ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Неужели в доме никого нет? Но тогда, возмутился он, кто-то должен объяснить ему, почему входная дверь не заперта.
Свернув по коридору вправо, он стал обходить комнату за комнатой, пока в одной из них не обнаружил полную женщину, вытирающую пыль. Когда он вошел, женщина удивленно глянула на него и, вытерев руки о передник, сделала неглубокий реверанс.
— Мистер Дэвенпорт! — воскликнула она. — Как вы меня напугали! Вы приехали как раз вовремя. Правда, нам стало известно, что поместье перешло к вам буквально на днях, и времени все должным образом подготовить не было.
Реджи не мог понять, каким образом эта женщина могла узнать о его намерении приехать.
— Вы меня знаете, а я вас нет. Вы, насколько я понимаю… Женщине явно перевалило за сорок. Она была типичной розовощекой жительницей сельской местности, вежливой, но нисколько не подобострастной.
— Меня зовут миссис Геральд. Вы меня, вероятно, не помните. Когда вы были еще совсем маленьким мальчиком, я работала здесь горничной. Тогда меня звали Мэй Барлоу. — Толстушка оглядела Реджи с головы до ног и одобрительно добавила:
— Вы стали таким же высоким, как ваш отец.
Реджи задумчиво прищурился:
— Кажется, на одной из окрестных ферм был работник по фамилии Геральд.
— Верно. Вот я и вышла за него замуж, за Робби Геральда. Мы живем в Хилл-Фарм.
— Дом в прекрасном состоянии, — сказал Реджи, обводя взглядом комнату. Она выглядела весьма уютно. В двух стенах были прорублены большие окна — его матери всегда нравилось, чтобы в комнатах было много окон.
— Да, это так. Довольно долго дом арендовал вышедший в отставку флотский капитан. Ему неплохо удавалось поддерживать здесь порядок. Примерно с той поры, когда умер старый граф, дом пустовал. Я тут за всем присматривала, чтобы гниль и плесень не завелись и чтобы плотники, когда нужно, делали ремонт.
— Вы прекрасно поработали, — сказал Реджи, отлично знавший, как высоко ценятся слова благодарности и одобрения.
Услышав похвалу, миссис Геральд просияла.
— Я рада, что вы так думаете, сэр. Мы старались делать все, что только можно, — польщенно проговорила она и, поколебавшись секунду, выпалила:
— Мы так рады, что сюда опять приехал представитель рода Стэнтонов. Старый граф Уоргрейв не уделял имению никакого внимания, ни разу здесь так и не появился. А это совершенно несправедливо. Только денежки отсюда получал, а чтобы сделать что-нибудь для Стрикленда — так нет, такого отродясь не бывало.
Тут миссис Геральд покраснела, вспомнив, что старый граф приходился новому хозяину поместья дядей и опекуном, но Реджи, внимательно ее выслушав, заметил только:
— Я Дэвенпорт, а не Стэнтон.
— Ваша матушка была из рода Стэнтонов, а все остальное в Дорсете значения не имеет, — заявила его собеседница, сопровождая эти слова решительным кивком. — В Стрикленде всегда жили Стэнтоны.
Реджи не мог не отметить, что сказано это было таким тоном, каким судья оглашает приговор.
— Возможно, мой вопрос покажется вам глупым, но скажите, остались ли у меня какие-нибудь родственники по линии Стэнтонов? — осведомился Реджи после некоторого раздумья.
— Пожалуй, ближайший ваш родственник мистер Джереми Стэнтон, живущий в Фентон-Холле. Он двоюродный брат вашей матушки и друг вашего отца. Здорово постарел, но человек хороший, джентльмен. — Миссис Геральд с сожалением покачала головой. — Остается лишь пожалеть, что ваша матушка, мисс Энн, была единственным ребенком в семье. Будь у нее и, соответственно, у вас более близкие родственники, они бы никогда не позволили графу увезти вас после того, как… — Тут женщина осеклась и, решив не продолжать начатую фразу, сказала:
— Стэнтоны всегда предпочитали сами заботиться о себе.
Возможно, именно поэтому они почти все и вымерли, подумал Реджи, но, видя, с какой гордостью говорит о Стэнтонах его собеседница, произнести это вслух не решился.
— Через день-другой приедет мой слуга с багажом. Что до меня, то я прибыл один, — сказал он.
— Хотите, я отнесу ваши вещи в спальню ваших родителей? — спросила миссис Геральд.
Перед мысленным взором Реджи возникла комната, о которой она упомянула. Его родители, хотя вообще-то это было не принято, всегда спали в ней вместе, на большой кровати из резного дуба с четырьмя колоннами, поддерживавшими балдахин. Реджи показалось, что, если он расположится на ночь в их спальне, на их кровати, это будет чем-то вроде кощунства.
— Нет, — ответил он миссис Геральд. — Я займу комнату, расположенную над той, где мы с вами находимся. Кажется, ее в свое время называли синей.
— Очень хорошо, сэр. Может, хотите перекусить? В доме порядочный бедлам, но моя двоюродная сестра Молли Барлоу как раз сейчас хлопочет на кухне — занимается уборкой и наполняет провизией кладовую. Она может приготовить на скорую руку что-нибудь легкое.
— Возможно, позже. В данный момент мне хотелось бы повидать мистера Уэстона. Вы не знаете, где он сейчас — в конторе или где-нибудь на территории имения?
Миссис Геральд помедлила, словно на какие-то секунды лишилась дара речи, затем последовал уклончивый ответ:
— Трудно сказать, сэр. Управляющий — человек очень энергичный. Он может быть где угодно.
— Я слышал, что Уэстон как управляющий очень хорош.
— О да, мистер Дэвенпорт. Такого управляющего нигде не найти, — сказала миссис Геральд с каким-то странным, словно бы виноватым выражением лица.
Реджи с любопытством уставился на нее, гадая, почему упоминание об Уэстоне произвело на его собеседницу подобный эффект. Может, у экономки был роман с управляющим? Или за жителями сельской местности не водилось подобных грешков? Если так, подумал Реджи, Дорсет действительно можно считать скучным местом.
Раздумывая об этом, он вышел из комнаты. Проходя по дому, он заметил двух девочек, которые тщательно натирали полы и полировали мебель. Они уставились на него с нескрываемым любопытством, смущенно хихикая, и, когда он кивнул им в знак приветствия, сделали неловкий реверанс. Странное это чувство — быть хозяином поместья, подумал Реджинальд Дэвенпорт.
Боковая дверь выходила в вымощенный булыжником двор, ограниченный строениями из того же желтовато-серого камня, что и господский дом. Все это было так знакомо… Взглянув вверх, Реджи вспомнил тот день, когда он взобрался по лестнице, оставленной у стены одним из рабочих, ремонтировавших крышу. Маленький Реджи в восторге бегал взад-вперед по крытой черепицей крыше, пока во двор не вышла мать и не приказала ему немедленно спуститься вниз. Не догадываясь о том, чем грозило ему падение на булыжник двора, Реджи был искренне удивлен тем, как сильно она была встревожена, но сразу же с готовностью повиновался. Тогда он был послушным мальчиком — одно из многих качеств, которые он напрочь утратил, покинув Стрикленд.
Безошибочно определив, что контора управляющего находится напротив господского дома, Реджи уверенно пересек двор и, бесшумно отворив дверь, шагнул внутрь. После яркого полуденного солнца ему показалось, что в комнате, где он очутился, темно. Приглядевшись, он увидел стол, позади которого, роясь в книгах на стеллаже, стоял мужчина. Он не слышал, как открылась дверь, и теперь у Реджи было время, чтобы как следует его рассмотреть. Мужчина был стройным и держался очень прямо. Одет он был в весьма удобный для сельской местности наряд — коричневый сюртук, желтовато-коричневого цвета брюки и разношенные сапоги.
Однако, как только глаза привыкли к темноте, Реджи с изумлением понял, что разглядывает вовсе не мужчину, а женщину, одетую по-мужски. Пока его оценивающий взгляд скользил по длинным, стройным ногам, Реджи судорожно пытался понять, кто могла быть эта странная незнакомка. Возможно, еще одна из многочисленных родственниц Геральдов? Впрочем, трудно было поверить, чтобы кто-то из семейства со столь консервативными взглядами мог одеться так вызывающе.
— Вы не подскажете, где я могу найти мистера Уэстона? — откашлявшись, вымолвил Реджи.
Женщина вздрогнула, словно испуганный заяц, и резко обернулась. Она была высокой — таких высоких представительниц прекрасного пола Реджи еще никогда не доводилось видеть. У нее были правильные черты лица и большие глаза. Роскошные каштановые волосы уложены в строгую прическу, напоминавшую корону. Она подчеркивала величавость и достоинство, которых не могло лишить незнакомку даже удивление при виде нежданного гостя.
Теперь, рассмотрев ее как следует, Реджи удивлялся: как он мог принять ее за мужчину? Строгая мужская одежда не скрывала прекрасной фигуры с округлостями в положенных местах. Более того, он был вынужден признать, что мужской костюм придавал ее облику какую-то особую привлекательность и пикантность.
Во взгляде Реджи вспыхнул интерес. Пожалуй, жизнь в Дорсете может оказаться гораздо веселее, чем он представлял.
На вид женщине можно было дать лет двадцать пять, и совершенно очевидно, что она отнюдь не застенчивая девственница. Выражение лица свидетельствовало о том, что она умеет постоять за себя.
Женщина продолжала молчать, и Реджи повторил свой вопрос:
— Не знаете ли вы, где управляющий имением, мистер Уэстон?
Еще несколько секунд прошли в напряженном молчании. Затем женщина глубоко вздохнула, отчего рубашка на ее груди соблазнительно приподнялась, и с вызовом ответила:
— Уэстон — это я.
Глава 4
Элис, остолбенев, во все глаза смотрела на незнакомца. Ну и невезение! Она никак не ожидала, что Дэвенпорт приедет так скоро. У нее не было ни малейших сомнений в том, что это именно он: никто другой не вошел бы в контору с такой уверенностью — сразу чувствовался хозяин.
Элис регулярно читала лондонские газеты, стараясь следить за событиями в том мире, из которого в свое время бежала. Имя Реджинальда Дэвенпорта появлялось на их страницах довольно часто. Он был одним из тех, для кого жизнь состоит из скачек и кутежей. Человек, оказавшийся перед ней, всем своим видом подтверждал худшие ее опасения.
Внешность Дэвенпорта можно было бы назвать приятной, если бы его нос, некогда, по всей видимости, прямой, не был сломан, что не лучшим образом сказалось на его форме. На вид новому хозяину поместья было около сорока. В темных волосах — ни малейшего намека на седину, но на лице бурно прожитые годы оставили свой след — смуглая кожа имела какой-то нездоровый, желтоватый оттенок, какой бывает у людей, обуреваемых греховными страстями.
Но нежданный гость был поражен ничуть не меньше, чем она, и это немного утешило Элис.
— Значит, мистер Уэстон, управляющий поместьем Стрикленд, — это вы? — изумленно спросил он.
— Да, — с трудом выдавила Элис.
Удивленное выражение на лице Дэвенпорта постепенно сменилось насмешливым. Он пересек комнату, бесцеремонно разглядывая Элис. Взгляд его задержался на ее груди и бедрах. У него были удивительные глаза — синие с аквамариновым оттенком. Дэвенпорт замечательно двигался — легко, непринужденно, походка у него была несколько развинченная, но в каждом движении, в каждом повороте головы чувствовался мужчина. Элис он напоминал породистого жеребца.
Дэвенпорт был на полголовы выше ее ростом, что также не могло остаться незамеченным. Элис привыкла смотреть на мужчин сверху вниз, и теперь у нее возникло ощущение неудобства.
Он приблизился к ней на расстояние вытянутой руки. Элис невольно отступила, прислонилась спиной к книжному шкафу — и неожиданно для себя почувствовала, что лицо заливается густой краской. Такое ощущение, будто его пронзительный взгляд ее раздевает — тут Реджи был большой мастер.
— Если не ошибаюсь, вы — женщина, — процедил Дэвенпорт.
Чуть не задохнувшись от бешенства, Элис уставилась на него столь же бесцеремонно. Взгляд ее ощупал сильное, стройное тело Дэвенпорта, скользнув от широких, мощных плеч к дорогим сапогам для верховой езды и чуть помедлив на брюках, обтянувших мускулистые бедра. Завершив осмотр, сказала — как отрубила:
— Что касается вашего пола, то его определить нетрудно.
— Обычно с этим проблем не бывает, — нагловато ухмыльнулся Реджи. — Но если визуального осмотра недостаточно, существуют другие, более надежные способы убедиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...