ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но еще больше Дэрвестон ненавидел себя — за то, что вынудил дочь покинуть родной дом.
— Кем моя дочь приходится вам, Дэвенпорт? Может быть, она была вашей любовницей, а теперь вы хотите от нее избавиться?
Это было уже чересчур. Глаза Реджи угрожающе сверкнули. Каким-то шестым чувством Дэрвестон угадал, что в этот момент находится ближе к смерти, нежели в самые лихие моменты своей бесшабашной, изобиловавшей риском и опасностями молодости. Было очевидно, что нежданный визитер готов задушить его голыми руками.
Дэвенпорт, однако, чудовищным усилием воли сумел сдержаться и негромко, но отчетливо произнес:
— Ваша дочь всегда была и остается леди. С этими словами он вышел из зала.
Сидя в своей конторе, Элис напряженно работала. Она была уверена, что Реджи будет отсутствовать еще несколько дней, и потому не обратила внимания на стук копыт во дворе. Поэтому она была крайне удивлена, когда дверь в контору растворилась и на пороге возникла высокая фигура Реджи, освещенная лучами утреннего солнца. Сердце Элис подпрыгнуло от восторга, но тут же замерло — судя по всему, Дэвенпорт был нисколько не рад их встрече.
Он шагнул через порог. Элис не сразу заметила за его спиной другого мужчину. Она обратила на него внимание лишь после того, как Дэвенпорт сказал:
— К тебе посетитель.
Взглянув на высокого пожилого мужчину, Элис словно окаменела. У нее перехватило горло.
— Отец? — с трудом прошептала она, не веря своим глазам. Волосы герцога Дэрвестонского стали совершенно седыми, на лице появились новые, еще незнакомые ей морщины, но рост и горделивая осанка остались прежними. Глаза герцога подозрительно блестели.
— Пожалуй, тебе пора вернуться домой, не так ли, девочка? — произнес он нетвердым, срывающимся голосом.
Тут только Элис окончательно поверила в то, что перед ней ее отец. Она вскочила с такой поспешностью, что опрокинула кресло, и бросилась в объятия старого герцога. Реджи тем временем незаметно выскользнул из комнаты, давая отцу и дочери возможность побыть наедине.
— Прости меня, прости, — бормотала Элис, рыдая на плече у отца, хотя было ясно, что никакие извинения в этот момент были уже не нужны ни с ее стороны, ни со стороны Дэрвестона.
Следующие полчаса прошли в сумбурных и бессвязных разговорах — отец и дочь вместе складывали головоломку из сохранившихся в их памяти кусочков прошлой жизни. Наконец герцог сказал:
— Если мы выедем отсюда через час, мы сможем быть в Лондоне уже завтра вечером.
— В Лондоне? — непонимающе переспросила Элис.
— Думаю, ты захочешь побывать там перед возвращением в Карлеон. — Взгляд отца скользнул по простому платью Элис, которое она надела, рассчитывая, что ей предстоит целый день работы в конторе. — Тебе понадобится новый гардероб, и потом, я хочу похвастаться своей дочерью в лондонском свете. Жаль, что сейчас лето, — многих моих знакомых в данный момент нет в столице. Ну да ничего — мы сможем еще раз приехать в Лондон позже.
— Но мой дом здесь, в Стрикленде, — с недоумением проговорила Элис. — Я здесь работаю, у меня есть определенные обязанности, которые я должна выполнять.
— Бог мой, неужели ты думаешь, что работа по найму — достойное занятие для будущей герцогини Дэрвестонской? — Герцог презрительно оглядел кабинет Элис и нетерпеливо взмахнул рукой. — Если тебе хочется управлять имением, к твоим услугам весь Карлеон. Я не буду тебе мешать и отменять твои указания. — На губах Дэрвестона появилась едва заметная улыбка. — По крайней мере я постараюсь этого не делать.
Элис, однако, не засмеялась. У нее не укладывалось в голове, что она может вот так просто уехать из Стрикленда, отказавшись от всего того, чего добилась ценой собственного упорного труда. А как же Реджи? Неужели ей придется его покинуть?
— Но у меня есть воспитанники, — растерянно пробормотала она. — И я не могу просто так взять и уехать, я подписала контракт.
— Не беспокойся, все эти вопросы будут решены, — нетерпеливо сказал герцог. — Разумеется, твои воспитанники поедут вместе с нами. Насколько я понимаю, речь идет только о двоих мальчиках, поскольку девушку ты сумела пристроить, выдав замуж за наследника лорда Маркхэма. — Герцог восхищенно покачал головой. — Что и говорить, такая операция сделала бы честь любому военачальнику. Здесь у тебя слишком узкое поле деятельности, чтобы развернуться по-настоящему. Что же касается твоего контракта, Дэвенпорт уже освободил тебя от всех обязательств. — Дэрвестон сделал небольшую паузу, после чего, чуть понизив голос, добавил:
— Хотя мне и неприятно это делать, я вынужден признать, что мое мнение о Дэвенпорте было не совсем верным. Когда Дэвенпорт приехал в Карлеон, я подумал, что он попытается вытянуть из меня деньги, однако он не взял ни пенни и вел себя так, как пристало порядочному человеку.
Тут герцог замолчал — у него были серьезные подозрения, что в отношении леди Элисон Блейкфорд поведение Реджинальда Дэвенпорта не всегда укладывалось в рамки общепринятых норм морали. Тем не менее он решил, что сейчас не время пускаться в обсуждение этого вопроса. Как бы там ни было, Элис была прямой наследницей герцога Дэрвестонского, и ни один человек не посмел бы отказать ей в уважении.
Элис тем временем все еще вникала в смысл слов, произнесенных ее отцом.
— Значит, Реджи ездил в Карлеон? Выходит, это он рассказал тебе, где меня искать?
Дэрвестон утвердительно кивнул.
— Но откуда он узнал, кто я такая? — озадаченно спросила Элис.
— Понятия не имею, — ответил герцог и, бросив на Элис пристальный взгляд, решил, что следует поторопиться с отъездом. Хотя до этого момента Дэвенпорт вел себя по-джентльменски, Дэрвестон подозревал, что хозяин Стрикленда все же имеет немалое влияние на его дочь. — Пожалуй, будет лучше, если ты отправишься паковать свои вещи.
— Мне надо поговорить с Реджи, — сказала Элис, вставая.
— Дэвенпорт это предвидел. Он в доме. Выйдя во двор, Элис увидела Питера и Уильяма, с восхищением разглядывавших карету Дэрвестона.
— Вы в самом деле дочь герцога? — изумленно спросил Питер.
— Да, — ответила Элис, поняв, что слух о приезде герцога Дэрвестонского, равно как и о цели его приезда, уже пошел гулять по имению. — Но учтите, это ничего не меняет. Вы остаетесь под моей опекой. Это означает, что вы по-прежнему должны добросовестно готовить уроки. И как следует мыть уши, — добавила она, бросив красноречивый взгляд на Уильяма.
Уильям улыбнулся — он еще не очень ясно представлял себе, какие последствия может иметь неожиданное изменение в положении его опекунши. Однако Питер прекрасно это понимал и потому, побледнев, сказал:
— Значит, вы от нас уезжаете.
Сердце Элис болезненно сжалось — мальчики за свою жизнь уже потеряли слишком многих близких людей. Питер смотрел на нее так, словно ее уже не было с ними.
— Нет, — сказала она и положила руку Питеру на плечо. — Пока я не знаю, как все будет дальше, но обещаю: если я отсюда уеду, то возьму тебя и Уильяма с собой.
Если я уеду… Но ей вовсе не хотелось уезжать! Проглотив подступивший к горлу комок, Элис заговорила снова:
— Вы всегда хотели побывать в Лондоне. Что вы скажете, если у вас появится такая возможность?
Лицо Питера расцвело улыбкой — он поверил, что Элис его не бросит.
— Это было бы здорово! — воскликнул юноша. Что касается Уильяма, то он явно не знал, что сказать, и, не дождавшись от него ответа, Элис объявила:
— Мне нужно поговорить с Реджи.
В это время во двор вышел ее отец. Она познакомила его с мальчиками и отправилась в дом, оставив своих воспитанников беседовать с герцогом. В вестибюле ее встретила миссис Геральд — она смотрела на Элис так, будто управляющая Стриклендом неожиданно обросла пурпурного цвета перьями.
— Это правда, леди Элис? — спросила экономка, глядя на нее круглыми от изумления глазами. — Значит, вы в самом деле леди?
— Да, правда, — нетерпеливо бросила Элис. — Где мистер Дэвенпорт?
— В библиотеке, ваша милость, — произнесла Мэй Геральд с благоговением.
Элис же продолжала думать о предстоящем разговоре с Реджи. Разумеется, он находился в библиотеке — там, где произошло так много важного для их отношении. Если, конечно, эти отношения еще существовали, поправила себя Элис.
С напряженным лицом она вошла в библиотеку и в самом деле обнаружила там Дэвенпорта — он сидел в своем любимом кресле и выбивал трубку. Устроившаяся у его ног Немезида при виде Элис встала и подбежала ее поприветствовать. Реджи поднял голову и тоже посмотрел на нее. Овчарка, обнюхав холодную руку Элис, сочувственно лизнула ее пальцы.
Повисла долгая пауза. Реджи и Элис смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Она пыталась заметить на его лице хоть какое-нибудь свидетельство того, что он помнит об их чудной, невероятной ночи, малейший отсвет любви и желания, но тщетно — лицо Дэвенпорта абсолютно ничего не выражало.
— Откуда ты узнал, кто я такая? — спросила наконец Элис, сделав над собой усилие.
— Когда ты рассказала мне о своем прошлом, это странным образом совпало с тем, что я слышал о пропавшей наследнице Дэрвестона. — Реджи пожал плечами. — Было не так трудно увязать одно с другим.
Значит, все произошло из-за того, что она была с ним слишком откровенна. Разумеется, выговорившись, Элис испытала огромное облегчение, но в этот момент она от всей души пожалела о том, что поведала Реджи историю своей жизни. Впрочем, подумала она, Дэвенпорт, разумеется, мог найти другой предлог, чтобы от нее избавиться. По всей видимости, он просто решил воспользоваться подходящим поводом, чтобы расстаться с ней. Стараясь говорить спокойно, но чувствуя, что голос ее дрожит, она спросила:
— Ты хочешь, чтобы я уехала?
— Твой дом не здесь, — ответил Реджи бесцветным голосом. Элис не могла поверить, не могла смириться с тем, что все происшедшее между ними было одним только зовом плоти и Реджи, добившись своего и овладев ею, потерял к ней всякий интерес и не хочет больше видеть. Впрочем, что она знала о таких вещах? По всей видимости, имея дело с отпетым повесой, глупо было мечтать о любви.
Элис молча продолжала смотреть на Реджи, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Он встал и подошел к застекленным дверям, ведущим в сад. Опершись рукой о косяк, он повернулся к ней — высокий и стройный. Реджи стоял спиной к свету, и разглядеть его глаза было невозможно.
— Прощай, Элли, — сказал Дэвенпорт. — Оставайся всегда верна себе и никогда себя не стыдись.
— Реджи!
Это был крик отчаяния, вырвавшийся из самых глубин ее сердца, но Дэвенпорта в комнате уже не было. Элис бросилась к двери. Пройдя из сада во двор, он остановился около кареты ее отца и, поговорив несколько секунд с мальчиками, пожал Питеру руку. Уильям, чувствовавший себя более раскованно, крепко обнял Дэвенпорта. Реджи вышел со двора и исчез из поля зрения Элис.
Твой дом не здесь. Если он потерял к ней интерес, не было никакого смысла оставаться в Стрикленде. Более того, она просто не могла остаться. Но как она могла уехать, когда при одной только мысли о расставании с Реджи ей начинало казаться, будто в грудь вонзили нож? Элис хватала ртом воздух, отчаянно борясь со своим горем и чувствуя, что вот-вот не выдержит и разрыдается.
Однако она не позволила вырваться из груди рыданиям, и ей помогла в этом ее гордость. Именно гордость дала ей силы для того, чтобы бежать из отчего дома и долгие годы оставаться вдали от него. Как-никак, она была леди Элисон Блейкфорд и рано или поздно должна была стать пятой герцогиней Дэрвестонской. Ничто не могло принудить ее оставаться там, где ее присутствие было нежеланным, никто не мог заставить ее расплакаться, выказав тем самым свою слабость.
Выйдя из библиотеки, Элис столкнулась с миссис Геральд и отдала ей приказание упаковать все свои вещи, а также вещи Мерри и мальчиков. Затем она вышла на улицу и сообщила Питеру и Уильяму, что они немедленно уезжают в Лондон.
Сборы заняли так мало времени, что в душе Элис возникло какое-то странное чувство, похожее на испуг, — словно всю ее жизнь сложили в несколько чемоданов. После пожара в Роуз-Холле она и ее воспитанники еще не успели «обрасти» вещами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...