ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне кажется, вы сыграли в этом не последнюю роль.
Элис почувствовала, что краснеет.
— Если я и сыграла какую-то роль, то это произошло чисто случайно.
— Вот как? — удивился граф, давая понять, что ответ Элис его не убедил.
Неужели Уоргрейв догадался о том, какие чувства она испытывает по отношению к Реджи? Похоже, проницательность — фамильное качество Дэвенпортов, в смятении подумала Элис.
Чтобы сменить тему разговора, она указала на стадо коров, рассыпавшееся по пастбищу.
— Наши молочные коровы — гернсийской породы, — принялась объяснять она. — Их молоко имеет большую жирность, чем молоко коров других пород, так что мы довольны результатами их разведения. Если у себя в Уоргрейв-Парке вы держите молочное стадо, возможно, вы тоже захотите приобрести таких.
Что и говорить, крупный рогатый скот был вполне безопасной темой для разговора.
Для всех троих поездка на сельскохозяйственную выставку была чем-то вроде праздника. День выдался солнечный, утренний воздух был прозрачен и свеж, и Элис, ехавшая верхом между Реджи и графом Уоргрейвом, чувствовала, как радость переполняет ее душу. Поскольку на этот раз ей предстояло отправиться за пределы Стрикленда, она, чтобы никого не шокировать, была одета в женский костюм для верховой езды и сидела в седле не по-мужски, как обычно, а по-женски — боком. Впрочем, даже это не могло испортить ей настроение.
Примерно в пяти милях от Стрикленда дорога сбегала в неглубокий овраг, густо поросший кустарниками и деревьями. Когда они подъехали к этому месту, Уоргрейв, натянув поводья, слегка придержал свою лошадь и пробормотал:
— Клянусь честью, я уже видел нечто подобное…
— Что случилось? — спросил Реджи, метнув на него быстрый взгляд.
— Да нет, ничего особенного. — Уоргрейв пожал плечами. — Просто этот участок дороги идеально подходит для засады. В Испании я научился остерегаться таких мест. Когда я их вижу, у меня волосы на затылке встают дыбом. — Граф говорил подчеркнуто легкомысленным тоном, но при этом напряженно всматривался в заросли. — В ваших краях разбойники не пошаливают?
— Я, во всяком случае, об этом не слышал, — рассмеялся Реджи.
От Элис, однако, не укрылось, что он тоже насторожился.
Сидя в засаде за деревьями, Блейкфорд хмуро наблюдал за тремя приближающимися всадниками. Он не рассчитывал, что с Элис Уэстон и Реджинальдом Дэвенпортом может оказаться кто-то еще. Однако их спутник на вид не казался серьезным противником. Кем бы он ни был, решил Блейкфорд, его тоже придется убить. Что поделаешь, бедолаге следовало получше выбирать себе приятелей.
Блейкфорд надел узкую черную маску, поднял свой легкий, пристрелянный охотничий карабин и приготовился к стрельбе. Он сам и четверо его вооруженных сообщников были готовы в любой момент верхом на лошадях атаковать свои жертвы с фронта и с тыла. Еще один участник нападения, бывший армейский стрелок, лежал на животе, уверенно держа в руках ружье, которым его снабдил Блейкфорд. Этот человек, в совершенстве владевший искусством стрельбы, был для Блейкфорда настоящей находкой. Именно он должен был первым же выстрелом убить Элис Уэстон. С Дэвенпортом Блейкфорд намеревался расправиться сам. Что же касается неизвестно откуда взявшегося спутника Элис и Реджи, у кого-нибудь из нанятых Блейкфордом головорезов хватит соображения прикончить и его. Все это надо было сделать как можно быстрее — в этом Блейкфорд видел едва ли не главное условие успеха.
Как только всадники приблизились на расстояние выстрела, Блейкфорд шепнул человеку с ружьем, изготовившемуся к стрельбе из положения лежа:
— Прикончи того, что в середине. Стрелок чуть повел стволом ружья, наводя его на цель, но вдруг удивленно вскинул голову и пробормотал:
— Я не стану убивать женщину.
На какой-то миг у Блейкфорда от удивления отвисла челюсть.
— Когда я тебя нанимал, ты ничего не говорил мне насчет того, что не стреляешь в женщин, — сказал он свистящим шепотом, вне себя от злости. — Все это затеяно в первую очередь для того, чтобы отправить на тот свет ее.
— Я сказал — женщину убивать не стану, — повторил мужчина и упрямо покачал головой.
Блейкфорд пришел в бешенство, но времени на споры не оставалось.
— Тогда пали в мужчину — вон в того, высокого. С женщиной я разберусь сам.
Стрелок изменил прицел, но тут взгляд его случайно скользнул по третьему всаднику.
— Боже правый, да ведь это капитан Далтон! — Мужчина вскочил на ноги и громко закричал, стараясь предупредить путников об опасности:
— Берегись, засада!
Блейкфорд похолодел — тщательно продуманный план висел на волоске. Не долго думая, он ударил кричавшего прикладом по голове, чтобы заставить его замолчать. Стрелок обмяк и ничком рухнул на землю. Тело его вместе с ружьем покатилось по крутому склону к краю дороги.
Понимая, что медлить нельзя, Блейкфорд махнул наемникам рукой:
— Вперед!
И, вскинув карабин, прицелился в голову Элис Уэстон.
Хотя предупреждение Уоргрейва о том, что овраг представляет собой очень удобное место для засады, не было воспринято Реджи и Элис с должной серьезностью, все трое стали более внимательными. Однако когда откуда-то сверху, из-за деревьев, растущих на склоне оврага, послышался чей-то крик:
«Берегись, засада!» — и Элис, и Реджи, и Ричард замерли на месте от удивления.
Первым опомнился Реджи:
— Пригнитесь и пришпорьте лошадей!
Все трое низко наклонились в седлах и пустили лошадей галопом. В ту же секунду на дорогу выкатилось чье-то бесчувственное тело, а в непосредственной близости от всадников оглушительно захлопали выстрелы.
Благодаря тому что Элис и ее спутники пригнулись, пули не попали ни в одного из них, но, прежде чем они успели проскочить опасное место, спереди и позади них на дорогу выехали несколько всадников весьма зловещей наружности.
Натянув поводья, Элис избежала столкновения с лошадью одного из разбойников, размахивавшего ножом. Крики, звук ударов, стук копыт — все это сливалось в общую какофонию схватки. Раджи и Ричард, находившиеся по обе стороны от Элис, вынуждены были отбиваться каждый от двух наседавших противников.
Реджи потеснил одного из нападавших, и в строю бандитов образовалась брешь. Отразив удар ножом, он крикнул:
— Элли, бегите!
Элис попыталась воспользоваться замешательством противника и оторваться от нападавших, чтобы получить возможность выхватить пистолет, но пятый бандит, в черной маске, преградил ей дорогу. Она попыталась его объехать, но он вскинул карабин и прицелился в нее с расстояния, не превышавшего двенадцать футов.
Промахнуться, стреляя практически в упор, было невозможно. Черный глазок ствола уставился на Элис. Она инстинктивно натянула поводья, заставив кобылу попятиться и встать на дыбы. Выхватив из кобуры пистолет, она взвела курок.
Мужчина в маске нажал на спусковой крючок. Выстрел был сделан с такого близкого расстояния, что Элис показалось, она почувствовала запах пороха, однако пуля пролетела мимо. Человек в маске на какое-то время перестал представлять непосредственную угрозу, поэтому Элис развернула лошадь, чтобы посмотреть, что происходит у нее за спиной.
Позади Элис развернулась настоящая битва. Несмотря на численное превосходство нападавших, которые к тому же были вооружены, им пришлось нелегко, поскольку их противники оказались хорошо подготовленными, тренированными бойцами и действовали решительно и бесстрашно. Элис видела, как Уоргрейв, резким нырком уклонившись от сабельного удара, перехватил руку своего противника и, безжалостно вывернув ее, обезоружил разбойника и выбил его из седла. Реджи, схватившийся с другим бандитом, также сбросил его на землю ударом кулака.
Видя, что третий нападавший прицелился в спину Реджи из пистолета, Элис предостерегающе выкрикнула имя Дэвенпорта и выстрелила. Оттуда, где она находилась, сделать точный выстрел было почти невозможно, но ей повезло — пуля угодила бандиту в руку, и он, громко вскрикнув, выронил пистолет.
Тем временем разбойник в маске снова атаковал Элис. Перезарядить свое оружие она не могла. Лихорадочно раздумывая над тем, почему человек, скрывающий свое лицо под маской, так упорно старается ее убить, Элис изо всех сил швырнула в него бесполезный теперь пистолет. Мужчина отшатнулся и снова дал промах.
— Ах ты, сука! — выругался он. Ухватившись рукой за уздечку лошади Элис и таким образом лишив ее возможности маневрировать, он выхватил из сапога длинный, острый как бритва нож.
В этот момент Реджи оглянулся и с ужасом увидел, что Элис не в состоянии увернуться от бандита, который уже занес руку с ножом для удара. Спрыгнув с лошади, Реджи схватил ружье, лежавшее на земле.
Элис крутилась в седле, стараясь уклониться от удара, и пришпоривала лошадь, чтобы освободиться, но все ее старания были напрасны. Реджи показалось, что время замедлило свой бег.
Он увидел, что рука бандита взмыла вверх, и успел даже заметить, как луч утреннего солнца блеснул на тонком лезвии.
Слишком напуганный, чтобы молиться, Реджи опустился на одно колено и оперся локтем о другое, желая придать ружью устойчивость. Видя, что рука с ножом уже начала опускаться, он взвел курок и, тщательно прицелившись, нажал на спусковой крючок, желая только одного — не промахнуться.
Пуля угодила мужчине в грудь и сбросила его с лошади. Нож, описав в воздухе сверкающую дугу, упал на землю. Эхо ружейного выстрела заметалось между склонами оврага. Бандиты, видя, что схватка складывается не в их пользу, бросились наутек, пустив лошадей галопом.
Вся стычка заняла не более двух минут. После того как стук копыт удиравших злодеев смолк вдали, в овраге наступила полная тишина. Молчали даже птицы, вспугнутые выстрелами. Разбойник в маске лежал неподвижно, на одежде его расплывалось кровавое пятно. Мужчина, скатившийся с откоса к краю дороги, тоже не вставал и не шевелился — по всей видимости, он еще не пришел в себя.
Не говоря ни слова, Реджи подошел к сидевшей на лошади Элис и протянул к ней руки. Она соскользнула в его объятия. Хотя она только что дралась как тигрица и, возможно, спасла Реджи жизнь, теперь, когда опасность миновала, ее била крупная дрожь. Реджи крепко прижал Элис к себе, благодаря Бога за то, что она осталась жива.
К ним подъехал Уоргрейв. Он был совершенно невозмутим, словно джентльмен, катающийся верхом в одном из лондонских парков, однако на плече его коричневого, охристого оттенка сюртука красовалась дыра с черными, обугленными краями.
— Надеюсь, никто из вас не ранен? — спросил граф. Уоргрейву было куда легче сохранить хладнокровие, чем Реджи, — ведь это не его любимая только что подвергалась смертельной опасности. Если до этого момента у Реджи еще были какие-то сомнения по поводу того, что Элис Уэстон — это та самая единственная женщина, которая ему по-настоящему нужна, то теперь они исчезли.
— Кажется, мы оба в полном порядке. Верно, Элли?
— Да. Я нисколько не пострадала. Извините, что я вся трясусь, словно желе, — сказала Элис, осторожно высвобождаясь из объятий Реджи.
— Вам вполне позволительно немного нервничать, — заметил Уоргрейв, спрыгивая с лошади. — Для новобранца, принявшего боевое крещение, вы прекрасно себя показали.
— Если бы не ты, Ричард, у нас не было бы никаких шансов уцелеть. Благодарю тебя.
Чувство благодарности, которое он испытывал в этот момент по отношению к графу Уоргрейву, было глубоким и искренним.
— В твоем лице армия потеряла прекрасного солдата, — заметил Уоргрейв.
Обменявшись чисто мужскими комплиментами, Реджи и Ричард всего лишь какой-то миг смотрели друг другу в глаза, но этого было достаточно, чтобы Реджи понял: с этого момента они с двоюродным братом стали друзьями.
Реджи снова крепко обнял Элис одной рукой. Граф тем временем опустился на колени и снял с убитого маску. На мертвом лице разбойника застыла злобная гримаса. Элис тихо ахнула.
— Блейкфорд! — воскликнул Реджи.
— Ты его знаешь? — вопросительно взглянул ва кузена Уоргрейв.
Элис почувствовала, как рука Реджи напряглась.
— Да, я его знаю, — мрачно сказал он. — В последнее время мы с ним были в ссоре, но причина слишком незначительная, чтобы стать основанием для убийства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...