ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Стелла повернулась к Блейкфорду спиной, чтобы он расстегнул ее платье.
— Надеюсь, ты не влюбился? Она очень странная — слишком высокая, и вдобавок у нее глаза разного цвета. Одному Богу известно, что Дэвенпорт в ней нашел. Возможно, ему нравятся женщины на ходулях.
Блейкфорд на секунду замер и снова принялся нетерпеливо возиться с крючками.
— О вкусах не спорят, — заметил он. — Я, например, без ума от рыжих.
Стащив платье с плеч Стеллы, Блейкфорд стал ласкать ее грудь. Стелла почувствовала, что ее покровитель потерял голову от возбуждения, и решила, что наступил подходящий момент для осуществления ее плана.
— Это было ужасно — встретить сегодня вечером Дэвенпорта, — промолвила она дрожащим голоском. — Я надеялась, что никогда больше его не увижу после… после того, что он со мной сделал.
Схватив любовницу за плечи, Блейкфорд повернул ее лицом к себе. Губы его сжались в тонкую прямую линию.
— Что ты имеешь в виду?
Стелла широко распахнула глаза, стараясь выглядеть невинной жертвой. Она понимала, что, если ей не удастся убедительно сыграть свою роль, Блейкфорд разозлится на нее, а это было опасно.
— Помнишь тот вечер, когда вы играли в карты и ты проиграл Дэвенпорту пятьсот фунтов?
— Конечно, помню. — Лицо Блейкфорда злобно искривилось. — Я помню и кое-что еще — как ты виляла перед ним задом.
— Джорджи, дорогой, это не правда! — запротестовала Стелла. — Я всего-навсего старалась быть гостеприимной. Но… но он не правильно истолковал мое поведение. Ты ведь помнишь, он был совершенно пьян. И… и когда я случайно столкнулась с ним в коридоре…
Стелла опустила голову и поежилась, давая понять, что не в состоянии продолжать.
Пальцы Блейкфорда с такой силой стиснули ее плечи, что она скривилась от боли. Это было кстати, так как помогло Стелле выжать из себя самые настоящие слезы.
— И что же дальше?
— Он… он меня изнасиловал, Джордж. Это было так ужасно! Я пыталась кричать, но он зажал мне рот ладонью.
— Почему ты не рассказала мне об этом тогда же? — спросил, сузив глаза, Блейкфорд.
— Мне было страшно за тебя. Ты ведь знаешь, какая у него репутация. Он очень опасен. Я боялась, как бы с тобой чего-нибудь не случилось. — Стелла опытными ручками принялась расстегивать на своем любовнике рубашку. — Я подумала, будет лучше, если я забуду о том, что произошло. Но когда я увидела его сегодня вечером, то испугалась. И потом, он меня оскорбил при всех, без всякой на то причины. А как он на меня смотрел! — Рыжеволосая интриганка судорожно сглотнула. — А что, если он опять на меня набросится? Он такой большой, такой сильный, Каждое слово Стеллы было тщательно продумано. Каждой фразой Стелла давала понять Блейкфорду, что, по ее мнению, Дэвенпорт превосходит его как мужчина, что Реджи сильнее его и опаснее. Она понимала: уязвленная гордость и оскорбленное чувство собственника вызовут у ее любовника желание отомстить, и, зная его, нисколько не сомневалась, что Блейкфорд отметет общепринятые понятия о чести, если они окажутся для него помехой в осуществлении мести. Это означало, что Дэвенпорта скорее всего найдут где-нибудь убитым выстрелом в спину и никто никогда не узнает, кто с ним расправился. Эта мысль доставила Стелле наслаждение.
Между тем она продолжала ласкать своего покровителя, и вскоре из груди Блейкфорда вырвался стон, в котором звучала уже не только ярость оскорбленного самца.
— Он заплатит, Стелла, заплатит за то зло, которое причинил тебе и мне! — хрипло пробормотал он и впился поцелуем в губы подружки. Блейкфорд не был до конца уверен в том, что Дэвенпорт в самом деле изнасиловал Стеллу, — он допускал, что рыжеволосая шлюха вполне могла ему в этом помочь. Но она была его шлюхой. Она принадлежала ему, Блейкфорду, и Дэвенпорт должен был заплатить за то, что позарился на чужое. Да и вообще Дэвенпорта давно следовало проучить как следует. Мало того, что он переспал со Стеллой, он еще и спас жизнь той, которая называла себя Элис Уэстон. Не окажись Дэвенпорт поблизости от ее дома в ту ночь, когда случился пожар, ее бы уже не было в живых, а на это Блейкфорд и рассчитывал.
Узнав, что Элис Уэстон спасена, Блейкфорд пережил огромное разочарование. Правда, тогда ему было все равно, жив Дэвенпорт или мертв. Теперь же, после разговора со Стеллой, у Блейкфорда появились основания расправиться с обоими.
Блейкфорд повлек любовницу к постели, полный решимости заставить ее забыть о других мужчинах — и в особенности о Дэвенпорте, которого она считала сильным и опасным.
Глава 17
Когда Джулиан Маркхэм впервые увидел Мередит Спенсер — перепачканную глиной, в мешковатом платье с чужого плеча, — она показалась ему удивительно хорошенькой. Через несколько часов, когда она спустилась к обеду, он решил, что она настоящая красавица. Проведя же в обществе Мерри три дня, Джулиан окончательно потерял голову.
Пьяный от любви, он тем не менее осознавал, что его восхищает не только красота золотоволосой Мередит, но и ее ум, доброта и рассудительность. Любовь была для Джулиана новым чувством, и он не торопился признаваться в нем, боясь сказать что-либо такое, что могло бы обидеть девушку. К счастью, молодые люди могли целыми днями быть вместе. Они гуляли и ездили верхом по Стрикленду и его окрестностям. Мерри знакомила молодого Маркхэма с местными достопримечательностями. Подобное времяпрепровождение было бы невозможно в Лондоне, да и в Дорсете стало возможным лишь благодаря тому, что Элис доверяла и своей воспитаннице, и Джулиану.
И Мерри, и Маркхэм полностью оправдывали это доверие. Однако чем дольше они общались, смеясь и болтая обо всем и ни о чем, тем сильнее в Джулиане крепла убежденность в том, что Мерри разделяет его чувство. По этой причине он решил объясниться с ней за день до своего отъезда. Он все же был не настолько самоуверен, чтобы уехать, не убедившись в том, что Мерри тоже к нему неравнодушна.
В тот день, когда Джулиан должен был открыть Мерри свое сердце, молодые люди отправились на фабрику. Джулиану было интересно с Мередит везде и всегда, однако процесс превращения глины в красивую посуду его по-настоящему поразил.
— Когда-то на территории Британии было множество мелких гончарных мастерских, — поясняла Мерри, водя Джулиана по цеху. — Но теперь, когда дороги стали значительно лучше, появилась возможность перевозить посуду на более далекие расстояния. Поэтому производство концентрируется в местах, где имеется необходимое сырье, — например, в Стаффордшире.
— Вы столько всего знаете, — восхищенно заметил Джулиан, с нежностью глядя на профиль Мередит.
— Столько всего, о чем девушки обычно и понятия не имеют, — вы это хотели сказать? — хихикнула Мерри и, взяв со стеллажа одну из форм, показала ее Джулиану. — Видите, вот сюда заливается разжиженная глина. Затем с помощью гипса лишнюю воду удаляют, а глина остается внутри формы. И пожалуйста — мы получаем вазу или кубок. Таким образом можно делать очень красивые вещи.
— Мерри… — положил ладонь на ее руку Джулиан. — Это просто замечательно, что вы совершенно не похожи на других девушек.
Мерри бросила на Джулиана смущенный взгляд и отвернулась, чтобы положить форму на место.
— Так уж меня воспитывали — и моя тетя, и леди Элис. Ну что, хотите посмотреть, как происходит обжиг изделий?
Джулиан последовал за Мерри. Печь была настолько велика, что в ней при желании могли бы поместиться больше двух десятков людей. Она была наполовину заполнена посудой, которой предстояло повторно пройти обжиг. Мерри показала Джулиану изящные чайные чашки, заключенные в специальный защитный контейнер.
— Здесь кое-что из моих опытных образцов, — пояснила она. — Я разрабатываю новые модели и варианты росписи — они пригодятся, когда мы будем расширять производство.
— Замечательно… — пробормотал Джулиан, взгляд которого был прикован к лицу Мередит.
На какой-то миг ему показалось, что в глубине голубых глаз Мерри промелькнула тень печали, но она тут же лукаво улыбнулась:
— Мужчина, владеющий искусством флирта, всегда найдет возможность сказать женщине комплимент. — И продолжила пояснения:
— К завтрашнему дню печь будет заполнена и приведена в действие. После вторичного обжига я смогу заняться росписью опытных образцов. Похоже, все вышло удачно. Формы, во всяком случае, очень хороши.
— Ваши тоже, — брякнул Джулиан, восторженно глядя на силуэт девушки, отчетливо обрисовавшийся на фоне печного зева.
Мерри в ответ лишь тихо рассмеялась.
Выйдя из цеха, Мередит увидела фабричного мастера Джейми Палмера и приветливо помахала ему рукой.
По дороге в усадьбу Джулиан, собравшись с духом, объявил.
— Мерри, я хочу с вами поговорить.
В этот момент они проходили мимо живой изгороди. Словно не расслышав его слов, Мередит сорвала усеянную бледно-розовыми цветами веточку растения, тянувшегося к солнцу из зарослей боярышника.
— Вот это — валериана, — сказала она. — Между прочим, из ее корней приготовляют чай, который обладает успокаивающим действием и укрепляет сон.
— Почему вы уходите от разговора? — спросил Джулиан, глядя, как девушка нюхает розовые цветки.
— Я не хочу, чтобы наша летняя идиллия заканчивалась, — сказала она, стараясь не смотреть на Джулиана. — Но, боюсь, она близится к концу.
Джулиан с величайшей осторожностью взял Мерри за подбородок и, слегка запрокинув ее лицо, заглянул в сапфировые глаза. Он с ужасом увидел, что они наполняются слезами.
— Мерри, что случилось? Вы не хотите, чтобы я сказал вам, что люблю вас, поскольку не разделяете моих чувств? Мередит прикрыла глаза, и слезы покатились по ее щекам.
— О нет, дело вовсе не в этом.
Повинуясь порыву, Джулиан обнял Мерри и привлек ее к себе. Он знал, что любит девушку, искренне восхищаясь ее добротой и красотой, но в эту минуту на него вдруг нахлынула волна неизъяснимой нежности.
— Тише, моя дорогая, — прошептал он. — Если я люблю тебя, а ты любишь меня, к чему же плакать?
— Я никогда не думала, что любовь может причинять такую боль, — с виноватой улыбкой сказала Мерри, осторожно отстраняясь. — Элис всегда смеялась над тем, как тщательно я распланировала всю свою дальнейшую жизнь. Я решила, что найду себе в меру богатого мужчину, который бы меня обожал и лелеял, а я, в свою очередь, сделаю так, что он никогда не пожалеет о том, что выбрал в жены меня.
Мередит достала из кармана носовой платок и высморкалась, пытаясь успокоиться и привести себя в порядок. Впрочем, Джулиану даже ее покрасневший нос казался очаровательным. Понимая, насколько важен их разговор, он уселся на траву в тени живой изгороди и, потянув Мерри за руку, усадил рядом с собой.
— Почему вам кажется, что любовь способна приносить только горе и неудобства? Я никогда не был таким счастливым, как сейчас.
— Я не могу поверить в наше счастливое будущее, и это причиняет мне боль, — сказала Мерри, грустно глядя на скомканный лоскуток муслина. — Из-за разницы в нашем происхождении и материальном положении между нами лежит пропасть. Почему, ну почему ваш отец — виконт, а не какой-нибудь человек попроще?
— Никогда бы не подумал, что вы не захотите стать виконтессой. Из вас получится замечательная виконтесса. — Джулиан накрыл своей рукой руку Мередит. — И потом, поскольку мой отец — человек здоровый и крепкий, вам предстоит в течение многих лет быть просто уважаемой миссис Маркхэм, прежде чем вы станете леди Маркхэм.
Мерри грустно улыбнулась.
— Джулиан, Джулиан, моя мать была дочерью сельского сквайра, мой отец — городской торговец, он успешно вел дела, но не сумел оставить наследство, достаточное для того, чтобы компенсировать недостатки моего происхождения. Моя часть наследства составит пять тысяч фунтов. По дорсетширским понятиям сумма вполне приличная, но я не поверю, что лорд Маркхэм примирится с подобным выбором своего единственного сына.
После этих слов Джулиан стал уважать Мередит еще больше. Было ясно, что она вполне трезво оценивает ситуацию.
— Я не надеюсь, что моему отцу это понравится, но он не имеет права запретить мне жениться или лишить меня наследства. — Джулиан ободряюще улыбнулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...