ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Смысл, который он вложил в эту фразу, был настолько же очевиден, насколько и оскорбителен. Если бы взглядом можно было убить, Реджинальд Дэвенпорт умер бы тут же, на месте. Сказать ей такое мог лишь повеса, готовый гоняться за любой юбкой. Элис уже открыла рот, готовая разразиться гневной тирадой, однако в самый последний момент вспомнила, что ей следует не ссориться с Дэвенпортом, а налаживать с ним отношения, и потому сочла за благо не лезть на рожон.
— Вероятно, вы хотите ознакомиться с бухгалтерскими книгами? — спросила она, взяв себя в руки. — Или вы предпочитаете прежде осмотреть свою собственность?
Новый хозяин имения снова окинул ее изучающим взглядом.
— Что я на самом деле предпочел бы, так это поговорить и чего-нибудь выпить. У вас тут есть что-нибудь?
Элис молча открыла дверцу шкафа, достала бутылку виски и два высоких стакана и налила в каждый из них на два пальца напитка янтарного цвета. Сама она пила спиртное очень редко, но посетителям иногда было приятно пропустить у нее в кабинете рюмочку. Может, виски настроит Дэвенпорта на более благодушный лад, подумала она.
Взяв у нее из рук стакан, Реджи сел, скрестив ноги. Он держался настолько же непринужденно, насколько скованной ощущала себя Элис.
— Как я понимаю, старому графу не было известно о том, что вы женщина, — в противном случае он ни за что не оставил бы вас на этой должности. — Он отхлебнул глоток. — А молодой граф об этом знает?
— Нет, — ответила Элис, садясь за стол. — В тот раз, когда он приезжал в Стрикленд, я придумала предлог, чтобы уехать из имения и не встречаться с ним. — Она тоже глотнула виски — ей требовалось согреться.
— Приятно узнать, что мой дорогой кузен не подстроил все это, чтобы нанести мне оскорбление, — пробормотал Реджи.
— Вы собираетесь уволить меня за то, что я женщина? — В голосе Элис прозвучал вызов. Она была слишком взволнована, чтобы быть вежливой.
Холодные глаза Дэвенпорта вновь оценивающе скользнули по ее лицу.
— Не надо меня подталкивать, — отрезал он. — У меня и так весьма сильно искушение вас рассчитать.
— По-вашему, женщина не в состоянии выполнять работу управляющего? — Элис испугалась, что проиграла схватку прежде, чем она началась.
— Так или иначе, очевидно, что вы с ней справляетесь, — пожал плечами Дэвенпорт. — Мне никогда не приходилось слышать о женщинах-управляющих, но женщины, которые прекрасно справляются с делами в собственных имениях, встречаются не так уж редко.
— В таком случае зачем вам от меня избавляться?
Реджи допил свое виски и потянулся, чтобы налить еще.
— Каково ваше семейное положение — вы замужняя женщина, вдова или, может быть, девица? — спросил Дэвенпорт, уходя от ответа на вопрос.
— Я не замужем, но какое это имеет значение? Элис чувствовала, что ей становится все труднее сдерживать себя.
— Прежде всего вы в любом случае слишком молоды для должности управляющего — даже будь вы мужчиной. Что же касается того, что вы не замужем, это может стать причиной всевозможных слухов и пересудов, ведь владелец поместья — холостяк.
Элис изумленно уставилась на Дэвенпорта — последняя фраза поразила ее.
— Вы хотите сказать — всем известный повеса беспокоится о своей репутации?
Неподдельное удивление, прозвучавшее в голосе Элис, заставило Реджи рассмеяться, отчего жесткие черты его лица смягчились.
— У меня такое ощущение, что слухи обо мне опередили меня, — сказал он. — Неужели вы не допускаете даже мысли о том, что у такого повесы, как я, может возникнуть желание исправиться и стать приличным человеком?
Элис покраснела — то, что она назвала своего собеседника повесой, было непростительной ошибкой, и оставалось лишь порадоваться тому, что этим она его не разозлила, а лишь позабавила.
— Я не думаю, что в сложившейся ситуации кто-то будет очень удивлен тем обстоятельством, что управляющий в вашем имении — женщина, — взвешивая каждое слово, проговорила она. — Мне тридцать лет, я не какая-нибудь несмышленая девчушка, и к тому же я проработала здесь четыре года. В этих местах все ко мне уже привыкли.
— Однако я к вам не привык, — без обиняков заявил Реджи. — По вашей манере говорить сразу видно, что вы — порядочная женщина, а общаться с порядочными женщинами мне доводилось крайне редко. Если вы сохраните за собой должность, нам по роду вашей работы придется постоянно общаться, а мне вовсе не улыбается без конца следить за своим лексиконом только ради того, чтобы не оскорбить вас каким-нибудь грубым словом.
Элис пожала плечами.
— Меня трудно чем-то шокировать. Можете общаться со мной так, как если бы я была мужчиной, — сказала она и, не удержавшись, добавила:
— Пожалуй, так будет безопаснее.
Реджи поджал губы.
— Похоже, вы считаете, что я намерен кидаться на всех женщин, оказавшихся в пределах моего поместья, — проговорил он ледяным тоном.
— А разве не так? — вызывающе взглянула на него Элис.
— Когда я трезв — нет, — отрезал Дэвенпорт. Элис пожалела, что позволила их беседе двинуться в этом направлении. Она от души надеялась, что Реджинальд Дэвенпорт не из тех мужчин, кто оставляет незаконнорожденных детей там и сям по всему графству.
К счастью, Реджи сам сменил тему разговора.
— Не могли бы вы объяснить, мисс Уэстон, каким образом вы овладели профессией управляющего? — поинтересовался он.
— Я работала гувернанткой в имении неподалеку. Хозяйкой имения была вдова, миссис Спенсер, и у нее постоянно возникали проблемы с управляющим. Понимаете, я… выросла на ферме и кое-что смыслила в сельском хозяйстве. Время от времени я давала миссис Спенсер кое-какие советы. Кончилось тем, что управляющего она уволила, а его функции стала выполнять я.
— Понятно. — Реджи устремил на Элис бесстрастный взгляд. — А как вы оказались в Стрикленде?
Поколебавшись, Элис заговорила:
— Миссис Спенсер понимала, что скоро умрет и что племянник ее мужа, к которому должно было перейти ее имущество, наверняка меня уволит. Поэтому, когда здешний управляющий получил расчет, она посоветовала мне предложить свою кандидатуру на эту вакансию. Миссис Спенсер дала мне отличную рекомендацию и уговорила кое-кого из соседей сделать то же самое. Все они хотели тем самым сыграть злую шутку с графом Уоргрейвом — землевладельцев, которым недосуг заниматься имением, в этих краях не жалуют. Поверенный Уоргрейва нанял меня, даже не удосужившись встретиться. Под моим руководством дела в имении пошли очень хорошо, так что впоследствии ни у кого не возникало сомнений в моей компетентности.
Элис, однако, не упомянула о том, что, хлопоча за нее, миссис Спенсер выдвинула свои условия: вдова потребовала, чтобы после ее смерти молодая женщина взяла на себя заботу о ее племяннице и племянниках. Элис, впрочем, это ничуть не тяготило — ее волновала судьба воспитанников. Тем не менее она решила, что не следует пока рассказывать о них новому хозяину — положение и без того достаточно сложное.
Дэвенпорт нахмурился и, разглядывая носки своих сапог, размышлял, как ему поступить. Элис, понимая, что в этот момент решается ее судьба, внимательно всматривалась в его лицо, но по нему было практически невозможно что-либо прочесть.
Затянувшееся молчание нарушил вошедший в кабинет конюх.
— В чем дело, Бэйтс? — спросила, взглянув на него, Элис.
— Извините, леди Элис, но у одной из лошадей, на которых пашут, с ногой что-то неладно. Похоже, натрудила.
Хотя работник обращался к Элис, его откровенно любопытный взгляд был устремлен на нового хозяина.
— Так наложите ей повязку и намочите холодной водой, я попозже зайду посмотрю, — нетерпеливо бросила Элис. — Что-нибудь еще?
— Нет, мэм, ничего, — ответил Бэйтс, немного подумав, и медленно ретировался.
— С вами советуются по поводу всего, что случается в Стрикленде? — осведомился Дэвенпорт, удивленно приподняв брови.
— Разумеется, нет. Это лишь предлог для того, чтобы взглянуть на вас. Все просто умирают от любопытства. Неудивительно — как-никак обитатели Стрикленда отныне полностью в вашей власти.
Элис не без удовольствия заметила, что ее слова запали в душу Дэвенпорту. «Что ж, — подумала она, — человек должен осознавать лежащую на нем ответственность — тем более что, судя по всему, Реджинальд Дэвенпорт до сих пор и понятия не имел о том, что это такое».
— Этот человек назвал вас леди Элис. — В глазах Реджи мелькнула издевка. — Позвольте поинтересоваться вашим происхождением.
— Это не титул, а лишь прозвище. Кто-то когда-то назвал меня леди Элис, и с тех пор так и пошло, — пояснила мисс Уэстон, но, чувствуя по испытующему взгляду Дэвенпорта, что его не удовлетворил ответ, добавила:
— Возможно, этим прозвищем я обязана своим диктаторским замашкам.
— Леди Элис. Должен сказать, это прозвище вам идет, — улыбнулся Реджи. — Мне тоже вас так называть, или же предпочитаете, чтобы я называл вас мисс Уэстон?
— Как пожелаете, мистер Дэвенпорт, — ответила Элис, изо всех сил стараясь держаться как послушный наемный работник, хотя внутри у нее все кипело. Она пригубила виски в надежде, что это поможет ей успокоиться.
Повисла долгая пауза. Хмуря брови, Реджинальд Дэвенпорт молча размышлял. Шли минуты, и наконец Элис, терпение которой было уже на исходе, не выдержала и спросила:
— Ну и что же?
— Что вы имеете в виду? — поднял на нее глаза Реджи. Элис с вызовом приподняла подбородок.
— Вы собираетесь уволить меня?
— Еще до своего приезда я решил ничего здесь не менять, пока не ознакомлюсь как следует с ситуацией, — заговорил Дэвенпорт, внимательно глядя на собеседницу. — Женщина-управляющий — это, конечно, ужасно неудобно и непривычно, но, похоже, все о вас самого высокого мнения. Было бы глупо увольнять вас за то, в чем нет вашей вины и что не мешает успешно справляться с обязанностями.
Элис с облегчением выдохнула — словно гора с плеч свалилась. Она не ожидала такого великодушия и широты взглядов.
Чувства явственно отразились на ее лице. И Реджи продолжил, сдвинув густые брови:
— Пока я намерен оставить вас на вашей должности, но сразу хочу прояснить кое-что. Первое: я ловлю вас на слове и буду обращаться с вами, как с мужчиной. Это означает, что я не желаю, чтобы вы причитали, как старая дева, по поводу грубости моих выражений или моего поведения. — Дождавшись кивка Элис, он продолжил:
— И второе, В течение последних четырех лет вы единолично управляли имением и отчитывались только перед лондонским поверенным, который здесь никогда не бывал. Получается, что вы действовали как владелец поместья. Однако теперь Стрикленд принадлежит мне. Если я прикажу посадить на заливном лугу апельсиновые деревья, вы выполните мое распоряжение. Если мне взбредет в голову выкрасить овец в розовый цвет, вы отдадите необходимые указания и закажете краску. — Реджи поставил стакан на стол и наклонился вперед. На смуглом лице его появилось жесткое, упрямое выражение. — Разумеется, я всегда с удовольствием буду готов выслушать ваши советы относительно ведения хозяйства, поскольку ваш опыт гораздо больше моего, Но после того как я приму окончательное решение, вы должны будете беспрекословно его выполнять. Право принимать решения больше вам не принадлежит. Разумеется, для вас это перемена к худшему. Я не жду, что это придется вам по вкусу, но надеюсь, вы примете это новое положение вещей и будете действовать соответственно. Если это вам не по силам, лучше отказаться от должности прямо сейчас.
Элис посмотрела в холодные аквамариновые глаза Реджинальда Дэвенпорта и поняла, что она его уже почти ненавидит. До сегодняшнего дня ее волновало лишь то, оставит он ее на должности управляющего или уволит. Теперь же, когда этот вопрос был решен и она поняла, что увольнение, по крайней мере в ближайшее время, ей не грозит, стало ясно, что ее ждут новые, и весьма нелегкие испытания. Реджинальд Дэвенпорт весьма недвусмысленно дал ей понять, что ее власти в имении пришел конец. Отныне она стала таким же наемным работником, как любой батрак в поле.
К сожалению, в сложившейся ситуации у нее не было выбора. Она прекрасно понимала, что ей нигде не удастся устроиться на такую должность, как в Стрикленде.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...