ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Покосившись на Элис, она прощебетала:
— Если хочешь, можешь обращаться ко мне каким-нибудь из тех чудесных словечек, что ты нашептывал, когда мы с тобой в последний раз были… вместе.
Это было произнесено таким тоном, что у Элис не возникло ни малейших сомнений, что имелось в виду под словом «вместе». Вероятно, в другой ситуации она бы возгордилась оттого, что рыжеволосая куртизанка считает ее соперницей, но не сейчас — ее захлестнула волна гнева. Больше всего Элис хотелось повернуться и уйти, но она осталась — ее удержали смущение, какое-то странное любопытство и непонятно откуда взявшееся ощущение, что Реджи происходящее так же неприятно, как и ей.
Поскольку Дэвенпорт никак не отреагировал на ее последнюю фразу, Стелла с игривой интонацией объявила:
— Если бы у меня был выбор, я бы ни за что сюда не поехала, но Джордж арендовал в этой глухомани дом. У него тут поблизости умирает тетушка, и он вынужден регулярно ее навещать, чтобы она не забыла его в своем завещании. Все это ужасно скучно, но он говорит, что скоро мы поедем в Брайтон.
— А где же Джордж? — со скучающим видом спросил Дэвенпорт.
Стелла пожала плечами, так что платье едва не соскользнуло с них окончательно.
— На улице, в экипаже. Он сейчас придет. Спутники Стеллы подошли и остановились рядом с ней. Один из мужчин хлопнул Реджи по плечу.
— Привет, Дэвенпорт, — сказал он с развязностью отпетого выпивохи. — Давненько не видел тебя в Лондоне.
— Это потому, что меня там не было, Уилдон, — произнес Реджи, едва сдерживая раздражение. Уилдон не был его приятелем, а фамильярности со стороны людей малознакомых Дэвенпорт не терпел. Неужели, подумал вдруг Реджи, и он вел себя подобным образом, находясь под хмельком? Это открытие его крайне огорчило. Реджи решил, что будет лучше, если он и Элис покинут зал.
Проклиная случай, занесший в Дорчестер Стеллу и ее покровителя, он взял Элис под руку.
— Рад был всех вас повидать. Передайте мои наилучшие пожелания Блейкфорду. Жаль, что нам с ним не довелось встретиться, но мы как раз собирались уезжать.
Дэвенпорт почувствовал, как напряглась рука Элис. Она была расстроена, что неудивительно: мало того что Стелла повела себя с вызывающей бестактностью — их диалог с Реджи вызвал любопытство многих обитателей Дорсета.
Прежде чем они успели уйти, Стелла сделала еще одну — и довольно успешную — попытку привлечь всеобщее внимание.
— Реджи, дорогой, — замурлыкала она, с невинным видом хлопая накрашенными ресницами и покачивая бедрами, — разреши, пожалуйста, наш спор. Мы тут говорили о том, существуют ли еще на свете настоящие рыцари. Вот Мартин, к примеру, — указала Стелла на стоявшего рядом с ней не вполне трезвого джентльмена, — считает, что защищать честь женщины — это старомодно. Я же утверждаю, что Мартин не прав. Вот ты, например, джентльмен. Неужели ты не вступился бы за мою честь?
— А с какой стати? — Реджи изобразил удивление, мысленно ругая себя за то, что в свое время не смог удержаться от близости с продажной рыжей бестией. — Ты ведь о ней нисколько не заботишься.
Кто-то из присутствующих тихонько ахнул. В зале повисла тяжелая тишина. Потрясенные жители Дорсета словно окаменели.
Рот Стеллы искривился от злости. На лице ее, разом утратившем привлекательность, появилось угрожающее выражение. Сам Реджи, выпустив свою парфянскую стрелу, почувствовал некоторое замешательство. Ему не впервой было устраивать скандалы, но обычно при этом он был настолько пьян, что нисколько не заботился о последствиях. Оказалось, будучи трезвым, сохранять спокойствие в подобной ситуации куда сложнее.
Почувствовав, что Элис дрожит, он бросил на нее быстрый взгляд. Лицо ее было бесстрастным, но Дэвенпорту показалось, что она изо всех сил сдерживает либо смех, либо приступ истерики, а может быть, и то и другое одновременно. В любом случае ему следовало как можно скорее увести ее из зала.
Заметив приближающегося Блейкфорда, Дэвенпорт как ни в чем не бывало сказал:
— А, вот и Джордж. У меня есть гунтер, который мог бы его заинтересовать. Кто-нибудь знает, собирается он охотиться в этом сезоне?
Подвыпивший Уилдон начал было отвечать, но в это время снова заиграл оркестр, заглушая его слова.
Толпа, собравшаяся вокруг Реджи и Стеллы, поредела. Тем не менее Дэвенпорт был уверен, что его слова будут вспоминать в Дорсете еще не один год.
Пользуясь случаем, Элис высвободила свою руку и, не оглядываясь, начала пробираться к боковой двери. Когда ее высокая, стройная фигура исчезла из виду, Дэвенпорт, спохватившись, хотел последовать за ней, но тут к нему подошел Блейкфорд. Он казался более трезвым, чем его спутники, а в его глазах при виде Дэвенпорта зажегся интерес. Несколько минут, показавшихся Реджи вечностью, он вынужден был перебрасываться с Блейкфордом ничего не значащими фразами. Стелла сверлила его злобным взглядом. При первой же возможности Дэвенпорт извинился и направился к дверям, через которые вышла Элис.
Побродив немного по обсаженным цветами дорожкам, слабо освещенным редкими фонарями, Реджи наконец заметил Элис, сидевшую на каменной скамейке в самом дальнем углу сада. Лунный свет падал на ее волосы, заливая их расплавленным серебром. Наклонив голову, она осторожно гладила пальцами розу.
Реджи почувствовал, как она напряглась, стоило ему опуститься рядом с ней на скамейку. Дэвенпорт не мог разглядеть выражение ее лица — слишком густа была тень.
— В зале душно, и я решила глотнуть свежего воздуха, чтобы не упасть в обморок, — проговорила Элис сдавленным голосом.
Реджи, который был рад уже тому, что Элис не ругает его последними словами, мягко спросил:
— В обморок? Вы? Женщина, способная в самый разгар лета без устали работать по двенадцать часов в сутки?
Элис, не зная точно, что именно заставило Дэвенпорта последовать за ней, ответила:
— Ну хорошо, хорошо. Я ушла не потому, что боялась упасть в обморок, а потому, что была в бешенстве.
— Вот это больше похоже на леди Элис, которую я знаю, — одобрительно заметил Реджи. — Ну что, сейчас вы начнете упрекать меня в безнравственности, корить за дурные манеры и грозить мне адом?
Элис улыбнулась:
— Я подумывала об этом, но мне трудно винить вас за ваше… за поведение той особы.
— Вы вполне вправе поступить именно так, но мне бы очень этого не хотелось.
Наступило молчание, однако оно их не тяготило. Реджи сидел всего лишь в нескольких дюймах от Элис — так близко, что она чувствовала тепло, исходящее от его тела.
— Она довольно миленькая, хотя в ее внешности есть что-то вульгарное, — заметила Элис. — Поскольку мужчины — заложники собственных животных инстинктов, я вполне могу, понять, что подтолкнуло вас к… близости с ней, даже если у вас не было с ней ничего общего, кроме постели.
— Строго говоря, постель как таковая не фигурировала в наших отношениях, — усмехнулся Реджи. — Признайтесь, вас все это шокировало?
— Ничего подобного. Если что и могло меня шокировать, так это то, как вы с ней обошлись. Но мне почему-то ужасно хотелось рассмеяться, я едва сдержалась. — Элис покачала головой. — Честно говоря, Реджи, при всем том, что она вела себя действительно неприлично, я не могу понять, как вы могли прилюдно сказать такое.
— Это совсем не трудно. Оскорбления — мой конек. Из-за этого у меня частенько возникали неприятности. — Реджи вздохнул. — Вы, должно быть, заметили, что Стелла — женщина, мягко говоря, не слишком порядочная. И потом, я оскорбил ее только после того, как она задела вас.
Элис снова потеребила розу.
— Я не понимаю таких женщин, как она.
— Я тоже, — подхватил Реджи и, помолчав, тихо добавил:
— Мне очень жаль, что сегодня мое прошлое испортило нам вечер, Элли. Я знаком со многими мерзкими типами, но я не ожидал, что кто-то из них объявится здесь.
— Насколько я поняла, человек, о котором вы со Стеллой говорили, Джордж Блейкфорд, — ее любовник и покровитель. Он что, ваш друг?
— Да нет. Мы с ним знакомы много лет, но друзьями не стали. Впрочем, даже если бы мы были друзьями, теперь нашей дружбе пришел бы конец — Стелла наверняка расскажет ему о том, что я отмочил.
— Он может вызвать вас на дуэль? — встревожилась Элис.
— Вряд ли, — спокойно ответил Реджи. — Блейкфорд не дурак. Правда, он может наговорить обо мне каких-нибудь пакостей, но при моей репутации это уже не важно.
Элис хотелось поподробнее расспросить Реджи о Блейкфорде, но она понимала, что это может показаться странным. Удивительно, что до сих пор ей ни разу не пришлось столкнуться ни с кем, кто был так или иначе связан с ее прошлым.
В ночном воздухе отчетливо слышались музыка и шум голосов. Чувствуя, что пауза слишком затянулась, Реджи спросил:
— Вы собираетесь вернуться на бал?
— Нет! — воскликнула Элис с излишней горячностью — ей не хотелось, чтобы нежелание возвращаться в бальный зал было воспринято как нерешительность или трусость. Впрочем, уж лучше это, лишь бы Дэвенпорт не узнал об истинной причине. — Простите, но я устала от всей этой сутолоки. Как вы думаете, удастся ли уговорить Мерри и Джулиана отправиться домой пораньше?
— Я уверен, что они не станут возражать. Да и танцы скоро закончатся.
Поднявшись, Реджи протянул Элис руку, чтобы помочь встать со скамейки. Этот галантный жест вернул ей ощущение собственной женственности, утраченное после встречи со Стеллой. Радуясь тому, что Дэвенпорт взял на себя труд пролить бальзам на ее душевные раны, она сказала:
— Пока вы будете разыскивать молодежь, я распоряжусь, чтобы подали экипаж.
Слова Элис явно позабавили Реджи.
— С этим я тоже как-нибудь справлюсь, — заметил он. — Вы сегодня выглядите как настоящая леди и должны примириться с тем, что с вами и обращаются соответственно.
Все еще не отпуская руки Реджи, Элис вгляделась в его лицо, но в темноте было трудно разобрать его выражение.
Глядя ей в глаза, Реджи легонько провел кончиками пальцев по ее брови и щеке, по волосам на затылке и по шее. Элис затаила дыхание, чувствуя его близость, разом обессилев от захватившего ее чудесного ощущения его мужественности и силы. Изнемогая от желания, она в душе молила Бога, чтобы Реджи снова поцеловал ее.
Но на этот раз он был трезв, и губы его так и не коснулись ее губ. Видимо, чтобы снизойти до нее, Дэвенпорту нужно было быть пьяным. Элис постаралась отогнать эту горькую мысль, не позволяя ей перечеркнуть радость, которую доставил ей этот вечер.
Опустив руку, Дэвенпорт сделал шаг назад.
— Прежде чем я отправлюсь искать Мерри и Джулиана, я посажу вас в экипаж, — сказал он громче, чем нужно. Элис молча последовала за ним к воротам сада.
Пока Джордж Блейкфорд, сидя на козлах, правил экипажем, а его подвыпившие приятели галдели, предвкушая главное развлечение, которое готовил им этот вечер, взбешенная Стелла, предоставленная самой себе, молча обдумывала план мести.
Надо же — она еще обрадовалась, увидев Реджи Дэвенпорта! Надеялась, что он поможет ей разогнать скуку, которая охватывала ее всякий раз, когда Джордж отправлялся пресмыкаться перед своей тетушкой. Стелла не забыла последнюю встречу с Реджи в Лондоне, и мысль о том, что у нее появится возможность повторения того, что между ними тогда произошло, привела ее в восторг.
Однако после разговора с Реджи все ее надежды рухнули. Стелла плотнее закуталась в шаль, поежившись от воспоминания о том, как Дэвенпорт публично ее унизил. Должно быть, эта громадина, которая была рядом с ним, что-то для него значит — в противном случае Реджи ни за что не оскорбил бы ее подобным образом. Что ж, подумала Стелла, Реджинальд Дэвенпорт дорого заплатит за это оскорбление.
Блейкфорд недаром слыл опасным человеком, и Стелла не сомневалась, что, если ей удастся умело направить его действия в нужном направлении, он наверняка за нее отомстит. Нужно было всего лишь найти способ разжечь в любовнике злобу по отношению к Дэвенпорту. Всю дорогу она думала, как это сделать.
Джордж казался задумчивым и по возвращении не набросился на нее, как это обычно бывало, когда они оставались вдвоем. Начав переодеваться, он сказал:
— Рядом с Дэвенпортом стояла очень высокая женщина в золотистом платье, но к тому времени, когда я к вам подошел, ее уже не было.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...