ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Всего одна маленькая рюмочка виски — просто чтобы легче было заснуть. Всего одна. Разве он уже не доказал, что может обходиться без выпивки? Нет, не доказал, отвечал себе Реджи, если желание выпить заслоняло в сознании все остальные мысли.
Природа весьма щедро, даже с избытком наделила Реджинальда Дэвенпорта силой воли. Решив на какое-то время отказаться от спиртного, он не намерен был сдаваться. Реджи поклялся себе, что только после того как тяга к спиртному перестанет его терзать, он сможет иногда позволить себе выпить.
Поглощенный внутренней борьбой, Реджи не сразу заметил, что он в комнате не один. Уже собравшись лечь в постель, он увидел ясно проступавшие под одеялом округлые формы женского тела. Реджи замер, у него екнуло сердце Если Элис Уэстон готова зайти так далеко, никто на свете не мог упрекнуть его в том, что он не устоял перед искушением — тем более что близость с Элис наверняка помогла бы ему на какое-то время забыть о выпивке.
Однако не успела эта мысль оформиться в его мозгу, как Реджи понял, что перед ним не Элис. Лежавшая в постели женщина явно уступала ей ростом и была куда полнее. Отвернув одеяло, Дэвенпорт увидел на подушке каштановую головку одной из горничных. Судя по всему, она задремала в ожидании его прихода. Пока Реджи пытался вспомнить, как ее зовут, девушка открыла глаза, и на ее хорошеньком личике отразилось беспокойство.
— Разве вы ночуете не в мансарде, вместе с остальной прислугой? — язвительно поинтересовался Реджи.
— Я… я думала, может, вы будете не против, если я составлю вам компанию, сэр, — проговорила горничная.
У Реджи мелькнула мысль, что, возможно, это Мак решил поднять ему настроение, подсунув в постель женщину. Правда, прежде его камердинер сводничеством не занимался, однако полностью исключать этот вариант было нельзя.
— Кто надоумил вас прийти сюда?
Лицо девушки стало еще более встревоженным.
— Никто, сэр. Вы мне с самого начала очень понравились, и… и я думала, что вы не будете против.
На какой-то момент Реджи почувствовал возбуждение. Лежавшая в его постели девушка была весьма симпатичной, и будь Дэвенпорт навеселе, наверняка не устоял бы перед соблазном. Однако он был трезв, и, кроме того, на лице у девушки было написано отнюдь не желание, а скорее решимость выдержать некое тяжелое испытание — вероятно, с таким выражением Жанна д'Арк смотрела на своих палачей. Возможно, подумал Реджи, горничная пришла к нему в спальню в надежде поправить свое материальное положение. Он невольно поморщился.
— Это не совсем подходящий способ добиваться повышения жалованья. — Голос Дэвенпорта звучал жестко. — Возвращайтесь к себе, и будем считать, что ничего не было.
Разумеется, это был не самый вежливый способ спровадить незваную гостью, но все же Реджи никак не ожидал, что девушка расплачется. Разозлившись, Дэвенпорт рывком откинул в сторону одеяло в надежде, что это заставит ее поскорее отправиться восвояси, и замер в изумлении.
Девушка была обнаженной. При виде ее розового тела Дэвенпорт заколебался. У него уже несколько недель не было женщины, а постоянное присутствие рядом Элис Уэстон подстегивало его возбуждение. Внезапно глаза его округлились. Разумеется, характерные признаки еще не стали очевидными, но Реджи не был неопытным зеленым юнцом.
— Кажется, вы беременны, — произнес он бесцветным голосом.
Девушка в ужасе уставилась на Дэвенпорта, словно перед ней был дьявол во плоти. Натянув на себя одеяло, она зарыдала еще громче.
Реджи вздохнул: избавиться от Джилли — он наконец вспомнил имя горничной — будет невозможно до тех пор, пока она не успокоится. Он накинул халат и принялся искать ее одежду. Платье и белье, аккуратно сложенные, лежали на стуле.
— Оденьтесь, — сказал он, протягивая Джилли ее вещи. Отвернувшись, Реджи принялся рыться в ящиках комода, пытаясь отыскать носовой платок. К тому времени как он его нашел, горничная успела надеть белье и торопливо натягивала платье. Она с благодарностью приняла от Дэвенпорта платок и уткнулась в белоснежную ткань заплаканным, несчастным личиком. Реджи уселся на стул, с любопытством размышляя о том, что могло заставить ее пробраться к нему в спальню.
Когда всхлипывания Джилли стихли и сменились икотой, он, стараясь, чтобы голос звучал как можно мягче, спросил:
— Вы рассчитывали, что… посетив мою спальню, сможете объявить, что ребенок от меня?
По застывшему взгляду синих глаз он понял, что догадка верна.
— Неужели вы не подумали, что я могу обо всем догадаться, сделав простейший подсчет? — поинтересовался Реджи, которому все это происшествие уже начинало казаться забавным. — Сядьте и успокойтесь. Я вас не съем.
Джилли осторожно опустилась на краешек кровати. По всей видимости, она имела весьма смутное представление обо всем, что связано с зачатием, беременностью и родами.
— А что, отец ребенка не хочет на вас жениться? — терпеливо спросил он.
Девушка комкала в руках носовой платок, отводя глаза.
— Мы с ним встречались очень давно, и он говорил, что когда-нибудь мы поженимся. Но когда я рассказала ему о том, что случилось, он сказал, будто не уверен, что это его ребенок. — Горничная снова всхлипнула. — На следующий день он объявил отцу, что отправляется в Бристоль наниматься в моряки, и был таков. А со мной даже не попрощался Джилли закрыла лицо руками, и плечи ее снова затряслись.
Реджи стиснул зубы — в такие минуты ему бывало стыдно за сильную половину человечества. Разумеется, сам он был отнюдь не ангел, но при этом не разбрасывал незаконнорожденных детей по всей стране. Он присел рядом с Джилли на кровать, и успокаивающе похлопал ее по плечу. Девушка, все еще всхлипывая, приникла к нему. Так они и сидели, пока горничная не выплакалась.
Наконец она выпрямилась и вытерла глаза мокрым насквозь платком. Нос у нее покраснел, лицо опухло, голос дрожал:
— Простите меня, мистер Дэвенпорт. Конечно, нехорошо с моей стороны пытаться вас обмануть, но я была в отчаянии и просто не знала, что мне делать. — Джилли с трудом сглотнула и с жаром добавила:
— В работный дом я все равно не пойду. Я скорее рожу ребенка где-нибудь в канаве.
— Неужели в работных домах так плохо? — поинтересовался Реджи.
Джилли кивнула и, опустив глаза, стала смотреть на свои руки. Дэвенпорт подумал, что ему надо будет разобраться в этом вопросе. Одна из функций мировых судов заключалась в реализации закона о бедных, и он решил, что обязательно выяснит, как этот закон применяется в Дорсете.
— Разве вам не помогут родители? Джилли покачала головой:
— Они методисты, и притом очень набожные. Отец сказал, что, если я когда-нибудь совершу недостойный поступок" он выгонит меня из дома и больше на порог не пустит. Даже моя мама… — Голос девушки прервался.
— А миссис Геральд знает о том, что вы беременны?
— Нет, что вы! Кузина Мэй ни за что не наняла бы меня, если бы ей было об этом известно. Как только она узнает, тут же меня уволит.
— И куда же вы пойдете?
— Я… я не знаю, но уж, во всяком случае, не в работный дом. Может, отправлюсь пешком в Лондон и попробую найти работу там.
Реджи нахмурился. Единственное, на что Джилли могла рассчитывать в Лондоне, была работа на панели. Он мог бы направить ее к Чесси, но сомневался, что девушка решится стать проституткой. Быстро обдумав все возможные варианты, он сказал:
— Вот что, вы можете остаться здесь. Я прикажу миссис Геральд, чтобы она вас не увольняла.
В глазах Джилли вспыхнула надежда.
— Вы правда позволите мне остаться до тех пор, пока ребенок не родится? Клянусь, сэр, вам даже не надо будет платить мне жалованье. Я буду работать изо всех сил, только бы у меня была крыша над головой и пропитание.
— В этом нет необходимости — за свой труд вы будете получать деньги, как и положено.
Глаза девушки снова наполнились слезами.
— Да благословит вас Бог, мистер Дэвенпорт. Я не знаю, как мне благодарить вас. Вы даже не представляете себе, что вы для меня сделали. — Джилли осторожно прикоснулась к руке Реджи. — Если… если я могу что-нибудь для вас сделать…
Смысл, который она вложила в эти слова, был очевиден. Искушение на сей раз оказалось даже сильнее, поскольку девушка теперь не выглядела так, словно приносила себя в жертву. Однако Дэвенпорт достаточно хорошо знал человеческую природу, чтобы понять: Джилли сейчас готова влюбиться в любого мужчину, проявившего к ней доброту и участие. Он решил, что дополнительные осложнения ему не нужны — хватало уже имеющихся.
— Смотрите не повторяйте те же ошибки, — сухо сказал он. — Физическое влечение к противоположному полу — вещь вполне естественная, но если вы намерены идти у него на поводу после рождения ребенка, вам придется принимать кое-какие меры предосторожности. Если у вас нет знакомой женщины старше по возрасту и более опытной, которая могла бы просветить на этот счет, можете обратиться ко мне — я скажу, что надо делать.
Джилли отчаянно покраснела, но кивнула. Помимо того, что она хорошенькая, она, судя по всему, отнюдь не глупая. Реджи подумал, что в будущем она скорее всего найдет себе мужа.
Внезапно почувствовав усталость, Дэвенпорт встал и, взяв девушку за руку, помог ей подняться на ноги.
— А теперь отправляйтесь спать. Утром я поговорю с миссис Геральд. — Реджи сердито нахмурился. — И постарайтесь сделать так, чтобы остальные горничные не вбили себе в голову всякую дурь. В другой раз я могу оказаться совсем не таким добрым, как сегодня.
Нисколько не испугавшись грозного выражения его лица, Джилли застенчиво улыбнулась и выскользнула за дверь. Реджи сбросил халат, нырнул в постель и задул свечи. Что ж, по крайней мере эта девушка помогла ему на какое-то время забыть о выпивке.
Комната для Элис подбиралась с таким расчетом, чтобы она была в курсе всех ночных перемещений по дому. В последнее время ей не спалось, и потому она слышала, что Дэвенпорт вот уже который вечер подряд возвращается в свою комнату очень поздно.
Однако в эту ночь, примерно через полчаса после того, как он, стараясь не стучать сапогами, прошел в спальню, в коридоре раздался звук других, легких шагов. Охваченная любопытством, Элис приоткрыла дверь и увидела выходящую из спальни Реджи девушку. Элис застыла на месте. Насколько лунный свет, проникавший в коридор, позволял рассмотреть, гостьей Дэвенпорта была одна из горничных — судя по росту и комплекции, Джилли или Джейни.
Остановившись в коридоре, девушка поднесла руки к лицу, как будто вытирала слезы, и двинулась к лестнице, ведущей в мансарду. Элис закрыла дверь и прижалась лбом к косяку. Значит, Дэвенпорт спит с одной из горничных, думала она. Судя по тому, как девушка, навещавшая Реджи, шмыгала носом, она только что лишилась девственности.
Собственно, какое ей дело до того, как Реджи Дэвенпорт развлекается по ночам, подумала Элис. Но настроение у нее было ужасное. Улегшись в постель, она сжалась в комок и натянула одеяло, чувствуя, что ее бьет озноб. Казалось, между ними возник мостик взаимопонимания — как-никак они с Реджи обладали чувством юмора и одинаково смотрели на многие вещи, — но теперь Элис убедилась, что это всего лишь иллюзия.
Вспомнив, как Реджи целовал ее, она прижала ко рту кулак и впилась зубами в костяшки пальцев, чтобы не закричать от боли.
Всю неделю Элис внимательно наблюдала за Дэвенпортом, и догадалась, что он бросил пить. Теперь, когда он был трезв, его уже не влекло к ней. Реджи целовал ее дважды, и оба раза он был пьян. Судя по всему, ощущения были не из приятных, раз он решил коренным образом изменить образ жизни лишь бы не допустить повторения подобного.
Проплакав всю ночь, совершенно измученная, Элис заснула лишь тогда, когда лучи солнца окрасили восточный край неба в розовый цвет.
Глава 15
На следующее утро Реджи обсудил с экономкой вопрос о беременности горничной. Миссис Геральд неодобрительно поцокала языком, но, будучи женщиной доброй, согласилась, что нельзя выгонять из дома будущую мамашу, коль скоро той некуда идти. По собственному опыту зная, что беременность зачастую сопровождается недомоганиями, она пообещала, что будет всякий раз поручать Джилли работу, сообразуясь с ее состоянием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...