ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но все же — на всякий случай — будьте поосторожнее. И предупредите о том же ваших воспитанников.
— Хорошо, — пообещала Элис. — Я обязательно это сделаю.
Элис побеседовала со своими воспитанниками в тот же день за чаем. Упомянув о том, что пожар мог возникнуть в результате поджога, она не стала говорить, что это могло быть покушением на кого-то из обитателей Роуз-Холла. Она решила, что версия Дэвенпорта родилась исключительно по причине его богатого на события прошлого. В мирном и спокойном Дорсете таких преступлений просто быть не может.
Элис надеялась, что ее воспитанники не захотят жить в доме Дэвенпорта, но все трое встретили предложение Реджи с восторгом.
— Неужели мистер Дэвенпорт в самом деле ничего не имеет против того, чтобы мы поселились здесь?! — не скрывая радости, воскликнул Питер. — Он парень что надо.
Сказав это, юноша погрузился в молчание, по всей вероятности, раздумывая над тем, как бы улучить момент и попросить мистера Дэвенпорта научить его править экипажем. Уильяму пришлась по душе мысль о том, что он будет жить поблизости от конюшни. Что же касается Мередит, то на ее лице появилось не вполне понятное Элис задумчивое выражение.
— Значит, мы в самом деле будем жить здесь, а не просто гостить? — спросила она и, дождавшись от Элис кивка, мечтательно добавила:
— Этот дом гораздо лучше приспособлен для приема гостей и развлечений, чем Роуз-Холл, правда?
— Да, правда. Мистер Дэвенпорт настаивал на том, что мы должны чувствовать себя здесь как дома, а не как в гостях. Он проявил большую щедрость и великодушие.
Реджи даже попытался оплатить их новый гардероб. По этому поводу у них с Элис возник короткий, но весьма жаркий спор, в результате которого она в конце концов согласилась, чтобы он оплатил половину расходов на новую одежду для нее и для Спенсеров.
— Он просто не представляет, во что ввязывается, — заговорила Элис после небольшой паузы. — Если вы начнете ему надоедать, нам придется все переиграть. Ну а пока, раз уж вам так понравилось его предложение, попробуем жить здесь.
Решение Элис было встречено восторженными воплями. Разумеется, радость, которую испытала при этом Элис, объяснялась исключительно тем, что ее воспитанники были довольны и счастливы.
После того как мальчики ушли, Элис побеседовала с Мередит. Отводя глаза, Мерри заверила опекуншу, что у нее нет ни малейшего намерения поддаваться чарам мистера Дэвенпорта и что он всегда держался с ней весьма корректно и сдержанно. Не вполне уверенная в корректности и сдержанности хозяина поместья, Элис решила полностью положиться на здравый смысл своей воспитанницы.
Единственным человеком, который высказал серьезные возражения против решения Элис поселиться вместе с детьми в доме Реджи, был Джуниус Харпер. Он появился днем, встревоженный и возмущенный. Элис приняла его в гостиной, благодаря Бога за то, что Дэвенпорта в этот момент не было дома.
Джуниус с жаром схватил ее руку:
— Прошлую ночь я провел у епископа в Солсбери и вернулся только сегодня. Вы не можете себе представить, какое я испытал потрясение, когда узнал ужасную новость! Бедная, милая мисс Спенсер… должно быть, опасность, которой она подверглась, тяжело сказалась на ее чувствительных нервах.
Конечно, у Мерри в самом деле были основания для того, чтобы чувствовать себя подавленной, но все же не кто-нибудь, а именно Элис едва не сгорела заживо во время пожара. Однако кому же придет в голову беспокоиться о ее нервах — всем хорошо известна ее выдержка и сила характера.
— Это в самом деле было ужасно, но, к счастью, никто не пострадал, — сказала Элис, высвобождая руку.
Усевшись в кресло, священник изобразил на своем лице мину, которая, по всей видимости, должна была выражать обуревавшие его дурные предчувствия.
— Ничуть не менее тревожной, чем весть о пожаре, была для меня весть о том, что вы провели ночь в этом… этом… доме греха! — воскликнул он.
— В доме греха? — переспросила Элис, которую немало позабавили его слова. — Это преувеличение, Джуниус. Неужели вы бы в самом деле предпочли, чтобы я сгорела заживо, нежели переночевала в доме мистера Дэвенпорта?
— Не скрою, меня шокировало то, что вы остались здесь на ночь, — заявил викарий, не обращая внимания на иронию Элис. — Более того, я был просто в ужасе.
Чувствуя, как закипает от раздражения, Элис ехидно заметила:
— Вы совершили храбрый поступок, явившись сюда и тем самым подвергнув риску вашу бессмертную душу.
Приходский священник, однако, счел за благо и это пропустить мимо ушей.
— Я помню, в чем состоит мой долг, — пропыхтел он. — Но я требую, чтобы вы и дети немедленно покинули этот дом, Удивительно, почему вчера вам не пришло в голову отправиться ночевать ко мне. Хотя меня не было дома и я не мог принять вас лично, моя экономка с радостью приютила бы вас, и мисс Спенсер не пришлось бы подвергаться опасности, которую таит для нее пребывание в этой обители греха.
Гостеприимство викария не смогло, однако, погасить в душе Элис раздражения, вызванного его безапелляционностью.
— Поскольку я была не в том состоянии, чтобы хладнокровно выбирать место для ночлега, предложение мистера Дэвенпорта оказалось весьма кстати. И потом, неужели мне нужно вам напоминать, что у вас нет никаких прав что-либо от меня требовать?
— Кое-какие права у меня все же есть, как у вашего пастыря духовного, а также как у вашего друга, — холодно произнес Джуниус.
Элис устыдилась своей резкости.
— Я знаю, вы недолюбливаете мистера Дэвенпорта, — заговорила она примирительно, — но, уверяю вас, он вел себя как джентльмен. Кроме того, вчера ночью он проявил большое мужество и присутствие духа. Разве тот, кто рассказал вам о случившемся, не упомянул, что мистер Дэвенпорт спас меня от гибели, рискуя собственной жизнью?
— Телесная храбрость свойственна подобным субъектам, — сказал священник, нетерпеливо отмахнувшись. — Меня тревожат его моральные принципы — вернее, их полное отсутствие. Я не успокоюсь до тех пор, пока вы отсюда не переедете.
— Тогда считайте, что покоя вам больше не видать, — заявила Элис. — Мистер Дэвенпорт предложил нам жить у него, и мы согласились.
Лицо приходского священника исказилось от ужаса.
— Не может быть! Ужасно даже то, что вам пришлось провести здесь ночь после обрушившегося на вас бедствия, но жить здесь? Это совершенно неприемлемо. Репутация мисс Спенсер будет навсегда погублена.
— Я буду за ней присматривать, и ее братья тоже, — заверила Элис, с удовольствием воспользовавшись аргументом, которым вооружил ее Дэвенпорт. — Кроме того, надо же нам где-то жить. А между тем в округе нет ни одного подходящего дома.
— Вы могли бы жить у меня.
Элис вздохнула. Джуниус отнюдь не был глупцом, но временами он проявлял поразительное упрямство.
— Если говорить о приличиях, а насколько я понимаю, именно это вас беспокоит, то дом приходского священника ничуть не лучше, чем дом Реджинальда Дэвенпорта, поскольку он тоже являет собой жилище холостяка.
— Существует совершенно очевидная разница между жилищем служителя Господа и притоном, в котором обитает развратник и повеса! — воскликнул Джуниус.
— Разумеется, разница есть. Дом мистера Дэвенпорта гораздо просторнее, — парировала Элис. — Ваше предложение весьма великодушно, но, если бы мы перебрались к вам, это выглядело бы очень странно. Что же касается мистера Дэвенпорта, то он обязан обеспечить своего управляющего жильем, так что наше присутствие в его доме вполне объяснимо.
— Если вы считаете, что нужно веское объяснение вашего пребывания в моем доме, выходите за меня замуж, — выпалил Джуниус. — Это позволило бы Спенсерам жить в нормальных условиях, а вы получили бы возможность оставить совершенно неподходящую работу, которая не может не вызывать у женщины отвращение.
Кровь бросилась Элис в голову. Мало того что она не вызывала у мужчин желания — ей, судя по всему, не суждено было даже услышать нормального предложения руки и сердца!
— Это самая дурацкая причина для замужества, о которой мне когда-либо приходилось слышать! — воскликнула она. — Вам вовсе незачем жертвовать собой. Мои воспитанники в восторге от того, что смогут жить в господском доме, и я уверена, что им здесь будет хорошо. Что же касается моей работы, она вовсе не вызывает у меня отвращения. Более того, я получаю от нее удовольствие.
— Если вы не хотите выйти за меня замуж, пусть это сделает мисс Спенсер! — выдохнул священнослужитель. — Немыслимо допустить, чтобы такая чистая, невинная девушка была совращена безнравственным типом вроде Дэвенпорта.
Два предложения в течение одной минуты! Похоже, викарий установил своеобразный рекорд.
— Уверяю вас, Джуниус, такие радикальные меры, как женитьба, вовсе ни к чему. Мередит здесь ничто не грозит. Вынуждена также добавить, что ваше недоверие к ней меня очень расстраивает. Кроме того, мистеру Дэвенпорту, вероятно, быстро надоест жизнь в сельской местности, и он исчезнет на несколько месяцев, — сказала Элис, понимая, однако, что последний аргумент вряд ли переубедит священника.
Джуниус тяжело поднялся на ноги.
— Я вижу, что вы уже приняли решение, — обиженно проговорил он. — Я буду молиться о том, чтобы вы опомнились прежде, чем будет поздно.
Джуниус собрался уходить, когда в комнату вошел Дэвенпорт. По пятам за ним следовала черно-белая колли по кличке Немезида. При виде гостя Элис в глазах Дэвенпорта зажегся недобрый огонек, однако он поприветствовал викария вполне вежливо, словно и не было их предыдущей встречи, во время которой они едва не подрались.
— Не сомневаюсь, что вы удивлены моим визитом, мистер Дэвенпорт, — воинственно заявил священник.
— Отнюдь. Поскольку вы друг мисс Уэстон и ее духовник, мне представляется вполне естественным, что вы зашли ее навестить, — с подчеркнутой любезностью возразил Реджи.
— Я здесь не в последний раз, — вызывающе пропыхтел викарий.
— Разумеется. — Дэвенпорт приподнял бровь. — Вы производите на меня впечатление человека, который, будучи убежденным в своей правоте, не побоится войти в клетку ко льву.
Элис с трудом подавила улыбку. Священник впился в лицо Дэвенпорта подозрительным взглядом, пытаясь понять, говорит ли тот всерьез или насмехается. Так и не придя к какому-либо выводу, он счел за благо ретироваться.
— Очень хорошо, что вы не запретили ему бывать в вашем доме, несмотря на то что в прошлый раз он вел себя совершенно неподобающим образом, — заметила Элис.
— Если этот дом будет и вашим домом, какое я имею право запрещать людям приходить к вам в гости? — улыбнувшись, ответил Дэвенпорт. — Разумеется, будь моя воля, я бы предпочел, чтобы наш добрейший викарий и носа сюда не казал, но что же делать? Впрочем, я искренне надеюсь, что благодаря присутствию в доме такого неисправимого безбожника его визиты будут не слишком частыми.
Элис устыдилась той радости, с которой она подумала, что Реджи скорее всего не ошибся. Хотя ничего удивительного тут не было — Джуниус Харпер был очень тяжелым человеком.
— Вы меня искали? — спросила Элис. Дэвенпорт кивнул.
— Поскольку мы теперь будем жить под одной крышей, нам с вами было бы невредно побеседовать, чтобы каждый из нас знал, чего ему следует ожидать от другого.
— Отличная идея, — одобрила Элис, опускаясь в кресло. Для начала Дэвенпорт заявил, что не горит желанием принимать пищу в одиночестве, и было решено, что он, Элис и Спенсеры будут обедать вместе.
Было также решено, что Элис и Спенсеры останутся жить в тех комнатах, в которых они провели минувшую ночь. Мередит и ее братья расположились поблизости друг от друга в восточном крыле дома Комната Дэвенпорта находилась в западном крыле, а просторная спальня Элис — в центральной части. Соседние с ее спальней комнаты пустовали. Вслух об этом не говорилось, но и так было ясно, что эта комната как нельзя лучше подходит ей как опекунше Спенсеров. любой подозрительный шум в коридоре был бы ей слышен. Впрочем, подумала Элис, если два человека вознамерились согрешить, они всегда найдут способ.
Элис обсудила с Реджи обязанности своей прислуги. Хозяин и гостья уже достигли согласия в этом непростом вопросе, когда Элис заметила, что в гостиную вошел Аттила.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...