвенпорт едва устоял на ногах. Когда он выпрямился, выражение лица его было угрожающим. Как нередко бывает у пьяных, благодушное настроение сменилось вспышкой ярости.
— Ты со мной не играй, сучка, — зарычал он. — Думаешь, я не знаю, почему ты все время около меня трешься? Ты только с виду такая правильная, а на самом деле хочешь того же самого, что и остальные.
Элис не могла не признать, что Реджи прав, и это было просто невыносимо. Она почувствовала, что вот-вот расплачется. Ей хотелось убить Дэвенпорта — за то, что он слишком многое замечал, за то, что он с такой небрежной легкостью завладел ее душой и сердцем. Гнев сменился страхом, когда она увидела, что Реджи приближается к ней — злобный незнакомец со сверкающими холодным бешенством глазами.
Чтобы добраться до двери, ей нужно было проскользнуть мимо Реджи. Прикинув расстояние, Элис поняла, что это невозможно, она попала в ловушку. Элис медленно попятилась, не сводя глаз с Дэвенпорта и чувствуя, как ее охватывает настоящая паника, заставляющая сердце биться все быстрее и быстрее. Если Реджи захочет ее изнасиловать, у нее не хватит сил оказать ему достойное сопротивление.
Элис отступала назад, пока не оказалась в углу, у книжных полок. Мышцы ее напряглись — она приготовилась к схватке. Немезида, почуяв неладное, принялась сновать между ней и Реджи, нервно поскуливая. Дэвенпорт споткнулся о нее и чуть не упал.
— Проклятая псина! — Он что есть силы пнул овчарку ногой по ребрам. Взвизгнув не только от боли, но и от страха, колли метнулась через всю комнату к застекленной двери и исчезла в саду. Она на несколько секунд отвлекла Дэвенпорта, и Элис хватило этого времени для того, чтобы подготовиться к отражению нападения. Она стащила с полки тяжелый том французских пьес и, стоило Реджи снова шагнуть вперед, занесла фолиант над головой:
— Не подходите!
Не обращая внимания на предупреждение, Дэвенпорт бросился к ней. Элис ударила его книгой в живот и снова замахнулась. Новый удар пришелся Реджи в висок, после чего увесистый том, падая, задел Дэвенпорта по колену.
— О черт! — выругался он и рухнул на пол, ловя ртом воздух. — Ах ты, сука!
Не теряя времени, Элис проскочила мимо него и бросилась к двери. Уже у самого порога она столкнулась с Маком Купером, вбежавшим в библиотеку, и если бы камердинер Дэвенпорта не подхватил ее, она бы упала.
Элис до этого не довелось общаться с Купером, он был для нее всего лишь энергичным, щеголевато одетым человеком, у которого неизвестно что на уме. Однако сейчас его лицо выражало неподдельную тревогу и сочувствие.
— С вами все в порядке, леди Элис? «Нет, не все!» — в сердцах подумала Элис, но вслух процедила ледяным тоном:
— Да, я в полном порядке, хотя ваш хозяин сделал все возможное для того, чтобы это было не так.
Мак отпустил ее и, сделав несколько шагов вперед, опустился на колени перед Реджи. Элис повернулась было, чтобы уйти, но камердинер Дэвенпорта попросил:
— Не уходите. Мне потребуется помощь, чтобы отвести его наверх.
— Почему бы не оставить его здесь? Ему было бы полезно провести ночь на полу, в луже собственной рвоты.
— Сомневаюсь. — Купер поморщился. — Утром он не будет помнить того, что случилось.
Слава Богу, подумала Элис. Она заколебалась. Купер, дождавшись, пока у его хозяина прекратились позывы на рвоту, тихонько сказал:
— Пора в постель, Реджи. Давайте-ка я помогу вам встать. Дэвенпорт, лицо которого не просто побледнело, а позеленело, невнятно пробормотал:
— Меня не надо вести домой, я и так уже дома.
Камердинер потянул его за руку, пытаясь заставить встать, но у него ничего не вышло. Видя, что эта задача одному Куперу явно не под силу, Элис решилась ему помочь. Вдвоем они сумели заставить что-то бормочущего Дэвенпорта подняться на ноги и повели его в спальню.
Путь из библиотеки в спальню оказался долгим и трудным. На полдороге, когда они уже поднимались по лестнице на второй этаж, Реджи неожиданно рванулся куда-то, чуть не упал сам и едва не опрокинул обоих своих провожатых. Элис при этом сильно ударилась бедром о перила.
В ярде от собственной кровати Реджи внезапно пришел в неистовство и, отчаянно ругаясь, нанес своему камердинеру сильнейший удар. Попади он в цель, Куперу пришлось бы несладко, но Мак ловко увернулся и коротким, точно рассчитанным тычком в челюсть отправил хозяина в нокаут.
— Скажите, Купер, с ним часто такое случается? — поинтересовалась Элис.
— Да, хотя обычно все бывает не так плохо, как сегодня, — ответил камердинер, переворачивая Дэвенпорта на спину. — Он в последнее время совсем не пил и надеялся…
Купер умолк, не закончив фразу.
Элис с любопытством отметила, что камердинер Реджи заговорил с сильным акцентом, характерным для обитателей лондонских трущоб и рабочих кварталов.
— Почему вы с этим миритесь? — задала Элис новый вопрос.
Она, впрочем, не ожидала, что Купер ответит, и была немало удивлена, когда камердинер сказал, на этот раз уже без акцента:
— Я остаюсь при нем потому, что, если бы не Реджи, меня бы посадили в каталажку или повесили еще лет двенадцать назад. Да-да, леди Элис, не удивляйтесь. Я был вором и, чтобы прокормиться и выжить, крал все, что попадалось под руку. Дважды меня ловили и сажали в Ньюгейтскую тюрьму. Если бы я снова предстал перед судом, мне бы не стали больше делать скидок на мою молодость.
— И как же вы познакомились с Реджи? — спросила Элис, невольно заинтересовавшись рассказом Купера.
— Я грабил богатых посетителей питейных заведений, которые были слишком пьяны, чтобы сопротивляться. С Реджи у меня вышла осечка — он сломал мне руку. Когда это случилось, я стал хныкать и просить его не сдавать меня в полицию. А он мне на это сказал, что, раз я не умею воровать, мне надо найти себе нормальную работу. Я объяснил ему, что был бы рад работать, да только кто же наймет разбойника вроде меня? Тут он засмеялся и заявил, что ему нужен камердинер и что, если я готов кое-чему подучиться, он меня возьмет. И добавил, что, коли я еще раз попробую его обокрасть, он сломает мне не руку, а шею. — Купер криво усмехнулся. — Ну, первые несколько месяцев мне было несладко. Временами я даже думал, что лучше бы остался на улице. Но скучать не приходилось, это точно. Иногда из-за Реджи у нас бывали неприятности, но он же всегда и решал все наши проблемы.
— Зачем вы мне это рассказали? — поинтересовалась Элис, пристально глядя на Купера.
— Просто мне показалось, что было бы неплохо напомнить вам: у Реджи есть и кое-какие хорошие качества.
— Вы правы, — с горечью заметила Элис. — Я и в самом деле об этом забыла.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...