ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Единственным, не считая миссис Геральд, человеком, которому Реджи рассказал о случившемся, был Мак Купер. Его обычно бесстрастное лицо стало хмурым.
— Вы говорите о красотке с каштановыми волосами? — уточнил он. — Жаль, что ее парень уже сбежал. Следовало бы отстегать его кнутом за такие дела.
— Согласен, — бросил переодевавшийся к обеду Реджи, просовывая голову в воротник свежей белой рубашки. — Если это тебя утешит, могу сказать, что у матросов жизнь несладкая, скорее всего это будет для него куда более строгим наказанием.
— Насколько я понимаю, в последние дни вы совсем не пьете? — спросил хозяина Мак.
— Ты очень наблюдателен, — парировал Реджи, завязывая галстук.
— Трезвость — штука неплохая, — заметил камердинер. Его нисколько не смутила резкость хозяина.
— Рад, что заслужил твое одобрение, — язвительно процедил Дэвенпорт, надевая жилет.
— Я здесь не для того, чтобы одобрять или не одобрять ваши поступки, — высокомерно заявил Мак, изображая чванливого слугу-сноба.
— С каких это пор ты не имеешь собственного мнения, чертов кокни? — хмыкнул Реджи.
По физиономии Купера пробежала легкая тень улыбки.
— А с чего вы взяли, что у меня нет собственного мнения? Просто я уже начинал за вас беспокоиться. — Акцент, характерный для обитателей лондонских трущоб и бедных кварталов, был верным признаком волнения Мака.
Надевая превосходно сшитый сюртук, Дэвенпорт бросил на камердинера уничтожающий взгляд:
— Ты хочешь сказать, что я вовсю катился по наклонной плоскости и все это замечали, кроме меня самого, так, что ли?
— Ну да, — согласился Купер, немного подумав. Улыбнувшись, Реджи отметил, что Мак никогда не отличался излишней деликатностью, и направился в столовую, радуясь тому, что утром в Стрикленд должен был приехать Джулиан. Дэвенпорт был уверен; его добродушный и веселый молодой друг разрядит атмосферу в доме.
Купер же после ухода своего господина занялся уборкой, с тревогой думая о том, что Джилли едва не попала в большую беду. В конце концов он решил сегодня вечером пригласить молоденькую горничную погулять, поскольку в сложившейся ситуации ей нужна поддержка. Приняв решение, он, улыбаясь, закончил уборку и отправился обедать.
Работа управляющего требовала постоянного передвижения по территории поместья. Все утро Элис наблюдала за тем, как ведутся работы. Выяснив у Габриэля Митфорда, когда можно будет приступать к стрижке овец, Элис заехала на покос.
Трава на лугах была уже почти скошена и собрана в копешки, сено подсыхало, издавая пьянящий аромат. Спешившись, Элис выслушала старшего из косарей, с крестьянской осторожностью известившего, что, если солнечная погода продержится, на следующий день работы будут закончены.
Собравшись уже продолжить объезд имения, Элис заметила в ряду косарей, размеренно наступавших на участок нескошенной травы, хозяина Стрикленда. Она знала, что Реджи работает на покосе, но еще ни разу не видела его здесь.
Самый высокий среди работников, загорелый, темноволосый, в белой рубашке с закатанными рукавами и расстегнутым воротом, он был удивительно хорош собой. Хозяин, в поте лица трудившийся на своей земле.
Глядя на Дэвенпорта, Элис почувствовала, что боль, поселившаяся ночью у нее в груди, постепенно отступает. На память пришло чье-то высказывание: каждый человек — главное действующее лицо пьесы, имя которой — его собственная жизнь. Что ж, она, Элис Уэстон, готова была подписаться под каждым словом, но и на Реджинальда Дэвенпорта — стоило ему появиться в Стрикленде — она смотрела как на одного из участников ее личной драмы. Будучи человеком сильным и незаурядным, он как-то незаметно превратился из рядового участника в главного героя. Элис полностью зависела от него материально, он спас ей жизнь и — это было практически неизбежно — в конце концов стал объектом ее тайной страсти.
Элис впервые попыталась взглянуть на Дэвенпорта как бы со стороны. Хотя сам он никогда не заводил об этом речь, основное содержание той пьесы, главным действующим лицом которой был он сам, состояло в его попытке изменить собственную жизнь, придать ей смысл.
Элис нередко приходилось иметь дело с мужчинами, которые регулярно напивались до бессознательного состояния. Мало кто из них согласился бы признать себя алкоголиком, и лишь очень немногие решались попытаться бросить пить. Реджи, называвший себя повесой и конченым человеком, предпринял попытку это сделать. По-видимому, это стоило ему немалых усилий — отсюда его постоянное раздражение.
Ей, Элис Уэстон, в жизни Дэвенпорта была отведена второстепенная роль. Будет он счастлив или несчастен, сопьется или сумеет побороть пагубную страсть — она не имеет к этому ровным счетом никакого отношения. Молчаливая борьба, которую Реджи вел с терзающими его душу демонами, была для него проблемой куда более важной, чем отношения с Элис, и тут уж ничего нельзя было поделать.
Как ни странно, осознание этого принесло Элис облегчение. Дэвенпорт был человеком весьма неоднозначным — он мог вести себя и как герой, и как злодей, не будучи на самом деле ни тем ни другим. Он был не стар, но уже и не молод, нередко попадал в беду из-за собственной беспечности, но всегда имел мужество признать, что в случившемся с ним не виноват никто, кроме него самого. Пообщавшись какое-то время с Реджи, Элис поняла, что он честен и не лишен сострадания к окружающим. И еще он был очень одинок.
Ему совершенно были не нужны ни ее профессионализм, ни ее женственность, ни ее мечты. Сейчас, в трудное для него время, Реджи нуждался в сочувствии, понимании, в том, чтобы его принимали таким, каков он есть, со всеми достоинствами и недостатками. Все это Элис могла ему дать — хотя бы по той простой причине, что он ей нравился.
Элис пришпорила кобылу, решив, что будет проявлять к Дэвенпорту больше дружеского внимания, чем раньше, как бы раздраженно он на это ни реагировал.
После завтрака Элис отправилась на конюшню. Проходя мимо манежа, она увидела Реджи, объезжающего рослого серого мерина. Вспомнив о своем намерении вести себя с Дэвенпортом по-дружески, Элис решила остановиться и понаблюдать за его работой. Подойдя поближе, она заметила Уильяма — сидя на ограде, он с благоговением следил за действиями своего кумира. Мальчик поздоровался с опекуншей, не отводя взгляда от захватывающего зрелища.
Элис вынуждена была признать, что Реджи, заставляющий лошадь то и дело менять аллюр, выглядел и в самом деле весьма впечатляюще. Она знала, что Дэвенпорт — превосходный наездник, но теперь у нее появилась возможность убедиться в том, что он еще и прекрасный объездчик — умелый и терпеливый.
— У него легкая рука, — сказала Элис, понимая, что мастерство Дэвенпорта заслуживает куда более щедрой похвалы.
— Это уж точно, — горячо поддержал ее Уильям, энергично кивнув. — Он мог бы ездить на Смоки, вообще не держась за поводья.
В это время Реджи начал отрабатывать повороты кругом и заметил Элис. Замешкавшись на миг, он подъехал.
Было видно, что Реджи пытается угадать, как Элис встретит, поскольку последнюю неделю они почти не разваривали. Элис ободряюще улыбнулась.
— Судя по крупу и задним ногам, Смоки должен замечательно преодолевать препятствия, — сказала она.
— Вы правы. — Лицо Дэвенпорта прояснилось от ее дружеского тона. — Он немного диковат, но через изгороди прыгает великолепно и к тому же очень вынослив. — Реджи подъехал к самой ограде, чтобы Уильям мог погладить мерина.
— Вы тренируете гунтеров на продажу или собираетесь использовать их сами? — поинтересовалась Элис.
— На продажу. Вот этот серый через год будет стоить в десять раз больше, чем сейчас. И еще две лошади из тех, что я приобрел в Дорчестере, ничуть ему не уступают.
— А четвертая?
— Четвертая слишком низкорослая для охоты в центральных графствах, но наверняка будет хороша в холмистой местности — скажем, в Девоне, то есть там, где важна не столько скорость, сколько умелое преодоление препятствий. — В это время между перекладинами изгороди в загон проскользнула Немезида. Смоки испуганно шарахнулся, и Реджи успокаивающе похлопал мерина по шее. — Скаковая лошадь, не обладающая достаточной прытью, уже ни на что не годна. Лошадям, которых выводили для охоты, всегда можно найти применение. Самых быстрых использовать для скачек с препятствиями, а остальные годятся для охоты или просто для верховой езды.
— Значит, гунтеры лучше приспособлены к жизни, чем скаковые лошади?
— Именно. — Реджи улыбнулся, и в уголках его глаз появились лучики морщинок. — И заработать на них можно больше Для Элис не было новостью то, что повеса Дэвенпорт обладает деловым чутьем.
— Если вы планируете всерьез заняться обучением лошадей, вам потребуется больше конюхов, — заметила она.
— Я мог бы помогать на конюшие, — вступил в разговор Уильям, возбужденно блестя глазенками.
— Я думаю, леди Элис предпочтет, чтобы ты продолжал учиться в школе, — с улыбкой заметил Реджи и посмотрел на управляющую имением. — Да, вы правы, нужны будут новые работники, и довольно скоро. Как вы думаете, кто-нибудь из местных жителей смыслит хоть немного в объездке лошадей?
Элис задумалась, прикусив нижнюю губу.
— Джейми Палмер, тот, что работает мастером на керамической фабрике, когда-то был конюхом. Он прекрасно управлялся с молодыми животными.
— А на фабрике смогут без него обойтись?
— Люди будут по нему скучать. Но у него очень толковый и способный помощник, и я думаю, что Джейми, будь у него выбор, с удовольствием занялся бы лошадьми. Хотите, я спрошу?
Реджи отрицательно покачал головой;
— Я сам заеду на фабрику и поговорю с ним. Мне следует получше узнать его, прежде чем предлагать новую должность. — Дэвенпорт подобрал поводья. — Кстати, не припомню, говорил ли я вам, что ко мне в гости должен приехать мой хороший друг Джулиан Маркхэм? По моим расчетам, он прибудет сегодня днем.
— Нет, вы ничего мне об этом не говорили.
— Не волнуйтесь, это один из моих самых респектабельных друзей, так что никаких проблем не будет, — поспешил успокоить Элис Реджи, которому почудились в ее голосе тревожные нотки.
Прежде чем Элис успела придумать достойный ответ, послышались стук копыт и позвякивание упряжи, и во двор въехал изящный фаэтон, запряженный парой гнедых. Элис, прикрыв ладонью глаза от солнца, вгляделась в сидевшего в фаэтоне человека и сказала:
— А вот, кажется, и ваш приятель пожаловал.
— Так и есть, — улыбнулся Реджи. — Джулиан всегда появляется вовремя.
Уильям, не спускавший глаз с замечательного экипажа, соскользнул с изгороди и подбежал поближе, чтобы получше его рассмотреть. Элис не торопясь двинулась навстречу гостю. Реджи спешился и, привязав мерина к изгороди, зашагал следом за ними.
Человек, сидящий на козлах, передал поводья конюху и легко спрыгнул на землю. Реджи сердечно его поприветствовал. Элис с интересом разглядывала незнакомца. Она думала, что приятель Реджи его ровесник, но Джулиан Маркхэм был значительно моложе и на редкость приятной наружности — пожалуй, его можно было назвать самым привлекательным мужчиной из всех, которых ей приходилось видеть за последние двенадцать лет, не считая, конечно, Рэндольфа. Несмотря на то что он провел много часов в дороге, его зеленый сюртук и начищенные до блеска сапоги выглядели безукоризненно.
Обменявшись с гостем рукопожатием, Реджи представил друга Элис и Уильяму. Маркхэм изящно склонил голову. Выпрямившись, он не сумел скрыть удивления — по-видимому, только сейчас Маркхэм заметил, что Элис не уступает ему ростом. Впрочем, вполне возможно, что его поразили разные глаза Элис или ее мужской наряд.
Так или иначе, Джулиан был слишком хорошо воспитан, чтобы высказать удивление или неодобрение.
— Мисс Уэстон, Реджи рассказывал мне о вас и о том, как замечательно вы поработали в Стрикленде, — с улыбкой заметил он.
В первую секунду Элис показалось, что это было сказано с иронией, но мягкая улыбка гостя убедила ее, что это не так. Она не могла не отметить незаурядное обаяние Джулиана и невольно подумала о том, на кого он произведет большее впечатление — на Питера или на Мередит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...