ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вскоре, однако, веселье Реджи улетучилось. Устало пригладив волосы, он принялся размышлять о своем странном управляющем, который оказался женщиной. На самом деле его беспокоило вовсе не то, что розовые ушки леди Элис завянут от выражений, коими он привык пользоваться. Он боялся другого — что не удержится и начнет самым наглым образом приставать к этой чертовой бабе. По части женщин вкус у Реджи был весьма либеральный и непритязательный, но высокие дамы с длинными ногами и округлыми — где это предусмотрено природой — формами всегда восхищали его.
При других обстоятельствах она могла бы стать настоящей находкой, но, побеседовав с ней, Реджи понял, что его первое впечатление было не совсем верным. Ее не назовешь застенчивой, однако она наверняка девственница. Несмотря на необычное платье Элис и ее еще более необычную профессию, в душе она оставалась строгой и праведной гувернанткой. Она была просто не в состоянии скрыть неодобрительное отношение к нему. Впрочем, Реджи ее вовсе за это не винил. Проработай он здесь несколько лет, ему тоже было бы неприятно видеть перед собой человека, который мог его уволить. А Элис еще и презирала его как недостойного человека.
Было бы гораздо разумнее избавиться от этой женщины, но Реджи не хотелось этого делать. Она добилась своего положения в значительной степени благодаря счастливому стечению обстоятельств, и вряд ли ей удастся получить такую же должность где-нибудь еще.
Реджи всегда обладал способностью легко разбираться в цифрах, и бухгалтерские отчеты оказались для него весьма увлекательным чтением. Он выяснил, что предыдущий управляющий был уволен поверенным графа Уоргрейва за воровство. Как только мисс Уэстон взяла управление имением в свои руки, доходы сразу возросли уже только за счет честного и грамотного бухгалтерского учета.
Дальше история становилась еще интереснее. Доходы имения за первые два года при мисс Уэстон выросли, но почти всю прибыль поглотили крупные капиталовложения в хозяйство. В последующие два года эти инвестиции окупились сторицей — доходы резко скакнули вверх. Все расходы были отражены в бухгалтерских книгах, однако там имелось несколько неразборчивых пометок, о которых он решил расспросить Элис.
Реджи в очередной раз наполнил свой бокал. Устроившись в кресле, он представил себе мисс Уэстон. Какая досада, что это чудесное тело досталось убежденной старой деве. Будь она чуть-чуть моложе, оставалась бы еще хоть какая-то надежда втолковать ей, в чем истинный смысл жизни. Но, поскольку эта воинствующая мужененавистница уже достигла критического тридцатилетнего возраста, вряд ли что-то или кто-то ее изменит.
Реджи вздохнул и откинулся на спинку кресла. Он мог поручиться за себя, пока был трезв, но опасался, что, выпив, способен поступить самым неподобающим образом. Реджи Дэвенпорту, однако, вовсе не нужны были дополнительные причины для того, чтобы презирать себя.
Что ж, все-таки большую часть дня он обычно бывает трезв, так что в этом случае чести мисс Уэстон ничто бы не угрожало. Но сейчас, к примеру, он уже выпил порядком, и, окажись здесь леди Элис, он вполне мог забыться и сделать ей самое грубое и непристойное предложение. Она, вне всякого сомнения, отвесила бы ему затрещину, и пришлось бы подыскивать себе нового управляющего.
Хохотнув, он поднял со стола графин с бренди, намереваясь прихватить его с собой в спальню. Сейчас ему гораздо приятнее было помечтать о том, что могло бы произойти, если бы леди Элис не стала отвергать его.
Глава 5
Проснувшись, Реджи почувствовал, как кровь стучит в висках. Это яснее ясного свидетельствовало о том, что накануне он перебрал бренди. Правда, ему удалось самостоятельно улечься в постель, следовательно, он был не так плох, как накануне отъезда из Лондона. Однако чувствовал он себя все же препаршиво. Нашарив на тумбочке часы, Дэвенпорт обнаружил, что уже половина восьмого. У него почти не оставалось времени, чтобы привести себя в порядок перед встречей с леди Элис для ознакомительной поездки по имению.
Постанывая, он перекатился к краю кровати и сел, сжав голову руками и моля Бога, чтобы Мак Купер прибыл из Лондона уже сегодня. Без его тщательно продуманных и многократно проверенных средств Реджи было куда труднее бороться с похмельем.
Реджинальд Дэвенпорт осторожно поднялся на ноги. Графин был пуст, чем и объяснялось его теперешнее состояние. Следует распорядиться, чтобы запасы бренди в доме были пополнены.
Утро выдалось сырое, небо затянуло тучами. К тому времени, когда Реджи оседлал своего Буцефала, он уже крыл самого себя на все корки за то, что выступил с идеей этой дурацкой поездки. Он не случайно решил для начала объехать Стрикленд в компании управляющей — Реджи опасался, что, отправься он в одиночку, его одолеют ностальгические воспоминания. Однако зачем было ехать в такую рань? Он явно еще недостаточно пришел в себя, чтобы предстать перед критическим оком леди Элис.
Настроение отнюдь не улучшилось, когда в конюшню вошла управляющая, затянутая в коричневый костюм для верховой езды. Даже столь строгая одежда не скрывала ее женственной фигуры. Взгляд Реджи задержался на короне из толстых блестящих кос на ее голове. Волосы, если распустить, наверное, доставали ей до талии. В противовес притягательной прелести ее фигуры и волос выражение лица Элис навевало ассоциации с Медузой Горгоной.
— Доброе утро, мистер Дэвенпорт, — поздоровалась она. — Где вы хотели бы побывать в первую очередь?
Элис нервничала. Ей предстоял трудный день — Дэвенпорт почти наверняка не одобрит кое-каких нововведений. Элис не исключала, что они его разочаруют и в конце концов он передумает и решит отказаться от ее услуг.
Дэвенпорт невнятно пробормотал приветствие, наблюдая за тем, как Элис достает дамское седло. Он выглядел как медведь, у которого болит ухо, и потому мисс Уэстон неподдельно удивилась, когда он взял седло у нее из рук.
— А я думала, вы будете обращаться со мной как с мужчиной, — сказала она, наблюдая, как мистер Дэвенпорт седлает ее лошадь.
— Это не так просто, когда вы одеты как женщина, — ответил он, искоса глянув на нее и потуже затягивая подпругу.
Чувствуя себя неуютно под его взглядом, Элис решила сменить тему:
— Мистер Дэвенпорт, должна вас предупредить, что в Стрикленде вы увидите… несколько необычные вещи. На все, что я сочла нужным сделать, есть свои причины. Я прошу вас дать мне возможность объяснить их прежде, чем вы начнете меня осуждать и выражать недовольство.
Отвернувшись от лошади, Реджи уставился на Элис. И она невольно вновь поразилась тому, какой он высокий.
— Все эти «необычные вещи» я добавлю к тому списку вопросов, который у меня уже имеется, — сухо бросил он.
Подобный ответ явно не сулил ничего хорошего. Они повели лошадей под уздцы к дверям конюшни. Безотчетно стараясь избежать прикосновений Дэвенпорта, Элис подошла к специальной подставке и забралась в седло, прежде чем Реджи успел ей помочь. Подбирая длинную юбку, она заметила, как в глазах Дэвенпорта мелькнул насмешливый огонек.
— Хорошая кобыла, — только и сказал он, садясь на своего жеребца.
— Она принадлежит мне, а не имению, — отозвалась Элис, словно извиняясь. — Я могу показать квитанцию о покупке, если вы мне не верите.
Выехав со двора конюшни, Дэвенпорт пустил жеребца рысью.
— Разве я каким-то образом дал понять, что сомневаюсь в ваших словах? — осведомился он.
— Нет, — ответила Элис, жалея, что завела об этом разговор. — Большинство лошадей предназначены для пахоты, — зачастила она, стараясь скрыть смущение. — В поместье есть две верховые лошади-полукровки, но они не представляют собой ничего выдающегося. Я держу свою кобылу вместе с остальными по той причине, что дом управляющего, где я живу, не имеет конюшни.
Не удостоив сбивчивый комментарий Элис ответом, Дэвенпорт пустил Буцефала легким галопом, держась в седле с непринужденной грацией, придававшей ему сходство с кентавром. Элис пришла к заключению, что, должно быть, умение ездить верхом входит в «джентльменский набор» уважающего себя столичного повесы.
Они скакали в молчании, пока не достигли полей, отведенных под зерновые культуры.
— Насколько я помню, общая площадь Стрикленда составляет чуть более трех тысяч акров, причем половина сдается в аренду, а другая половина составляет территорию приусадебной фермы, — сказал Дэвенпорт. — Вы значительно увеличили пахотные земли за счет участков, которые раньше никак не использовались и являлись бросовыми. Какова сейчас общая площадь пахотных земель?
— Почти две тысячи акров. Что касается остальных площадей, то значительная их часть используется под пастбища. Реджи кивнул.
— Недавно вы приобрели барана и два десятка овец, чтобы улучшить стадо. Животных какой породы вы выбрали?
— Безрогой короткошерстной. Баран и овцы были куплены в Суссексе у Эллмана.
— Прекрасный выбор. Это одно из лучших овечьих стад в Англии. — Реджи обвел взглядом расстилающиеся перед ним поля. — Вы используете метод ротации четырех культур?
Дэвенпорт, судя по всему, старался произвести на нее впечатление, и Элис не могла не отметить, что ему это удалось.
— Да, — ответила она на его вопрос, — только мы используем пшеницу вместо ржи. Затем мы сеем турнепс, клевер и эспарцет. Эффект получается настолько хороший, что нам удалось увеличить поголовье стада.
Дэвенпорт снова кивнул и, трогая жеребца с места, задал Элис очередной вопрос. Вопросы продолжали сыпаться на нее все утро — хозяин интересовался сеялкой, хотел знать, какова эффективность новой молотилки, действительно ли добавление жмыха к корму крупного рогатого скота дает положительный результат, каков племенной фонд молочного стада. Он внимательно слушал рассказ Элис об экспериментах, которые она проводила на приусадебной ферме с тем, чтобы в случае их успешного исхода рекомендовать те или иные новые методы хозяйствования арендаторам. К полудню у Элис разболелась голова.
Когда они возвращались в усадьбу по тропе, обсаженной живой изгородью, Элис призналась, что приятно удивлена продемонстрированными Дэвенпортом знаниями. Она прониклась уважением к новому владельцу поместья, доказавшему, что он отнюдь не профан в вопросах сельского хозяйства.
— Как-никак в течение многих лет я считался наследником графа Уоргрейва, — пожал плечами Дэвенпорт. — Мой дядюшка не позволял мне даже приближаться к его поместьям, но, поскольку я знал, что рано или поздно стану землевладельцем, то старался следить за последними веяниями в области сельского хозяйства.
Элис бросила на него задумчивый взгляд. Было очевидно, что он серьезно изучал проблемы сельскохозяйственного производства и землепользования, причем умудрялся делать это в перерывах между кутежами, которым был обязан своей ужасной репутацией. В этот момент она ощутила прилив сочувствия к Реджинальду Дэвенпорту. Ей стало ясно, что он всю жизнь готовился к тому, чтобы получить наследство старого графа, но надеждам его не было суждено осуществиться. По его лицу невозможно было понять, как он к этому относится, но только святой в подобной ситуации не был бы возмущен тем, что его отодвинули в сторону, а нимба святого над головой Дэвенпорта не было и в помине.
Они подъехали к рукотворному озеру затейливой формы, расположенному неподалеку от усадьбы. Дэвенпорт натянул поводья и спешился.
— Извините меня, я хочу тут кое-что осмотреть. Он привязал жеребца и скрылся за густо растущими по берегам озера деревьями. Охваченная любопытством, Элис тоже спешилась и, привязав кобылу, последовала за Реджи.
Она замерла на месте, пораженная красотой открывшегося вида. Густая изумрудная трава толстым ковром покрывала землю. Поляна, куда пришел Дэвенпорт, заросла колокольчиками и желтой примулой. Настоящее райское местечко. Тишину нарушали лишь пение дрозда да шепот ветра в ветвях деревьев. Место было на редкость укромное и уединенное, берег озера образовывал здесь нечто вроде небольшой бухты, которую нельзя было увидеть из усадьбы.
Реджинальд Дэвенпорт стоял у самой кромки воды и, гладя на поверхность озера, рассеянно вертел в пальцах травинку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...